качай извилины здесь!

автор: Пласковицкая А. А.
в соавторстве с Пласковицким А.Л.

Глава 5. Позднее Возрождение

5.1. Характерное для упадка

К Позднему Возрождению относят вторую - последнюю четверти XVI в., а некоторые исследователи – и первую четверть XVII в.

При угасании Высокого Возрождения на первый план выдвигалась Реформация (вкупе с Контрреформацией), сосредоточенная на религиозных вопросах. Художественное творчество затмили ожесточенные идейно-политические и вооруженные столкновения между католиками и протестантами, а заодно между нациями, придерживавшимися разных вероисповеданий. Однако Возрождение мгновенно не кануло в Лету и еще сотню лет оставалось весьма влиятельным процессом «второго плана».

Благородное стремление маленьких итальянских государств к независимости и суверенитету достойно всяческих похвал и искреннего уважения. Хотя сегодня трудно понять, почему гражданин Миланского герцогства считал чужеземцем гражданина Неаполитанского королевства. Ведь они говорили на одном языке и придерживались весьма схожих взглядов на жизнь. Тем не менее, история сыграла с итальянцами злую шутку. К концу XV в. Франция и Испания, закончив собственное объединение, набросились на богатые города и государства Италии. И те в силу политической раздробленности и бесконечных распрей стали легкой добычей жестоких и жадных завоевателей. Позже к раздирающим Италию французам и испанцам присоединились англичане и немцы. Итальянские войны (1494-1559) опустошили родину Ренессанса. И Высокое Возрождение из яркого пламени превратилось в прощальные отблески Позднего Возрождения.

Во времена Проторенессанса, Раннего и Высокого Возрождения почти все великие мастера жили и работали в Италии. Но поскольку Италия была разорена, то среди выдающихся людей Позднего Возрождения итальянцев намного меньше, чем прежде. Зато очень много французов, англичан, голландцев, испанцев и др.

Расцветавшие абсолютные монархии и борющиеся между собой христианские конфессии понимали, какое большое значение имело искусство в глазах общества, поэтому старались использовать его в собственных интересах. Постановления Тридентского собора (1545-1563) прямо указывали на стремление католической церкви присвоить себе контроль над художественным творчеством. Поэтому особого внимания удостоились те деятели искусств, которые, как и во времена Проторенессанса, связывали свое творчество с обслуживанием религиозных нужд, выражали настроения подавленности и внутреннего надлома или одухотворяли аскетизм и раболепие перед Всевышним.

Для Позднего Возрождения характерно рассудочное отношение к творчеству – гармонию старались привести в соответствие с многочисленными теоретическими трактатами и надуманными идеалами. При этом острые темы исчезали, мощь и богатство содержания улетучивались.

5.2. Угасающее искусство

Искусство Позднего Возрождения представляет собой весьма сложную картину борьбы различных течений. Все запутывалось, опустошалось и приукрашивалось. В результате получалось «нервное искусство надуманных цветов и изломанных линий». Его отличительные особенности – произвольное сочетание античных и христианских мотивов, нарочитая живописность, утрированность и вычурность форм, капризное усложнение и скучивание элементов.

Позднее Возрождение привело к четкому разделению мастеров на творцов и ремесленников. «Чистое» искусство выделилось из ремесла и стало изучаться в академиях. Первым таким учреждением была «Академия рисунка», основанная во Флоренции в 1563 г. специальным указом герцога Тосканского. В 1584 г. в Болонье братья Карраччи основали свою «Академию вступивших на правильный путь» для глубокого изучения творчества великих мастеров. По образцу этой академии в XVII-XVIII вв. создавались «Академии художеств» во всех европейских столицах.

Многие художники этого времени получили название «маньеристов» (живописцы А. Бронзино, Д. Вазари, Ф. Пармиджанино, Я. Понтормо, скульпторы Джамболонья, Б. Челлини, и др.), потому что они нарочито копировали «манеру» великих мастеров - в первую очередь Микеланджело, давшего пример крайне свободного отношения к принципам и формам классического искусства.

Маньеризим был очень модным течением. Художественные студии маньеристов стали чем-то вроде современных фотоателье, поскольку изготовляли портреты заказчиков быстро и массово.

В погоне за оригинальностью маньеристы принялись искажать изображения, появились «Мадонна с длинной шеей» (Пармеджанино), «Покойник в гробу» (Я. Понтормо), «Аллегорические Апеннины» (Джамболонья). Впрочем, такие новации прослеживаются уже в творчестве нидерландского живописца Хиеронимуса (Иеронима) Босха (1460-1516). Вряд ли только эти художники предполагали, какие причудливые формы примет подобное творчество в XX-XXI вв.

Разумеется, не все поддались новомодным веяниям, многие продолжали придерживаться реализма. Среди реалистов выделялись последователи Тициана - венецианские живописцы Веронезе, Тинторетто и другие. А друг и ученик Тициана венецианский архитектор Андреа Палладио (1508-1580) стал родоначальником раннего классицизма (палладианства). Он создал разнообразные вариации сочетания ордерных элементов и показал, как гармонично встраивать здания в окружающую среду, природную и городскую.

Самым известным маньеристом-реалистом стал скульптор и ювелир Бенвенуто Челлини (1500-1571). Целый период в развитии ювелирного искусства был назван «эпохой Челлини». Челлини с неистовым пылом творил, нападал на своих действительных и мнимых врагов, был чудовищно суеверен, наивно хвастлив, неумеренно тщеславен. Все это делает его похожим на большинство тех необузданных индивидов, которые создавали славу и позор эпохи Возрождения.

Среди архитекторов Позднего Возрождения славился Джакомо да Бароцци, прозванный Виньолой (1507-1573). Он строил церкви, дворцы и виллы для пап и иезуитов. В его творчестве отмечают элементы Высокого Возрождения, барокко и классицизма. Его книга «Правило пяти ордеров архитектуры» (1562) сделала его выдающимся теоретиком.

Микеланджело да Караваджо (1573-1610) и его последователи обратились к изображению народного быта и природы. Именно они сформировали реалистическое искусство XVII в. и эпохи Просвещения. «Караваджисты» передали будущим поколениям традиции, созданные эпохой Возрождения.

Вершиной нидерландского Ренессанса было творчество Питера Брейгеля Старшего (1525-1569). В его творчестве пейзаж стал самостоятельным жанром. Даже в его знаменитой картине «Падение Икара» (1558) от самого Икара остался только всплеск на воде, все остальное - пейзаж. Дескать, герой погиб, а жизнь продолжается, как ни в чем не бывало.

5.3. Джордано Бруно

Самым радикальным и последовательным мыслителем Позднего Возрождения является Джордано Бруно (1548-1600) - итальянский философ-пантеист и поэт. Он развивал идеалы итальянского гуманизма в духе Платоновской Академии Флоренции. Наибольшее влияние на Бруно оказали астрономические открытия Коперника, философские учения Н. Кузанского, Пифагора, Платона, Лукреция.

Джордано Бруно родился в маленьком городке Нола, близ Неаполя, в бедной семье. В 1563 г., то есть в 15 лет он поступил послушником в доминиканский монастырь. С юношеским максимализмом Д. Бруно высказывал свои взгляды по различным проблемам, нарочно противопоставляя себя окружающим, был непримиримым спорщиком. Его заподозрили в ереси, и восемнадцатилетний Джордано, нарушив монашеский обет, подобно Лермонтовскому «Мцыри» бежал из монастыря. А в 20 лет он бежал и из Италии. Около 30 лет скитался по Европе, называя себя правдоискателем и «академиком никакой академии». Бруно везде яростно спорил и нигде не находил пристанища, оставаясь нищим, голодным, но не сломленным.

В результате такой бурной жизни Джордано приобрел довольно разнообразные знания и выработал самостоятельный взгляд на мир - целостный и весьма поэтичный. Природа представала в учении Бруно единым живым существом, наделенным душой и разумом. Кроме этого единого существа Джордано ничего не признавал в качестве самостоятельно существующего: ни Бога, ни дьявола, ни человека, ни пылинки. Все сущее для него только частичка, преходящая клеточка (монада) вечно живого и бесконечного Единства. Такой взгляд философы называют «гилозоистическим пантеизмом».

Бруно предельно гиперболизировал гипотезу Н. Кузанского о бесконечности и единстве Вселенной. Критикуя учение Коперника, Джордано писал, что и Солнце не является центром Вселенной, что нет и не может быть ничего неподвижного, что все звезды и иные тела находятся в непрерывном движении. Критикуя всех гуманистов сразу, Бруно утверждал, что человек не есть венец творения, что со временем мы найдем во Вселенной более совершенных существ.

Основные работы Д. Бруно  - диалоги «О причине, начале и едином», «О бесконечности, Вселенной и мирах», «О героическом энтузиазме». Д. Бруно написал также несколько сатирических поэм и сонетов, грубо высмеивая священников.

Инквизиция, естественно, разыскивала Д. Бруно, и, в конце концов, заманила его в ловушку. Один из друзей философа предал его за символическое вознаграждение, почти как Иуда Христа.

Семь лет тяжелого заключения и беспрерывных пыток не сломили Джордано. Он продолжал спорить, дерзить и насмехаться. Инквизиторы истощили свои силы и приговорили непреклонного узника к сожжению. Узнав это, Бруно произнес свою знаменитую фразу: «Вы с большим страхом произносите свой приговор, чем я выслушиваю его».

Героическая смерть Джордано Бруно на костре стала символом стойкости ученых перед лицом невежества и деспотизма. К сожалению, очень многие не находили в себе подобного мужества и каялись как это сделал Великий Галилей Галилео. Наверное, поэтому наука, зачастую оказывалась служанкой безнравственных типов.

5.4. Предвозвестники Просвещения

В течение XVI в. передовая мысль перемещался из Италии в другие страны. Да и целом, Ренессанс медленно затухал, уступая место межконфессиональным дискуссиям. Все больше ученых-гуманистов посвящало себя сочинению ненавязчивых трактатов о спокойной и комфортной жизни.

Одним из первых и самых знаменитых классиков подобного жанра был французский философ Мишель де Монтень (1533-1592). Его знаменитые трехтомные «Опыты» (1580-1588) сделались на века образцом нравоучительной философии и во многом определили характер французской и испанской литературы XVII в. Приводя великое множество разнообразных фактов, исторических и бытовых подробностей, Монтень преподает читателям уроки того, что называется «умением жить» в человеческом обществе, и в первую очередь, в обществе светских людей. Перед нами прекрасный образец зрелого (умудренного жизненным опытом) гуманизма, который не просто отрицает средневековые традиции и правила поведения, но и предлагает собственную довольно стройную систему этических норм. Это не только завершающая фаза Позднего Ренессанса, но и образец раннего Просвещения.

Несколько иные плоды Позднее Возрождение принесло в Англии. Именно там в конце XVI в. начинали Френсис Бэкон (1561-1626) и Вильям Шекспир (1564-1616). Первый – как создатель современного эмпирического метода познания (индукции – движения мысли от частного к общему). Второй – как величайший гений английской и мировой литературы. Их раннее творчество в значительной степени было завершением Позднего Ренессанса, даже темы и сюжеты они заимствовали у итальянцев эпохи Возрождения. Их зрелые работы стали фундаментом культуры, которая выросла из руин Позднего Возрождения. И Бэкона, и Шекспира, безусловно, роднит с эпохой Возрождения интерес к античной классике и представление о человеке, как о главном объекте философии и литературы. Но у зрелого Бэкона и позднего Шекспира общественные, а не личные, интересы выдвигаются на первый план. В их творчестве человек только участник игры под названием жизнь, с ее неумолимыми и непреодолимыми законами. И только знание этих законов делает человека сильнее.1 Так начиналась эпоха исследования объективных законов природы и человеческого общества, затмившая гуманистические блуждания во внутреннем мире индивида.

Безусловным героем культуры Позднего Возрождения был Сааведра Мигель де Сервантес (1547-1616) – автор знаменитейшего «Дон Кихота». Пока соотечественники Сервантеса громили и грабили Италию, великий писатель переносил животворные ростки Возрождения на испанскую почву.

Роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанческий» стал энциклопедией испанской жизни и одновременно показал несовместимость самых возвышенных средневековых идеалов с грубыми реалиями новой жизни. Это было одновременно прощание со Средневековьем с его рыцарскими идеалами и прощание с эпохой Возрождения с ее культом прекрасной незнакомки, а заодно пронзительный крик большой человеческой души, обращенный к современникам и потомкам.

Сам Сервантес умер в нищете, и его могила была забыта.

Зато в богатстве, почете и славе закончил свои дни другой испанский писатель – Лопе де Вега (Лопе Феликс де Вега Карпьо 1562-1635). Он был современником Шекспира и, как тот, предпочитал создавать драматические произведения чрезвычайно модного любовно-приключенческого и военно-исторического жанра в стиле «новой комедии». Де Вега сочинил свыше 2 000 пьес, а также множество романов, стихотворений и романсов. Его творчество открывает и украшает «золотой век» испанской классической литературы.

В период Позднего Возрождения работали и другие известные деятели. Среди них:

- немецкий художник Ганс Гольбейн (Ханс Хольбейн) (1497-1543), который в серии картин «Образы Смерти» представил Смерть неким Робином Гудом, который карает богатых и знатных и выручает бедных и обиженных;

- французский писатель Франсуа Рабле (1494-1553), автор популярного пятитомного романа «Гаргантюа и Пантагрюэль», ставшего своеобразной энциклопедией французского быта XVI в.;

- математик, врач и предсказатель Джироламо Кардано (1501-1576), создавший карданный механизм (устройство трансформации механических движений) – незаменимую часть  современного автотранспорта;

- создатель первой научно-исследовательской академии Бернардино Телезио (1508-1588);

- создатель знаменитой коммунистической утопии «Город Солнца» Томмазо Кампанелла (1568-1639).

5.5. Исторические итоги

На протяжении всей эпохи Возрождения история оставалась любимым предметом всех ученых и деятелей культуры. Правда, в центре их внимания оставались биографии и поучительные примеры. Только Бруни и Макиавелли сумели возвыситься до истории государств, став примером для подражания. При этом исторические труды очень тяжко и медленно очищались от баснословных и сказочных элементов, заполонивших средневековую историографию.

Для Позднего ж Возрождения характерно появление великого множества историков, пытавшихся создать целостную картину итальянской и даже всемирной истории. Среди них своей правдивостью и глубокомысленностью выделяется ученик и друг Макиавелли Франческо Гвиччардини (1483-1540), доказывавший историческую неизбежность объединения Италии (в форме аристократической федерации) и критиковавший своих соотечественников за действия, противоречащие социальным закономерностям. За Гвиччардини шла целая плеяда разных историков, итожащих эпоху Возрождения.

Неоднократно упоминаемый и цитируемый в данном реферате Джорджо Вазари (1511-1574), будучи в свое время очень популярным флорентийским художником-маньеристом и востребованным архитектором, вошел в историю благодаря своим «Жизнеописаниям наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» в пяти частях (1549-1550, 2-е полное и иллюстрированное издание 1568). Именно это произведение принесло ему всемирную славу и статус выдающего историка современности - родоначальника искусствоведения. Заслужено! Ибо именно он впервые системно и очень детально изложил историю Ренессанса и ренессансной культуры, доказав, что Возрождения действительно особенная эпоха, достойная собственного названия и отдельного рассмотрения. Название, предложенное Вазари («Rinascimento»), стало общеупотребительным. 178 биографий самых видных деятелей Возрождения до сих излагаются на основе Вазариевых «Жизнеописаний». Однако ради справедливости нужно отметить пристрастность этого историографа: он всячески умалял всех, кто ему не нравился, и перехваливал своих соотечественников и любимцев, а так же отвел слишком много места собственному творчеству, раздавая себе чрезмерно лестные оценки.

Таким образом, период Позднего Возрождения во всех отношениях стал последней – итоговой стадией эпохи Возрождения. В то же время он оказался своеобразным преддверием эпохи Просвещения. Художники, скульпторы, архитекторы отодвигались на второй план, а на первый выдвигались писатели и естествоиспытатели.