качай извилины здесь!

автор: Пласковицкая А. А.
в соавторстве с Пласковицким А.Л.

Глава 4. Высокое Возрождение

4.1. Обстоятельства апогея

Последняя четверть XV в. – первая четверть XVI в. (до падения Рима в 1527 г.) считаются апогеем Ренессанса. Отсюда название - Высокое Возрождение. Хотя для Италии в целом это был период экономического упадка и иностранных вторжений, ужасающих войн и разгула преступности. Однако именно эти бедствия и толкали на потрясающие подвиги и свершения. В результате весь мир всколыхнула «лебединая песня» эпохи, исполненная ее величайшими гениями.

Очень короткий временной отрезок - менее полувека - вместил в себя больше культурных достижений, чем целые века предыдущего и последующего развития. Одновременно творило рекордное количество незаурядных личностей. Они шагнули далеко за пределы своей эпохи, внеся поистине неоценимый вклад в развитие всей человеческой культуры.

В этот период центр Возрождения переместился из Флоренции в Рим. И, начиная с Юлия II (1503-1513), главными покровителями ренессансного творчества сделались Римские папы. Впрочем, уже в 1462 г. появился Папский эдикт запрещавший уничтожение Античных артефактов, а Папа Павел II (1464-1471) создал первый музей древних произведений, в последующем превратившийся в Капитолийский музей Сикста IV. При Льве Х (1513-1521) культура Ренессанса достигла своего зенита.

Именно Высокое Возрождение обогатило «Вечный город» самым большим количеством грандиозных зданий, великолепных скульптур, фресок, картин и иных всемирно-исторических шедевров, не уступающих лучшим произведениям Античности и, вместе с тем, отличающихся творческой самобытностью.

Искусство этого периода утратило прежнюю игривость, обретя монументальное спокойствие и классическую строгость. Средневековые стандарты практически исчезли. В моду вошли роскошные купола.

С Высокого Возрождения началось распространение массового образования, доступного всем слоям общества и обязательного для знати и купечества. Что создало прочный базис эпохи Просвещения.

Помимо прочего Высокое Возрождение – это период Великих географических открытий. Европейские мореплаватели обнаружили Америку (Колумб 1492), морской путь из Европы в Индию (Васко да Гама 1497-1499), совершили кругосветное плавание (Магеллан 1519-1522) и множество других путешествий, давших человечеству целостное преставление о поверхности Земного шара. Флорентийский исследователь-гуманист, друг Леонардо да Винчи - Америго Веспуччи первым сумел доказать, что Вест-Индия – это новый континент, за что его имя и было увековечено в названии Западной части Света – Америки.

Считается, что после этих открытий наступило Новое время, началась Новая история. Таким образом, культура Высокого Возрождения лежит на стыке времен в эпохальном смысле этого слова.

4.2. Первая попытка нравственного возрождения

Аморальная вседозволенность, достигшая своего пика в период Раннего Возрождения, вызвала ответную реакцию и потому сменилась попытками восстановления общественной морали. И, как это обычно бывает, спасительные рецепты первоначально черпали в прошлом – на этот раз в альтруизме древних христиан.

Самым ярким и трагическим примером высоконравственного переустройства жизни была судьба одного из наиболее удивительных и ужасных деятелей эпохи Возрождения Джироламо Савонаролы (1452-1498). Никколо Макиавелли и многие другие мыслители Ренессанса считали, что в те годы не было человека, который мог бы сравниться с Савонаролой личной скромностью, воздержанностью во всем и способностью жертвовать собой во имя человечества. По меткому выражению современного философа Б. Рассела: «Кроме Савонаролы, вряд ли можно назвать хоть одного итальянца этого периода, который рискнул бы чем-либо ради общественного блага. Зло, проистекавшее от развращенности, было очевидным, но против него ничего не предпринималось».1

Хуже того, именно «духовные пастыри» - Римские папы и их приспешники - лидировали в изобретении самых низких удовольствий и преступных мерзостей. Имена Папы Александра VI (1492-1503) и его сына Чезаре Борджиа навсегда вошли в историю символами бесстыжей порочности.

Будучи настоятелем монастыря доминиканцев во Флоренции, Савонарола решительно выступил против распущенности и произвола семьи Медичи, правившей во Флоренции, против развращенности пап, против постыдных и сомнительных удовольствий, за соблюдение элементарных норм морали и уважительное отношение к ближним. Савонарола был умелым проповедником и харизматичным лидером. Говорят, что после его проповедей Сандро Боттичелли сам сжигал свои картины, противоречившие нравственной чистоте.

Под влиянием Савонаролы флорентинцы в 1494 г. свергли власть семейства Медичи («плутократию» – то есть власть богатых) и установили республиканско-демократическую форму правления. Но Савонарола, встав во главе республики, не придумал ничего лучшего, чем призвать своих сограждан к монашескому аскетизму и отказу от большинства достижений светской культуры. Он лично организовал первые в современной истории костры, на которых сжигали книги и картины, уничтожал «срамных идолов» и «блудилища разврата». Естественно, среди жизнелюбивых флорентинцев было чрезвычайно мало сторонников столь радикальной борьбы за высокую нравственность (их называли «плаксами»). Савонарола лишился поддержки народных масс и в 1497 г. был схвачен подчиненными, отлучен от церкви и по приговору приората (тогдашнего правительства Флоренции) казнен с изощренной жестокостью.

«Оплакивание Христа» так называлась скульптурная группа, созданная Микеланджело на смерть Савонаролы. Кисть Рафаэля неоднократно возвращалась к образу этого человека. Макиавелли называл Савонаролу «Святым пророком».

Эта история яркий пример того, какие удивительные сочетания крайностей были присущи эпохе Возрождения. Возвышенное благородство и низкая подлость так тесно переплетались, что до сих пор трудно сказать, где заканчивается одно и начинается другое. Как писал Ж. Делюмо: «Редко в какой период истории наилучшее так соседствовало с самым скверным, и Возрождение представляется океаном противоречий!»2

Если Савонарола пытался возродить христианскую праведность в ее предельно идеализированном виде, то другой Великий религиозный деятель периода Высокого Возрождения - Мартин Лютер (1483-1546) воспользовался критикой царящей бездуховности для того, чтобы создать новое вероисповедание под видом восстановления первоначального христианства. И хотя набожная Реформация во многом отличалась от «безбожного» Ренессанса, очевидна прямая преемственность этих эпох. Обе они разными путями стремились к обретению духовной свободы. Поэтому Лютера можно считать воспитанником Высокого Возрождения.

4.3. Теория абсолютной монархии

Как известно, неурядицы и междоусобицы, захлестнувших Европу в XIV-XVI вв., были прекращены силами абсолютных монархий. Во многом такие системы государственного устройства были продуктами стихийного развития. Тем не менее, лучшие умы Высокого Возрождения сделали очень много для усиления сознательных элементов в этом сложном и исторически важном процессе. Именно ренессансным исследователям политических отношений мы обязаны основами современной политологии, опирающейся не на умозрительные идеалы Античности или христианства, а на скрупулезное изучение фактов.

Родоначальником современной политической науки и доныне ее самым известным представителем по праву является философ и историк Никколо Макиавелли (1469-1527). В 1498-1512 гг. Макиавелли служил в правительстве родной Флоренции, руководил военными и иностранными делами флорентийской республики. Но после возвращения Медичи Макиавелли обвинили в заговоре и жестоко пытали. Он стойко молчал, доказательств его вины не было, и Никколо выслали из Флоренции. Лишенный возможности работать на благо Отчизны, Макиавелли пишет свои знаменитые произведения «О военном искусстве» (1521), «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия» (1531), «Государь» (1532), «История Флоренции» (1532).

Главная цель Макиавелли – процветание всей Италии. Он мечтал об ее объединении под монархической властью, о разумных законах и умелых государях. Но возвышенные стремления Макиавелли были настолько чужды его современникам, что они увидели в его творчестве главным образом утрированное описание тех политических методов, которые царили повсюду и делали политику грязным делом. Более того, по иронии судьбы за Макиавелли закрепилась слава пропагандиста подлых методов достижения и осуществления власти.

«Каждый видит, каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть», – сетовал сам Никколо. И, действительно, как писал Э. Чемберлин: «мало на свете авторов, о которых судили так резко и так неверно, как об этом флорентийском республиканце, создавшем классическое руководство по практической тирании. Между тем это все равно что обвинять врача, установившего и описавшего болезнь, в том, что он ее и придумал. Макиавелли прекрасно понимал, как можно истолковать его сочинение, и постарался изо всех сил подчеркнуть, что им представлена реальная картина»3.

Лично Макиавелли, по отзывам современников, был безупречно честным и порядочным человеком. Поэтому вряд ли испытывал удовольствие, изучая и описывая политические вертеп. С другой стороны, Никколо, слишком некритически воспринимал происходящее и, к сожалению, не допускал возможности менее гнусных и более эффективных способов властвования и поэтому не предлагал никакой альтернативы. Да и научные методы гуманистов не позволяли подменять объективную реальность субъективными фантазиями. Однако же человеку свойственно стремиться к лучшему, а Макиавелли лучших методов не искал – за что и поплатился «славой» коварного человека, для которого все средства хороши.

Находясь в изгнании, Никколо разочаровался в собственном благородстве. «Тот, кто желает творить добро во всех случаях жизни – неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру!» – мрачно констатирует Макиавелли в главе XV своего «Государя».

Говоря о разносторонности этой личности, следует вспомнить, что кроме серьезных произведений он, как и его мама, писал комедии, сонеты и карнавальные песни.

В 1527 г. Римский Папа Климент VII призвал Макиавелли на службу. Его встретили враждебно и через несколько месяцев отравили.

Зато в последующие века все правители внимательно читали и перечитывали книги Макиавелли. Его «Государь» был настольной книгой многих, в том числе столь разных людей, как Авраам Линкольн и Иосиф Сталин.

Еще одним родоначальником современной политологии выступил французский правовед Жан Боден (1529-1596), создатель доктрины государственного суверенитета. Его главный труд – «Шесть книг о государстве» (1576). Боден разделял учение Макиавелли о необходимости абсолютной монархической власти (единой и неделимой), которая одна лишь способна обеспечить мир, справедливость и цивилизованное развитие человечества. Однако выше власти национального монарха Боден ставил законы Божьи, природные и международные. К сожалению, на практике Боден сводил свои теории к патологическому деспотизму и, занимая пост прокурора Лана, одних только ведьм сжег более 200. Но это ему не мешало тайком писать книги в защиту свободы совести и в пользу отмены рабства. За что его самого едва не зарезали Варфоломеевской ночью (1572).

Среди политологов-монархистов этого периода достоин упоминания и Бальдассарре Кастильоне (1478-1529). Его трактат «Придворный» долгое время считался энциклопедией дворцового и аристократического этикета, благородных качеств и манер. Оттуда черпали критерии при выборе образцовых слуг «просвещенные государи».

В целом же, политические мыслители Высокого Возрождения мечтали о сильных и решительных вождях или элитах, открыто презирая «низменную и непостоянную толпу». Приписываемый ренессансным гуманистам демократизм не шел дальше восхваления абстрактных «общенародных интересов» и критики сословных привилегий. Возвышенные политики, разочаровавшись в реальной возможности благодетельной власти «избранных», не шли в народ, а уединялись, погружаясь в политическое безразличие.

4.4. Боттичелли на перепутье

Между Ранним и Высоким Возрождением творил великий флорентийский художник Сандро Боттичелли (настоящее имя Алессандро Филипепи, 1445-1510). Его первые шедевры - к примеру, «Весна» (1477-1478) и «Рождение Венеры» (1483-1484) - даже своими названиями свидетельствуют о расцвете нового искусства. Это по-юношески легкое и поэтичное творчество с колоритной и томной игрой нежных красок. Что неудивительно, ведь в те времена Боттичелли жил в свое удовольствие в кругу Флорентийских гуманистов (художественной гильдии «Святого Луки»), имея множество хорошо оплачиваемых заказов (включая портреты разыскиваемых оппозиционеров) и щедрое покровительство правящего семейства Медичи.

Весьма символично то, что на картине Сандро «Венера и Марс» (1483) Бог войны крепко спит под присмотром Богини любви, а купидончики растаскивают оружие. Смысл очевиден: Война побеждена и обезоружена Любовью.

Однако в 90-е годы XV в. бедствия, сотрясавшие Италию, ударили и по творчеству Боттичелли. И оно обретает напряженье, надрыв, драматизм. Так картина «Клевета» (1495) еще дышит юношеской свежестью и вдохновением, но к дыханию этому густо примешан жуткий мрак нахлынувших злобных чувств, воплощенных персонажами в темных одеждах. Еще угрюмее и беспросветней иллюстрации к «Божественной комедии» Данте, картины «Оплакивание Христа» (1495), «Распятие» (1497) и «Мистическое Рождество» (1500). Последнее произведение, по идее, должно быть радостной иллюстрацией Светлого христианского праздника, но оно удручает зрителей хаотической сумятицей всевозможных фигур и предметов. Остро чувствуется кошмарная нелепость бытия. Видимо, именно так стал воспринимать действительность поздний Боттичелли, переживший множество личных и общественных трагедий.

Вазари в своих «Жизнеописаниях» назвал доживавшего свой век Сандро «бедным, старым, бесполезным, неспособным держаться на ногах без помощи костылей». Боттичелли надолго забыли сразу же после смерти, и только в XIX в. художники-прерафаэлиты вернули ему популярность, разглядев в его творчестве некий вызов строгому реализму.

4.5. Леонардо

Леонардо да Винчи (1552-1519) – воистину один из величайших гениев в истории человечества. Не случайно поэтому его так часто объявляют то ангелом, спустившимся с небес, то представителем высокоразвитой цивилизации, явившимся на помощь землянам. Им не устают восхищаться самые разные люди. Клочок бумаги со случайными набросками Великого Леонардо продается дороже самого роскошного лимузина.

И, действительно, Леонардо да Винчи – уникальный пример высочайшего и всестороннего развития человеческих способностей. И вместе с тем его жизнь – прекрасный образец личной скромности и самоотверженности.

У да Винчи мы находим редчайшее сочетание талантов, которые несоединимы в обычном человеке, а также невероятное, сказочно богатое воображение. Так, будучи Великим ученым-теоретиком, Леонардо оставался деловым и практичным инженером, изобретателем, техником и даже мастером-ремесленником. О его физической силе слагали легенды.

Леонардо родился 15 апреля 1452 г. в местечке Винчи близ Флоренции. Он был побочным сыном нотариуса Пьеро да Винчи. Его мама - простая крестьянка. В 14 лет Леонардо поступил учеником к живописцу и скульптору Верроккьо, у которого провёл 6 лет.

Самый ранний его рисунок – пейзаж окрестностей Флоренции. Надпись на картине сделана «зеркальным» способом. Таким методом да еще и левой рукой Леонардо вёл все свои записи, чтобы их не могли читать посторонние. Рисовал он тоже «одной левой», причем медленно, бесконечно экспериментируя. Особенно его не устраивала техника фрески, требовавшая быстрого, без поправок исполнения. Результаты экспериментов часто погибали. До нас дошло лишь полтора десятка живописных произведений да Винчи. Но среди них такие гениальные, как «Мадонна с цветком» - «Мадонна Бенуа» (1473-1478), «Мадонна Лита» (1485-1490), «Тайная вечеря» (1495-1497) и загадочная «Мона Лиза Джоконда» (1503), которую знают все.

Рисуя «Джоконду» художник поставил и выполнил сложнейшую задачу – при полной внешней неподвижности своей героини передать движение её души. Спокойная поза и простой наряд Моны Лизы фиксируют внимание зрителя на ее лице. В нем нет ни особой красоты, ни цветущей молодости, но оно играет неуловимо сменяющимися оттенками мыслей и чувств, увлекая зрителя в призрачные и загадочные глубины женской души.

Леонардо в своем творчестве отказался от традиционной трактовки образа Мадонны, которую обычно изображали величавой, грустной или задумчивой, и создал образ жизнерадостный, исполненный чисто земной прелести.

Исследуя законы оптики, Леонардо впервые применил светотень, как средство «оживления» персонажей своих картин. «Если душа беспорядочна и хаотична, - утверждал да Винчи, - то беспорядочно и хаотично само тело, в котором эта душа обитает». Живопись Леонардо называл «наукою и законной дочерью природы».

«Он делал рисунки на бумаге, – пишет Вазари, – с такой виртуозностью и так прекрасно, что не было художника, который равнялся бы с ним!» Мнительные люди говорят, что Леонардо владел секретом изготовления высококачественных фотографий.

Подобно другим художникам, Леонардо усвоил не только основы своего ремесла, но и геометрию, необходимую для изображения перспективы, и анатомию, ставшую обязательной для художников. А всем наукам Леонардо предпочитал математику. Он говорил: «Нет достоверности там, где нельзя применить одну из математических наук».

Леонардо да Винчи принадлежит множество открытий в области математики, физики, астрономии, картографии, геологии, ботаники, физиологии и во многих других областях. Он отстаивал решающее значение опыта в познании природы и провел свыше семи тысяч экспериментов и естественнонаучных исследований.

Историк Гален сказал, что познания Леонардо сверхъестественны. Невиданный объем научных достижений да Винчи веками оставался непосильным для ученых, многое не могут понять даже теперь. Грандиозность его замыслов пугала самых прогрессивных и смелых современников.

Леонардо придумал и изготовил такие машины, как крутильный станок на несколько веретен, прокатный стан, волочильную машину, станки для нарезки винтов, приспособления для шлифовки оптических стекол, устройство для насечки напильников, камерные шлюзы, водоподъемные машины различных конструкций, рессорный (пружинный) автомобиль, домкрат, будильник, паровую пушку, пирамидальный парашют и многое другое. Леонардо изучал полет птиц и спроектировал летательный аппарат тяжелее воздуха (орнитоптер), однако пришел к выводу, что такой аппарат летать без достаточно мощного двигателя не может. Да Винчи изобрел современный пропеллер и придумал вертолет, появившийся только в XX в., а также ракету с реактивным двигателем.

Многие изобретения Леонардо были призваны облегчить труд человека защитить его от разрушительных стихийных бедствий, губительных эпидемий и собственной беспечности. Однако среди изобретений Леонардо было и мощное, фантастическое для того времени оружие.

Из скульптурных произведений да Винчи не сохранилось ни одного. Его смелые архитекторские проекты не были осуществлены. Большинство научных записей утрачено, в том числе почти все 120 (!) книг по анатомии и обширная энциклопедия по механике. Прекрасные композиции, исполняемые на лютне и лире, песни, сочиненные Леонардо, больше никто и никогда не услышит.

Остаток своих дней Леонардо провел при дворе короля Франции Франциска I, который встретил мастера восторженно. Все ожидали новых шедевров. Но преждевременно состарившийся, тяжело больной (у него отнимались руки), физически и внутренне опустошенный «Маэстро» не смог найти в себе сил для творческой работы и умер 2 мая 1519 г. на руках у своего любимого ученика Франческо Мельци, передав ему все свои рукописи. К несчастью, наследники Мельци раздали и растеряли большую часть бесценного наследства.

Рассказ о Леонардо, хотелось бы завершить посвященными ему стихами Дмитрия Мережковского:

 

«Пророк иль демон, иль кудесник

Загадку вечную храня,

О, Леонардо, ты предвестник

Еще неведомого дня.

Смотрите вы, больные дети

Больных и сумрачных веков,

Во мраке будущих столетий

Он непонятен и суров,

Ко всем земным страстям бесстрастный,

Таким останется навек –

Богов презревший, самовластный,

Богоподобный человек!»4

 

4.6. Рафаэль

«Светлым гением Высокого Возрождения» называют Рафаэля Санти (1483-1520). Он родился в городке Урбино, столице небольшого, но славного своей уютной и творческой атмосферой герцогства, в семье придворного художника. В 8 лет Рафаэль потерял мать, в 11 – отца. Его учителями были отец и Перуджино (Пьетро Ваннуччи). Наиболее значительный период творчества Рафаэля неразрывно связан с расцветавшим Римом.

Приглашенный в Рим для росписи комнат («станц») Ватикана, Санти создал целый ряд монументальных композиций. На одной из них величественно шествуют Платон и Аристотель, а вокруг расположились Гераклит, Диоген, Сократ, Птолемей, Архимед и многие другие знаменитые философы и ученые древности. Забавно, что Рафаэль не удержался и у самого края правой группы философов изобразил самого себя. Впрочем, его любимый философ - Платон похож на Леонардо да Винчи, а выглядывающий из толпы Гераклит – на Микеланджело.

На другой композиции в диспуте сошлись знаменитые церковные деятели. На третьей и четвертой – поэты и юристы. Здесь Рафаэль дважды нарисовал любимого Данте как поэта и богослова.

Кроме этих четырех композиций Санти создал множество других, правда, зачастую с помощью своих учеников.

В серии женских образов Рафаэля заметен путь художника от внешней миловидности к глубокой внутренней красоте. Вершиной его творчества считается «Сикстинская мадонна», созданная около 1513 г. Долгое время она служила алтарным образом в церкви Святого Сикста (отсюда и название картины) в небольшом итальянском городке Пьяченце. В этом произведении предельная ясность, величавая простота художественного языка сочетаются с глубокой душевностью, очаровывающей зрителя, одаряющей его великим духовным умиротворением. Притом, что юная мать жертвует своим единственным сыном во имя спасения людей.

Необычную прелесть образов Рафаэля современники назвали словом «grazia» (грация, изящество). «Для того чтобы написать красавицу, - говорит Рафаэль в одном из своих писем, - нужно видеть много красивых женщин. Но так как красавицы редки, а правильный выбор труден, то художник пользуется «некоей идеей» (una certa idea), которая складывается у него в голове и которой он старается следовать». Из этих слов ясно, что Рафаэль в своем творчестве переходит от наблюдения реальной действительности к обобщенному образу прекрасного человека. Хотя злые языки болтали, будто Сикстинская мадонна – вылитая булочница Форнарина, дочь римского хлебопека, возлюбленная Санти.

Преждевременная смерть Рафаэля (в мистические 37 лет) повергла в горькие рыдания не только многочисленных учеников и поклонников художника, но и самого Папу, а также, говорят, всю Италию.

4.7. Микеланджело

Микеланджело Буонарроти (1475-1564) – Великий итальянский скульптор, живописец, архитектор и поэт, ярко и остро выразивший идеалы силы, присущие эпохе Высокого Возрождения, а также трагические ощущения кризиса в период Позднего Возрождения.

Микеланджело родился в Капрезе, близ Флоренции, в семье главы местного самоуправления. Во Флоренции он получил первые уроки живописи и скульптуры. Буонарроти называл себя скульптором, но реализовал также грандиозные живописные и архитектурные проекты.

Именно на рубеже XV-XVI вв. были найдены знаменитые античные статуи «Аполлон Бельведерский», «Лаокоон», «Афродита Ватиканская» и др. В этих шедеврах эллинистического искусства люди эпохи Возрождения нашли свой идеал прекрасного человеческого тела, прямо противоположный средневеково-христианскому обузданию плоти.

Работы Микеланджело встали в один ряд с этими произведениями древней классики. Микеланджело сделал единственным предметом своего творчества человека и, как он сам говорил, вкладывал весь свой талант в изображение прекрасного обнаженного человеческого тела.

Первые скульптурные произведения Микеланджело – рельефы. Один из них – «Битва кентавров» – предвестник будущих свершений. В нем нашла свое выражение ведущая тема искусства Буонарроти - героическая борьба на пределе человеческих сил и возможностей, определился тип и облик его героев.

Последующие работы Микеланджело, изображавшие Геракла, Амура и Иоанна Крестителя не сохранились. Но они, вероятно, были подобны более позднему Вакху или гигантскому мраморному «Давиду» – статному, мускулистому, одухотворенному и прекрасному юноше во всей неприкрытой наготе. Здесь Микеланджело не только отступил от церковных канонов, как это делали Донателло и Верроккьо, но и существенно изменил саму библейскую легенду. Мощному атлету (высотой 5,3 м.), которого вырубил он, ничего не стоило победить двухметрового Голиафа, а ведь победа библейского Давида считалась чудом.

Специальная комиссия крупнейших художников в 1504 г. решила установить «Давида» перед дворцом Сеньории во Флоренции как символ того, что «правители должны мужественно защищать город и справедливо им управлять». Иные скульптуры Буонарроти тоже стремились расставить в самых видных местах для назиданья согражданам. Настолько вдохновляющей была их красота и сила.

Масштабные (более 600 м.2 ) росписи потолка Сикстинской капеллы в Риме (1508-1512) Микеланджело насытил сочными образами титанически мощных людей (свыше 300 фигур). Всепокоряющую силу и грозное величие его героев итальянцы обозначают характерным словом «terribilita» (ужасно красиво).

Такая же страстность и сила вложены в скульптуру «Моисей» (1516). Образ Моисея — один из самых сильных в творчестве Мастера. Он воплотил здесь свою заветную мечту о вожде мудром, смелом, полном несокрушимой воли и внутреннего величия.

Мужественными борцами атлетического сложения остаются даже «Скованный раб», «Умирающий Раб» и персонажи росписи «Страшный суд» алтарной стены Сикстинской капеллы в Риме, выражая при этом надломленность, ужас, боль, отчаяние, гнев и смятение. В одном из сонетов Микеланджело читаем: «В героях этих мир постиг, что смерть людей не побеждает!»

Глядя на произведения Микеланджело, невольно сожалеешь, что в современной массовой культуре: сила, красота и ум разделены между разными сферами шоу-бизнеса. В результате чего мы наблюдаем тщедушных интеллектуалов, тупых «качков», глупеньких и беспомощных красоток.

В противовес спокойствию замкнутых и идеальных образов Леонардо, Микеланджело тяготел к яркому выпячиванию чувств. Подобно буйству собственных красок буйствовал и сам Микеланджело. Он часто обижался и покидал Рим, потом бурно мирился и возвращался к прежней работе. Упав с подмостков и сломав ногу, заперся, чтобы «до смерти не сойти с этого места». Когда же Папа упрашивал его исправить картину, чтобы нагота не так бросалась в глаза, Микеланджело в ответ предложил понтифику исправить мир. «Тогда я исправлю картину за несколько минут», – добавил он.

Своего «Давида» Микеланджело сделал «назло Леонардо». Комиссия во главе с да Винчи признала огромный кусок мрамора испорченным, и тогда Микеланджело взялся за работу. Вообще по молодости лет он изо всех сил стремился доказать свое превосходство над «Знаменитым Леонардо да Винчи» в областях общих для них обоих. При этом Буонарроти часто вел себя исключительно непорядочно, старался побольнее уколоть и унизить Леонардо, похвалялся своим богатством и популярностью, старался лишить скромного коллегу самых незначительных заказов. Все это существенно портило жизнь да Винчи и заставляло его еще больше замыкаться в себе.

Увы, примитивный карьеризм и тщеславие присущи даже гениям. Трудно и представить, сколько пользы могла б принести человечеству чистосердечная дружба титанов Возрождения. А так – Микеланджело растратил много сил и средств в погоне за внешним блеском, а затюканный Леонардо так упорно сторонился людей, что до сих пор остается непонятым.

Во время 11-месячной осады Флоренции в 1527 г. Микеланджело в качестве военного инженера ведал оборонительными сооружениями. А потом скрывался преследуемый победителями. Но недолго. Вскоре сдался и принялся выполнять выгодные заказы своих бывших врагов. И, хотя роптал на судьбу, вернул себе прежнюю роскошную жизнь и звонкую популярность. Когда пришла смерть, весь Рим сошелся на похороны популярнейшего Микеланджело.

 

«Творенье может пережить творца:

Творец уйдет, природой побежденный,

Однако образ, им запечатленный

Веками будет согревать сердца!» – так написал Микеланджело.

 

4.8. Живописцы вне Рима

Как и Микеланджело, Тициан (настоящее имя Тициано Вечеллио, 1489-1576) творил в период Высокого Возрождения и продолжал успешно работать в разгар Позднего Возрождения, отражая безысходный надлом эпохи. Юный Тициан был свидетелем величайшего взлета, а глаза 87-летнего старца видели крушение последних надежд. «Как важно умереть вовремя», - говорил он в отчаянии.

Все эти годы Тициан оставался главой венецианской школы живописцев, в 1517-1555 г. занимал должность официального живописца Венеции. Этот Мастер довольно часто выполнял заказы разнообразных государей, и Император Карл V пожаловал ему титул Графа Палатинского. Из творчества Тициана сохранилось полторы сотни полотен, фресок, рисунков, гравюр.

Его ранним произведениям присущи жизнерадостность, многогранность восприятия жизни, красота, чувственность, безмятежность или триумфальный пафос. Подтверждения чему картины «Любовь земная и небесная» (1514-1515), «Ассунта (Вознесение Марии)» (1516-1518), «Праздник Венеры» (1518-1519), «Вознесение Христа» (1519-1522).

В поздних творениях бросается в глаза удручающее ощущение горя и отчаянья, неподдельный драматизм и трагичность («Се человек» 1543, «Мученичество Святого Лаврентия» 1555, «Кающаяся Магдалина» 1560, «Оплакивание Христа» 1573-1576). Но при этом реализм и чувственность остаются неизменными в творчестве Тициана. О чем свидетельствуют такие шедевры, как «Папа Павел III с внуками Алессандро и Оттавио Фарнезе» (1545-46), «Даная» (1553-1554) «Венера и Адонис» (1554).

Искусствоведы придают особое значение портретной живописи и многофигурным монументально-историческим композициям Тициана, считая их равноценными научным трудам по истории. Хотя Великий художник не чужд и тогдашней манеры осовременивать древних, изображая их в ренессансных одеждах на фоне городов и вещей XVI в.

Считается, что Тициан завершил несколько картин своего предшественника Джорджоне и выдавал их за свои. История знает и другие примеры подобных обвинений.

В Парме творил Антонио да Корреджо (настоящая фамилия Аллегри 1489-1534), прославившийся росписями купола церкви Сан-Джованни Эванджелиста (1520-1523), предвосхитив сложными ракурсами, контрастным освещением и вихреобразной композицией пространственные эффекты стиля барокко, ставшего модным в следующем столетии. В произведения Антонио грациозно и празднично сочетаются религиозные, мифологические и бытовые сюжеты. Многие искусствоведы признают картины Корреджо утонченно эротичными и выпукло гедонистическими. Характерно и то, что талант этого живописца развился под покровительством поэтессы Вероники Гамбары - графини Корреджо.

Самой яркой звездой немецкого искусства Высокого Возрождения и одним из самых трудолюбивых художников в мировой истории был Альбрех Дюрер (1471-1528). До нас дошло более 900 рисунков Дюрера (всего их было около 1 500), которые относят к гуманистической классике. Более того, рисуя себя в образе Христа («Автопортрет» 1500) Дюрер глубоко символичен. Именно человеческое «Я» заменяет в эпоху Возрождения средневекового Бога, становится самым важным для всех гуманистов и в труде, и в наслаждениях. Как и многие его соплеменники, Дюрер любил длинные и умные рассуждения и оставил потомкам множество пространных трудов по теории искусства. Вместе с тем такие картины Дюрера, как «Апокалипсис» (1498) предвещают наступление грандиозных перемен, каковые и принесла Реформация.

4.9. Архитектура

Великим архитектором и даже зачинателем Высокого Возрождения в зодчестве считается Донато д'Анджело Браманте (1444-1514). Он был мастером центрических композиций с идеально выверенными пропорциями. Детали его произведений пластичны. Общий замысел целостен и предельно ясен. Его известнейшие творения – церковь Санта-Мария прессо Сан-Сатиро в Милане (1479-1483), колоссальное палаццо делла-Канчеллериа в Риме (1483-1513) и проект римского Собора Святого Петра (1506-1514) - одного из величайших архитектурных сооружений в мировой культуре. Кроме того, Браманте строил и реконструировал дворцы Ватикана (1503-1514), объединив их в единый гармоничный комплекс.

Венецианскую школу архитектуры этого периода прославил Якопо Татти по прозвищу Сансовино (1486-1570), хотя основные его произведения выходят за хронологические рамки Высокого Возрождения. Это библиотека Сан-Марко (1536-1554) и палаццо Корнер (1532-1570). Богатство и пластичность форм отличают Творения Сансовино, поэтому их и относят к Высокому Возрождению. Кроме того, он прославился копированием и реставрированием античных статуй, включая скульптурную группу «Лаокоон и его сыновья». Его собственные скульптуры украсили дворцы и церкви. Среди них «Иаков Зеведеев», «Бахус и Пан», «Мадонна с младенцем», «Марс», «Нептун» и др. Свою жизнь Татти закончил главным архитектором Венеции.

В период Высокого Возрождения итальянский архитектурный стиль распространялся по всей Европе, но при этом он приспосабливался к национальным традициям и, как считают искусствоведы, утрачивал чистоту и легкость, становясь тяжеловесным. Тем не менее, все восторженно хвалят западный фасад Луврского дворца в Париже архитектора П. Леско, королевский замок в Фонтенбло, Эскорьяльский дворец архитекторов X. де-Толедо и X. де-Эррера и многие другие сооружения за пределами Апеннинского полуострова, отнесенные к Высокому Возрождению за свои высочайшие достоинства.

4.10. Музыка

В отличие от других видов искусства музыка Античности не поддавалась возрождению, поскольку нотные записи Древней Греции и Древнего Рима не были расшифрованы. Раннее Возрождение отличалось от Средневековья только широтой распространения народных песнопений. Высокое же Возрождение принесло подлинные новации: изобретение мажорного лада и появление нового жанра - романса, распространение светской музыки, пения под аккомпанемент лютни и инструментальной музыки. Именно в этот период появилось понятие «композитор» и было изобретено нотопечатанье.

Франция по праву считается первоначальным лидером в развитии музыки эпохи Возрождения. Здесь трудились Гийом Дюфе, Жиль Беншуа, Жан Окегем. Якоб Обрехт, Жоскен де Пре. Хотя величайшим композитором эпохи считается римлянин Джованни Пьерлуиджи да Палестрина (1525-1594). Да и в целом на стадии Позднего Возрождения именно итальянские музыканты сумели превзойти французов по всем статьям.

4.11. Выдающиеся естествоиспытатели и гуманитарии

Культура Высокого Возрождения прославлялась и распространялась по всей Европе во многом благодаря представителям точных и гуманитарных наук, расцветшим во времена Высокого Возрождения.

Велико теоретическое и практическое значение монументального произведения «Сумма арифметики, геометрии, учения о пропорциях и отношениях» (1494), написанного францисканским монахом Лукой Пачоли (1445-1517). Это было систематическое и полное изложение математических достижений эпохи Античности и Возрождения. Входившие в собрание «Трактат о счетах и записях» и «Трактат по искусству и знанию финансовой практики» стали основой современного бухгалтерского учета («двойной» бухгалтерии дебета-кредита).

Польский ученый Николай Коперник (1473-1543) на основании глубоких исследований астрономических наблюдений и четких математических расчетов доказал, что Земля не является центром Вселенной, что она вращается вокруг своей оси и вокруг Солнца. Свое учение Коперник изложил в трактате «Об обращении небесных сфер», опубликованном только в год смерти автора (1543).

Великий швейцарский врач и естествоиспытатель Парацельс (настоящее имя Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, 1493-1541) подверг критическому пересмотру древнюю медицину и выступил основателем современной химии, расширив применение химикатов в лечебном процессе. Медицинские теории Парацельса основаны на античных представлениях о поддержании равновесия внутри человеческого организма и гармонии с внешней средой. Успехам способствовали многочисленные путешествия Парацельса по университетам Европы и его служба военврачом. Он первый порвал с традицией преподавания медицины на латыни, читая свои лекции по-немецки. В конце жизни Парацельс чрезвычайно увлекся мистическим философствованием и организацией тайных сообществ интеллектуалов. Но при этом не прекращал проповедовать гуманистические идеалы безграничности человеческого познания и могущества. Его жизнь оборвалась трагически - завистливые коллеги проломили череп.

Начинания Парацельса продолжил другой швейцарский врач - основоположник современной анатомии Андреас Везалий (1514-1564). Уже в период Позднего Возрождения он, сосредоточившись на вскрытиях трупов, создал семитомный детально иллюстрированный труд «О строении человеческого тела» (1543), где исправил многочисленные ошибки предшественников и дал целостное и подробное представление о работе нашего организма. Поскольку его деятельность расценивалась церковью как глумление над мертвой плотью, инквизиция приговорила Везалия к смерти. Спасаясь от церковных преследований, он погиб при кораблекрушении.

Кроме политологов, о которых рассказано в пункте 4.3 данной главы, достойны самого пристального внимания такие гуманитарии как Эразм Роттердамский и Томас Мор.

Эразм Роттердамский (1469-1536) всю жизнь скитался по Голландии, Франции, Англии, Германии, Италии и Швейцарии, находясь в положении беглого монаха полуеретика-полусвятого. Прекрасное образование и непрерывное самообразование сделали его самым знаменитым просветителем Высокого Возрождения и, как выражаются ныне, «ходячей энциклопедией». Он выпустил сборники мудрых изречений древних мыслителей, что в значительной мере стимулировало интерес к античной литературе. А в 1511 г. вышло его собственное произведение «Похвала глупости», принесшее Эразму всемирную славу. В этой книге он откровенно высмеивает всех своих современников, за присущую им «умственную недостаточность», гиперболизирует разные формы проявления скудоумия и невежества. Но он не обвинял никого конкретно, поэтому никто и не обиделся. Наоборот, многие и сегодня считают, что все вокруг – дуры и дураки. Что, конечно же, не мешает считать умной саму себя или умным себя самого. Вот, например, американский мыслитель конца XX в. Скотт Адамс пишет: «Мы являем собой планету, где живет шесть миллиардов простофиль»,5 и никто из 6 млрд. не подал на него в суд.

Томас Мор (1478-1535) – выдающий английский политик и мыслитель. Начав свою карьеру помощником судьи, он стал лорд-канцлером Великобритании (1529-1532) - вторым человеком после короля. При этом оставался честным и принципиальным человеком. Его отличали высокая нравственность и глубокая ученость. Оставаясь искренним католиком, Томас Мор был гуманистом в лучшем смысле этого слова. Его знаменитое произведение «Утопия» положило начало и дало название проектам идеального устройства общества, основанного на приоритете общественных интересов.

Мора погубила его принципиальность, граничащая с дерзким упрямством. Когда король Генрих VIII решил заменить «опостылевшую» жену пробравшейся в его постель Анной Болейн, Мор воспротивился этому, ссылаясь на то, что католическая церковь такие разводы не допускает. Тогда Генрих сказал, что католики и Папа ему не указ, что отныне в Англии особая, англиканская церковь, во главе которой стоит не Римский клир, а британский король. Мор стоял на своем, и ему отрубили голову. Позже Анна надоела королю - он ее тоже казнил и часто жалел о потере «своего гениального канцлера». «У государей нет места для философии», – как-то заметил Мор.

4.12. Надлом эпохи

Высокое Возрождение было самым ярким и величественным периодом Ренессанса. Оно, пронизанное титанической борьбой, явилось триумфальным в начале, но становилось все более и более трагическим и надрывным по мере того, как Италия погружалась в пучину войн, кризисов и прочих бедствий.

Это, как в песне, «часто падением становится взлет».6 Даже героические усилия величайших героев Возрождения не смогли сохранить Восхитительную культуру под натиском завоевателей и мракобесов. Люди слишком изнежились в наслаждениях, которыми их одаривал Ренессанс. Поэтому стремительный взлет очень быстро сменился еще более резким падением. Наступил последний этап Ренессанса, названный в последующем Поздним Возрождением.