качай извилины здесь!

автор: Пласковицкая А. А.
в соавторстве с Пласковицким А.Л.

Глава 6. Инквизиция

6.1. Общая характеристика

Самым мрачным и отвратительным явлением завершающей стадии Возрождения и всей Реформации, безусловно, была инквизиция.

Инквизиция (от латинского inquisitio – розыск) – судебно-полицейское учреждение католической церкви, предназначенное для расследования дел, подведомственных священникам, и суда над выявленными преступниками – то есть, прежде всего, для борьбы с ересями в самом широком смысле.

Историки доказали, что некоторые священнослужители попадали в инквизиторы, движимые благими намерениями. Таким способом они пытались искоренить пороки и исправить недостатки. Но их «благими намерениями был вымощен ад».1 В подавляющем же большинстве инквизиторы и их подручные были откровенными садистами и прочими извращенцами, получавшими патологическое удовольствие от человеческих страданий.

Началом инквизиции в общепринятом понимании считается 1232 г., когда Римский Папа Григорий IX в соответствии с решениями Тулузского собора (1229) поручил выявлять и преследовать ереси ордену монахов-доминиканцев. С 1233 г. инквизиционные трибуналы создавались по всему католическому миру. В 1252 г. инквизиция добилась права пытать всякого подозреваемого, попавшего в ее руки. В последующем инквизиция, независимая от всех местных властей и не признавшая иного закона, кроме своего собственного, становится грозной силой.

6.2. Инквизиционный процесс

Действия инквизиционного трибунала облекались строгой таинственностью – разглашение любых сведений о нем каралось смертью. Один и тот же инквизитор вел расследование, судил и карал.

С появлением в городе инквизитора жителям предписывалось являться к нему и сообщать о лицах, давших повод для подозрения в вероотступничестве и прочих небогоугодных поступках или мыслях. Каждый, кто уклонялся от доноса, объявлялся отлученным от церкви. В свою очередь инквизиторы собирали сведения и слухи, используя мощную сеть штатных и внештатных осведомителей. На основании собранной информации начинались хитроумные расследования и провокационные опросы.

Для обвинения и доказывания вины было достаточно единственного свидетельства, признанного «верным». Одни из основателей и самых знаменитых деятелей инквизиции Конрад Марбурский считал, что лучше убить 60 невиновных, чем дать ускользнуть одному виновному.

Обвиняемым полагался адвокат, но только из списка, предложенного инквизитором. После «предварительного» допроса обвиняемого и свидетелей инквизиторы передавали дело в трибунал, осуществлявший не менее трех допросов – аудиенций. Уже на этой стадии специальные доминиканские богословы-квалификаторы предварительно определяли состав преступления.

Тех, кто не желал сознаваться, полагалось пытать. Причем инквизиция прославилась многообразием и изощренностью применяемых ею пыток. Получив признание и (или) другие доказательства виновности начинали процедуру примирения вероотступника с церковью и искупления грехов. Для того чтобы попасть в разряд достойных снисхождения – так называемых «раскаявшихся», обвиняемый должен был сознаться до пытки или подтвердить все сказанное под пыткой, указав обязательно, что делает это добровольно. При нераскаянии или изменении «добровольных» показаний обвиненного признавали окончательно отпавшим от церкви и достойным умерщвления без кровопролития – то есть сожжения заживо. Подтверждение сказанного под пыткой могло освободить от костра, но влекло пожизненное заключение в секретных (изолированных от внешнего мира) тюрьмах или искупление грехов каторжными работами, конфискациями и штрафами в пользу церкви.

Инквизиционное разбирательство могло продолжаться много месяцев. Приговор выносился в соответствии с окончательными рекомендациями богословов-классификаторов, указывавших и «достойное» наказание.

Не согласные с приговором могли апеллировать к Верховному инквизиционному трибуналу или Римскому Папе. Однако высшие инстанции практически никогда не отменяли решений нижестоящих. Спастись удавалось лишь тем приговоренным, кто имел влиятельных покровителей или жертвовал церкви огромные богатства.

Процедура оглашения и исполнения приговора инквизиции осуществлялась публично и называлась аутодафе (от испано-португальского «auto de fe» - акт веры). К публике осужденного выводили в особом мешкообразном балахоне – санбенито. Причем у раскаявшихся спереди и сзади был нашит Андреевский крест (Х), а наряд нераскаявшихся был разукрашен сценами адских мук.

Несправедливо обвиненным и наказанным никакой компенсации не полагалось. Самих инквизиторов (в качестве таковых) привлекали к ответственности только за ересь и излишнюю мягкость к богоотступникам. Жестокость никогда не считалась чрезмерной. «Ошибочные» обвинения, приговоры и наказания считались простительными.

Финансирование всей этой деятельности осуществлялось за счет конфискованного у еретиков имущества и взысканных с них штрафов.

6.3. В борьбе с Ренессансом и Реформацией

Непрекращающаяся во Флоренции XII-XV вв. борьба между гвельфами и гибеллинами велась с переменным успехом и сопровождалась уничтожением противников руками инквизиции.

В XIV в. инквизиция жестоко расправилась с итальянским Робин Гудом - знаменитым разбойником и первым в истории «мафиози» - Дольчино, а так же с его подругой Маргаритой и другими членами банды. На глазах у горожан было одновременно сожжено более тысячи «разбойников», к этому моменту с многих казнимых была содрана кожа.

Испанскую реорганизацию инквизиции, активизировавшую ее деятельность, – то есть создание так называемой «Испанской инквизиции» осуществил духовник королевы Изабеллы доминиканец Томас Торквемада (1420-1498), прозванный «Великим инквизитором». Под его руководством в 1480 г. был создан первый общегосударственный («королевский») трибунал Испанской инквизиции. Это «судилище» первоначально состояло из председателя, 2 юристов-асессоров и 3 королевских советников. Но очень скоро разросся до огромной системы инквизиционных учреждений во главе с центральным советом.

За первые 20 лет «работы» данная система сожгла более 9 тыс. человек и около 7 тыс. заочно приговорила к сожжению. Более 100 тыс. «преступников» подверглось иным наказаниям. За 1481-1809 гг. испанские инквизиторы сожгли более 32 тыс., еще 18 тыс. приговорили к сожжению и свыше 350 тыс. наказали «помягче». Кроме того, 3 млн. иноверцев (евреев, мусульман, морисков, протестантов) было изгнано из Испании по инициативе инквизиторов. В основном это были самые образованные, работящие и предприимчивые жители.

В 1500-1504 гг. главный инквизитор дон Диего Деса установил новые правила, способствовавшие повсеместному распространению инквизиции и существенному упрощению инквизиционного процесса. В 1503 г. испанский король повелел оказывать вооруженную помощь инквизиции. По испанскому образцу создавалась инквизиция по всему европейскому Западу. Старательней других испанцам уподоблялись инквизиторы Франции и Западной Римской империи.

Как только Габсбурги (в лице Карла V) совместили императорские полномочия с титулом короля Испании, деятельность инквизиции распространилась по всей Европе. И это произошло на рубеже Высокого и Позднего Возрождения, в самом начале Реформации.

В XVI-XVII вв. инквизиция была ударной силой Контрреформации. В этот период инквизиторам активно помогали иезуиты и другие монашеские ордена. Вместе им удавалось контролировать католических правителей и духовно доминировать во многих Европейских странах, в том числе монополизировав книжную цензуру.

Папы совместно с Габсбургами в 40-е годы XVI в. возглавили общеевропейскую католическую реакцию, пытавшуюся укрепить позиции церкви. Италия оказалась первой жертвой. В 1542 г. была реорганизована Итальянская инквизиция и создан инквизиционный трибунал в Риме. По всему Апеннинскому полуострову, за исключением Венеции, свирепствовали инквизиционные суды.

По указанию инквизиции во Флоренции каждая казнь в назидание окружающим увековечивалась картиной. Так великое искусство стало средством жестокого устрашения.

В 1482 г. начались ведовские процессы («охота на ведьм»), и все чаще происходили массовые сожжения «ведьм». Один епископ признал ведьмами 11-летнюю, 7-летнюю и 5-летнюю девочек и приказал сжечь их вместе с девятимесячным братом. И это «слуга Господа» был далеко не единственным.

Среди бесчисленных жертв инквизиции национальный герой чешского народа Ян Гус (сожжен в 1415 г.), народная героиня Франции Жанна д'Арк (сожжена в 1431 г.), великий ученый Джордано Бруно (сожжен в 1600 г.). Перед инквизицией трепетали государи. Ее преследований не могли избежать даже такие высокопоставленные лица, как архиепископ Карранса и кардинал Чезаре Борджиа.

В Германии член трибунала инквизиции на рубеже XVI-XVII вв. Карпцов, по его собственному признанию, лично сжег более 20 тыс. еретиков. В одном только немецком городе Оскабрюке за год замучили и сожгли больше половины населения. В 1566 г. испанский король Филипп II утвердил приговор инквизиции, обрекавший на смерть весь народ Нидерландов. Более 25 тыс. восставших голландцев было казнено согласно этому приговору.

Инквизиция прекратила свое существование только в середине XIX в. (в Тоскане ее деятельность прекратили лишь в 1852 г., в Риме она формально существовала даже в ХХ в.) За это время, по самым минимальным подсчетам, было вынесено более 4 млн. обвинительных приговоров и сожжены сотни тысяч людей.

6.4. Отношение общества к инквизиции

Религиозные фанатики стремились укрепить пошатнувшуюся веру, во что бы то ни стало. Когда недостатки в обработке земли, случайности погоды вели к неизбежному голоду, отцы церкви не могли признаться, что Бог бессилен облегчить участь своих «детей». Оставался один выход – найти виновного и объявить бедствия Божьим наказанием за прегрешения этого несчастного. Неурожай – ведьмы устроили, коровы не дают молока – еретики виноваты, напала вредная мошкара – вера пострадавших недостаточно крепка. И так во всем.

Но самым ужасным было то, что народ в своем большинстве искренне поддерживал инквизицию в период разгула репрессий. Символом такой поддержки стала безымянная старушка, притащившая на костер Яна Гуса личную вязанку хвороста. «О, святая простота!» – воскликнул пылавший профессор. Такая поддержка простонародья означала, что, несмотря на свои высокие достижения, эпоха Возрождения оставалась достоянием узкого круга людей – элиты общества. Поэтому простые люди не понимали своих мыслителей и художников и не разделяли их убеждений. Более того, жизнь элиты полная красоты и удовольствий вызывала естественную зависть и огромное раздражение.

Однако нельзя не отметить и того, что многие люди все-таки не мирились с инквизицией. Ее деятельность вызвала множество мелких и несколько крупных народных бунтов (включая Сицилийское восстание 1516 г. и Нидерландскую революцию 1566-1609 гг.). Многих инквизиторов убили бунтовщики и повстанцы. Даже католические самодержцы (особенно английские, французские и германские) ограничивали и пресекали деятельность инквизиции в своих государствах, одновременно изгоняя иезуитов.