качай извилины здесь!

автор: Пласковицкий А.Л.
Под редакцией Пласковицкой Е.В.

книга «Ответственность бухгалтера»

Глава 1. Самая «мягкая» ответственность

 В начале угрожающего списка наказаний традиционно стоят так называемые «мягкие» виды взысканий. Поэтому и мы начнем с  трудовой и гражданско-правовой, дисциплинарной и материальной ответственности.

Почему указанные виды ответственности называются «мягкими», не всегда понятно. Ведь даже грабители и воры со временем приобретают статус «несудимых», а вот запись об увольнении по компрометирующим основаниям портит трудовую книжку и репутацию навсегда. Впрочем, зачем «нагнетать страсти» и спорить с традиционными оценками?! Лучше присмотримся к этим «мягким наказаниям» внимательнее.

1.1. «Вразумляющая плеть дисциплины»

Если верить некоторым российским сайтам, «недисциплинированный бухгалтер может поставить жирный крест на усердной работе огромных трудовых коллективов». Угроза подобных бедствий побуждает и нас ратовать за самую строгую дисциплину. И это не так уж трудно, поскольку есть еще люди, которые помнят и чтят дисциплину, «организованную» товарищем Сталиным.

Но, к сожалению, среди наших сограждан есть и такие, которым неведома даже фамилия другого товарища — Андропова. Поэтому им трудно понять, что отечественное законодательство во все времена уделяло особое и пристальное внимание вопросам укрепления дисциплины. Нормативные акты на эту тему и раньше появлялись с завидной периодичностью и давали «весьма положительный эффект». Именно поэтому они продолжают издаваться и сегодня, взбадривая и обнадеживая всех, кроме беспросветных фанатов либерализма и анархии.

1.1.1. Директива № 1

На нынешнем этапе нормативным актом, который всякий добросовестный бухгалтер должен усвоить, как «Отче наш», безусловно, является Директива Президента Республики Беларусь от 11 марта 20004 г. № 1 «О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины» (далее — Директива № 1). Поэтому мы в последующем будем не только ссылаться на этот акт при рассмотрении конкретных видов ответственности, но и вкратце напомним читателям все его стержневые моменты:

1) помните: безответственность и халатность приводят к гибели людей, причиняют ущерб экономике и экологии страны, влекут иные невосполнимые потери;

2) недопустимо пренебрегать элементарными требованиями техники безопасности, технологическими нормами, трудовой и исполнительской дисциплиной;

3) главный источник чрезвычайных происшествий и нарушений — пьянство, равнодушие и снижение нравственных норм;

4) укрепление дисциплины и правопорядка — это важнейшая основа обеспечения общественной безопасности, ускорения социально-экономического развития страны, улучшения жизни людей;

5) один из важнейших критериев оценки работы кадров — состояние трудовой и исполнительской дисциплины, а также безопасности труда.

Все это рекомендуется заучить наизусть каждому, ибо в части второй пункта 7 Директивы № 1 Глава государства обращается ко всем нам с требованием содействовать реализации положений данного акта, неукоснительно соблюдать его и соответствующее законодательство. Поскольку, как сказано там же, это «необходимо для оздоровления общества, укрепления правопорядка, усиления могущества и авторитета нашей страны».

Разумеется, ответственность за несоблюдение требований Президента Республики Беларусь может быть любой, но, скорее всего, именно той, о которой мы расскажем в данной главе.

1.1.2. Ответственность за нарушение трудовой дисциплины

Теперь обратимся к трудовому законодательству, самому содержательному источнику норм о дисциплинарной ответственности. И в первую очередь к Трудовому кодексу Республики Беларусь (в редакции законов от 19 июля 2005 г. № 37-З, 16 мая 2006 г. и 29 июня 2006 г.) (далее — ТК). Именно здесь подробно расшифровываются обязанности бухгалтера в качестве работника. И поскольку это очень важно для наступления дисциплинарной ответственности, обобщим соответствующие нормы кодекса следующим образом.

Каждый работник обязан:

Не все меры, которые мы рассматриваем как дисциплинарные, являются таковыми номинально (т.е. по названию). Зачастую законодательство вообще не дает им никакого общего наименования. Но, по сути, все нижеописанные санкции очень близки к дисциплинарным, а зачастую ничем существенным от них не отличаются.

Во время работы (исполнения трудовых обязанностей) любое нарушение установленного нанимателем порядка (даже особо тяжкое преступление), бесспорно, сопряжено с нарушением дисциплины. Но согласно общераспространенному мнению в разряд дисциплинарных проступков они попадают по остаточному принципу. Дескать, там, где проступок не дотягивает ни до уголовного преступления, ни до административного правонарушения, и нет имущественного ущерба, можно обойтись дисциплинарной ответственностью.

Увы, данное мнение ошибочно — ТК смотрит на жизнь гораздо шире: в его статье  197 записано: «За противоправное, виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником своих трудовых обязанностей (дисциплинарный проступок) устанавливается дисциплинарная ответственность». И нет никаких оговорок вроде «если не предусмотрена иная более строгая ответственность». А в статье 465 ТК на всякий случай уточнено, что любое нарушение трудового законодательства наказуемо в дисциплинарном порядке.

Иными словами, за нарушение дисциплины можно наказывать и в том случае, когда проступок малозначителен, и в том, когда виновный «параллельно» подвергается уголовному, административному или имущественному преследованию. В подобных ситуациях кричать, что за одно и то же два раза не наказывают, совершенно бессмысленно — все по закону.

В части первой статьи 198 ТК мы находим очень краткий перечень дисциплинарных взысканий: замечание, выговор и увольнение.

Причем под увольнением в качестве наказания имеется в виду не всякое расторжение договора по инициативе нанимателя, а только «изгнание с работы» за:

А чтобы осуществить перечисленные виды увольнений в качестве наказания, необходимо дождаться конца периода временной нетрудоспособности и отпуска виновного.

К сожалению, данный перечень наказаний не является исчерпывающим. Во-первых, его дополняет статья 204 ТК, предоставляющая Правительству Республики Беларусь право устанавливать дополнительные меры дисциплинарной ответственности для транспортников, таможенников и других «работников с особым характером труда». Во-вторых, в самой статье 198 ТК есть еще один перечень мер, которые почему-то никак не называются, но применяются как «довесок» к мерам дисциплинарным и даже независимо от них. Этакое среднеарифметическое между чисто дисциплинарной и имущественной ответственностью. К ним относятся:

Последний абзац открывает самый широкий (фактически безграничный!) простор для фантазии нанимателя, и благо лишь в том, что наши наниматели люди практичные, изощренностью фантазии не страдают и обычно ограничиваются чем-нибудь умеренным вроде отсрочки в получении путевок и прочих аналогичных благ. Хотя, конечно, «насолить» нарушителю трудовой дисциплины можно и безо всяких правил.

Но и на этом неблагоприятные последствия дисциплинарного поступка не исчерпываются. Мы насчитали в ТК еще как минимум пять видов «неприятностей».

1. Статья 47 ТК предусматривает ряд дополнительных оснований прекращения трудового договора с некоторыми категориями работников. Ни одно из них формально не считается дисциплинарным взысканием, несмотря на сходство, которое мы бы назвали полным.

Судите сами: за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей можно уволить главных бухгалтеров и их заместителей. То же самое можно сделать с любым работником, непосредственно обслуживающим денежные и материальные ценности, если его виновные действия привели к утрате доверия нанимателя. По перечисленным основаниям работников бухгалтерии увольняют довольно часто — и вряд ли кто-то из увольняемых сочтет, что применяется мера, не являющаяся дисциплинарным наказанием, хоть формальных оснований считать ее таковой нет.

2. Статья 48 ТК не предусматривает выплаты выходного пособия тем, кто уволен в порядке дисциплинарного взыскания.

3. Статья 49 ТК регламентирует отстранение от работы, в том числе по основаниям, которые мы бы отнесли к мерам дисциплинарной ответственности. А чем еще считать действия должностных лиц, не допускающих к работе тех, кто уличен контролирующими органами, пьян, невежествен в вопросах охраны труда, пренебрегает средствами индивидуальной защиты или уклоняется от медосмотра, а также «несунов», пойманных с поличным по месту работы?!

За период отстранения от работы заработная плата не начисляется. Эта норма как нельзя кстати обременяет дисциплинарные меры материальными последствиями.

4. Статья 71 ТК предписывает снижать оплату труда при невыполнении норм выработки, браке и простое по вине работника.

5. Статья 415 ТК предусматривает уменьшение возмещения вреда работнику, если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.

Есть у дисциплинарных мер и еще одна особенность в пользу нанимателя. Нигде в законодательстве не предусмотрено, в каких именно пределах следует наказывать за то или иное нарушение: здесь Вы не найдете пресловутых «от и до» уголовного или административного законодательства. Выбор «меры, степени и глубины» наказания целиком и полностью лежит на совести нанимателя. Закон ему рекомендует только одно — учитывать тяжесть проступка, обстоятельства совершения и предыдущее поведение нарушителя.

1.1.3. Алгоритм применения дисциплинарных взысканий

Алгоритм применения дисциплинарных взысканий состоит из следующих этапов.

Шаг № 1. Письменное объяснение работника или акт об отказе от такого объяснения, подтвержденный свидетелями.

Шаг № 2. Приказ (распоряжение) нанимателя (лица, уполномоченного нанимателем) о применении одного взыскания за каждый дисциплинарный проступок (с указанием мотивов).

Срок для наложения взыскания — один месяц со дня обнаружения проступка непосредственным начальником (без учета времени болезни и отпуска виновного) или со дня отказа в возбуждении (прекращения) соответствующего уголовного дела. Кстати, ссылка на непосредственного начальника — это настоящая ловушка для нерадивого бухгалтера, поскольку непосредственного начальника могут, в принципе, оповестить о случившемся по прошествии многих месяцев.

В любом случае взыскание не применяется через 6 месяцев, а по результатам государственной ревизии (проверки) — через 2 года (без учета времени производства по уголовному делу).

Взыскания (за исключением увольнения работника в качестве меры дисциплинарного взыскания) в трудовую книжку не записываются.

Шаг № 3. Ознакомление наказанного с приказом (распоряжением) под роспись или отказ от росписи, оформленный актом с указанием свидетелей (срок — 5 дней).Согласно ТК, если работник с приказом не ознакомлен — значит, он и не наказан!

Шаг № 4. Обжалование взыскания в орган, рассматривающий трудовой спор или суд.

С учетом степени вины, тяжести проступка, обстоятельств совершения и личности нарушителя органы, рассматривающие жалобу, могут отменить оспоренное взыскание, но изменить его не вправе. Зато после отмены наниматель сможет наложить более мягкое взыскание взамен отмененного, если, конечно, не истекли соответствующие сроки (без учета времени рассмотрения трудового спора).

Шаг № 4-бис. Если законодательство позволяет вышестоящим инстанциям налагать дисциплинарные взыскания, они вправе отменить, смягчить или усилить наказание. Правда, в тех случаях, когда пожаловался сам наказанный, ужесточать санкции запрещено.

Шаг № 5. Работник считается ненаказанным дисциплинарно, если продержится год без новых дисциплинарных взысканий (автоматическое погашение). А до истечения этого срока взыскание может снять наказавший по:

1.1.4. Дисциплинарная ответственность по трудовому контракту

После всех новейших пертурбаций в ТК так и не появилось норм о трудовых контрактах. Поэтому в этой сфере по-прежнему единственное руководство к действию — Декрет Президента Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» (в редакции указа от 27 февраля 2002 г. № 145 и декретов от 4 апреля 2002 г. № 10 и от 30 августа 2002 г. № 22) (далее — Декрет № 29).

На современном этапе трудовые контракты как особый вид найма рабочей силы используются для стимулирования труда средствами дисциплинарного воздействия. Ведь дисциплинирует уже сам (не очень продолжительный) срок контракта. Да и переход на контракт обставлен серьезными санкциями — вплоть до прекращения действующего трудового договора за отказ от «контрактизации».

Конечно, традиционно «увольнение по причине отказа работника от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда» дисциплинарной мерой никто не считает, но в отношении  переводимых на контракт эта норма трудового законодательства играет именно такую, не характерную для нее роль.

Помимо мер дисциплинарного воздействия, предусмотренных ТК, в Декрете № 29 мы находим еще и следующее:

1) зависимость мер поощрения от соблюдения правил внутреннего трудового распорядка;

2) уменьшение премий всех видов за любое отсутствие на работе и невыполнение обязанностей без уважительной причины, а также за использование государственного имущества вне службы;

3) сокращение отпуска (до 21 дня) за прогулы, умышленное трехчасовое неисполнение обязанностей;

4) снижение класса (звания) за нарушение правил внутреннего трудового распорядка (не более чем на одну ступень (одно звание) и не дольше чем на год);

5) расширение перечня оснований увольнения за счет приравнивания «неисполнения законодательства (судебных постановлений)» к грубому нарушению трудовых обязанностей, а также включения в этот перечень таких оснований, как:

Следует иметь в виду, что Директива № 1 предписала безусловное и немедленное расторжение контрактов по трем последним основаниям, а также с руководителями (например, главными бухгалтерами), не обеспечившими надлежащую дисциплину подчиненных.

Кроме того, в контракте разрешено предусмотреть и другие меры дисциплинарного воздействия, вплоть до увольнения за какие-то проступки, ненаказуемые так же строго в соответствии с ТК.

В Декрете № 29 помимо нанимателя указаны другие органы, участвующие в наложении дисциплинарных взысканий. Это Правительство, Администрация Президента, Комитет государственного контроля Республики Беларусь (далее – КГК), республиканские органы государственного управления, областные, Минский городской и районные исполкомы.

1.1.5. Дисциплина в рамках гражданского права

Поскольку бухгалтер вот уже два десятилетия работает не только по трудовым, но и по гражданско-правовым договорам, то и отвечать за собственную недисциплинированность приходится не только в рамках трудового права.

Бывали времена, когда о дисциплине в рамках гражданско-правовых отношений попросту умалчивали, хотя в соответствующий договор с гражданином всегда можно было записать любую дисциплинарную ответственность. По крайне мере, мы не знаем, какие нормы гражданского права могли бы помешать договориться о подобной ответственности: например, об объявлении «последнего замечания» или «самого строгого выговора и полного служебного несоответствия» недобросовестному партнеру, подрядившемуся оказывать бухгалтерские услуги. Однако ученые и практики предпочитали об этом не вспоминать, ограничиваясь стандартными нормами о расторжении договора или привлечении к материальной ответственности «распоясавшегося контрагента».

Все изменил Указ Президента Республики Беларусь от 6 июля 2005 г. № 314 «О некоторых мерах по защите прав граждан, выполняющих работу по гражданско-правовым и трудовым договорам» (далее — Указ № 314). Согласно данному нормативному акту договорный процесс с участием граждан при выполнении работ, оказании услуг и создании объектов интеллектуальной собственности приближен к трудовому законодательству, в том числе путем включения в гражданско-правовые договоры норм ответственности, аналогичных дисциплинарной ответственности в трудовом праве.

Многие положения Указа № 314 настоятельно рекомендуют расписывать в договорах ответственность за невыполнение обязательств по аналогии с санкциями, содержащимися в ТК. Видимо, поэтому традиционная для ТК обязанность работника соблюдать внутренний трудовой распорядок недвусмысленно прописана и в Указе № 314. А заказчику услуг, чтобы обеспечивать исполнение этой обязанности, предоставлены соответствующие полномочия, в частности право отстранять от работы тех, кто недостаточно трезв или здоров. Кроме того, данный законодательный акт обязывает включать в договоры основания их досрочного расторжения по шаблону, прописанному в трудовом праве.

Впрочем, и без Указа № 314 увольнению в качестве дисциплинарного наказания равносильны некоторые основания расторжения гражданско-правового договора. Поэтому обратим внимание на следующее.

1. Любая сделка недействительна (остается без последствий) если:

2. Одна из сторон может потребовать изменения и расторжения договора в судебном порядке, если другая сторона причинила ущерб, лишивший истца значительной части того, на что он рассчитывал вначале.

Кроме того, аналогичную (дисциплинирующую) норму об одностороннем отказе от договора и его изменении можно предусмотреть в самом договоре.

3. Статья 11 Гражданского кодекса Республики Беларусь (в редакции законов от 14 июля 2000 г. № 415-З, от 3 мая 2001 г. № 7-З, от 4 января .2002 г. № 79-З, от 25 мая 2002 г. №  104-З, от 24 июня 2002 г. № 113-З, от 17 июля 2002 г. № 128-З, от 11 ноября .2002 г. № 148-З, от 16 декабря 2002 г. № 159-З, от 4 января 2003 г. № 183-З, от 26 июня 2003 г. № 211-З, от 8 января 2004 г. № 267-З, от 18 августа 2004 г. № 316-З, от 4 мая 2005 г. № 9-З, от 19 июля 2005 г. № 44-З, от 22 декабря 2005 г. № 76-З, от 5 января 2006 г. № 99-З, от 16 мая 2006 г. № 115-З, от 29 июня 2006 г. №№ 136-З и 137-З, от 19 июля 2006 г. № 150-З, от 20 июля 2006 г. №№ 160-З и 162-З) (далее – ГК) дает заказчику бухгалтерских услуг некоторые полномочия, которые для исполнителя будут сродни дисциплинарному воздействию. Например, заказчик уполномочен пресечь действия, нарушающие его права или создающие угрозу такого нарушения, а также прибегнуть к другим средствам самозащиты.

Надо отметить и то, что для бухгалтера-предпринимателя мерой аналогичной дисциплинарному увольнению было бы прекращение его предпринимательской деятельности по решению уполномоченных государственных органов (в том числе при осуществлении процедуры банкротства). А право инициировать такие процессы есть у заказчика бухгалтерских услуг.

ГК также рекомендует подавать иски о запрещении деятельности, угрожающей причинением вреда. И мы не рискнем дать стопроцентные гарантии, что под эти нормы не может быть «подведен» бухгалтер, который чем-то мешает заказчикам или даже своим соседям.

1.2. Воспитание рублем

Бухгалтерский учет — это такая деятельность, которая способна причинить материальный ущерб как нанимателю, так и заказчику бухгалтерских услуг. Причем бухучет «вредоносен»:

Отвечать за бухгалтерские грехи и погрешности никому не хочется, именно поэтому весь ущерб, причиненный нерадивым бухгалтером, в соответствие с трудовым и гражданским законодательством можно взыскать с виновного.

«Оторвать» материальную ответственность от других видов ответственности невозможно, потому что даже уголовное наказание чревато неблагоприятными имущественными последствиями для каждого осужденного преступника. Тем не менее, уголовная или административная конфискация сама по себе имущественной ответственностью не считаются, ибо у нее (при чисто материальном содержании) иная суть. Материальной считается только та ответственность, которая не служит чему-то большему. Обычно — более суровому, но бывает и как с лишением премии, которое резко повышает эффективность даже самых мягких дисциплинарных санкций — замечаний.

Материальную ответственность бухгалтера мы бы разделили на три вида:

1) в рамках трудовых отношений;

2) при исполнении гражданско-правовых обязательств;

3) в порядке возмещения вреда, не связанного с исполнением трудовых и гражданско-правовых договоров (контрактов).

Согласно статье 236 ГК все это разновидности прекращения права собственности — принудительного изъятия имущества. Поэтому перечисленные меры очень похожи между собой, и на практике бывает затруднительно провести разграничительную линию между ними. Однако разграничить их необходимо (причем очень тщательно), ибо каждый вид ответственности подпадает под регулирование самостоятельного правового института. А там свои особенности и даже свои размеры возмещения вреда.

1.2.1. Общие пределы имущественной ответственности

Бухгалтер, как и всякий гражданин, согласно статье 23 ГК отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законодательством не может быть обращено взыскание. Перечень такого «невзыскиваемого» имущества прилагается к Гражданскому процессуальному кодексу Республики Беларусь. В него входят:

Все остальное можно изъять, в том числе принудительно.

1.2.2. Возмещение ущерба нанимателю

У каждого из нас столько различных ипостасей, что любой может запутаться. Чтобы пресечь подобную неразбериху в трудовом праве часто и подробно объясняется, что ущерб, причиненный тем же самым человеком той же самой организации, не попадает под действие ТК, если причинен за пределами трудовых отношений. К побочному вредительству применяется другие правовые нормы, в первую очередь ГК.

Наемный работник под стать избалованному дитяти, поскольку наше законодательство предусмотрело для него особо льготный режим возмещения причиненного вреда. Впрочем, даже «класс-гегемон» в озмещает ущерб независимо от привлечения к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности.

Для начала перечислим льготы, действующие при возмещении вреда нанимателю.

Во-первых , чтобы взыскать что-нибудь с вредного работника, надо доказать: именно его виновное и противоправное неисполнение (ненадлежащее исполнение) трудовых обязанностей – непосредственная причина ущерба. Причем стопроцентные доказательства должен изыскивать наниматель. Что не так просто, поскольку за создание условий, необходимых для сохранности имущества, вверенного работнику, отвечает сам работодатель. Здесь все диаметрально противоположно гражданскому законодательству с его презумпцией ответственности вредителя.

Единственное исключение из этого, комфортного для работника правила – «режим полной материальной ответственности», который применяется на основании отдельного письменного документа (обычно договора, индивидуального и коллективного (бригадного)). Лица, подписавшие такой договор, подобно участникам гражданского оборота, считаются ответственными за возмещение ущерба, пока не докажут свою полную непричастность. А не докажут – возместят в полном объеме. Правительством утверждены только примерные перечни тех, с кем заключаются договоры о полной материальной ответственности. Поэтому каждый наниматель вправе самостоятельно решать, с кем заключаются договоры такого рода.

Во-вторых , ущерб, возникший при оправданном производственном риске (экспериментальном производстве, введении новых технологий и т.п.), не возмещается.

В-третьих , работник компенсирует только «голый ущерб» (исключительно прямые действительные затраты нанимателя без учета неполученных доходов – пресловутой упущенной выгоды).

Размер ущерба (по рекомендации Верховного Суда) исчисляется согласно «Инструкции о порядке определения размера причиненного государственному имуществу вреда в связи с утратой, повреждением (порчей), недостачей при проведении проверок (ревизий) финансово-хозяйственной деятельности государственных юридических лиц», утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь и Министерства экономики Республики Беларусь от 24 марта 2003 г. № 39/69. И это защищает работников от произвольных и избыточных начислений со стороны нанимателя.

Более того, размер ущерба может быть уменьшен до:

Коллективными договорами (соглашениями), могут устанавливаться дополнительные ограничения размера возмещения. Да и суд уполномочен снижать этот размер с учетом степени вины, конкретных обстоятельств и материального положения виновного.

В то же время необходимо помнить, что все указанные ограничения размера не применяются, если:

А для контрактников Декрет № 29 предусматривает дополнительные основания возмещения ущерба в полном объеме. Это:

И раз уж в трудовом праве так много особенностей, то придумана и специфическая процедура удержания причиненного ущерба.

Естественно, для начала работнику предоставляется возможность добровольного возмещения (полного или частичного), в том числе путем передачи с согласия нанимателя равноценного имущества или исправления повреждений.

Но если добровольцев не нашлось, ущерб в пределах среднемесячного заработка можно взыскать по решению нанимателя из зарплаты виновного. Надо только успеть в течение 2 недель после причинения вреда издать соответствующее распоряжение (предварительно затребовав письменное объяснение вредителя), а потом ознакомить наказанного с изданным распоряжением и выждать 10 дней после ознакомления.

Кроме того, из зарплаты возмещаются:

В остальных случаях ущерб возмещается в порядке гражданского судопроизводства. Д ля обращения в суд у нанимателя есть целый год после того, как он узнал о наличии ущерба (например, со дня подписания соответствующего акта (заключения) инвентаризации, ревизии или проверки). Кроме того, суд вправе продлить срок обращения, пропущенный по уважительной причине. Но сам обязан рассудить конфликтующие стороны в течение месяца.

Нарушение порядка взыскания ущерба карается возвратом взысканных сумм.

Навредить начальству увольнением «по собственному желанию» способен любой хороший работник, но компенсировать ущерб, вызванный таким «бегством с корабля» согласно статьям 260-261 ТК обязаны только руководители организации (члены ее коллегиального исполнительного органа). Да и то лишь тогда, когда собственник организации (уполномоченный им орган) признает причины досрочного увольнения неуважительными и потребует расплатиться. Размер «расплаты» должен предусматриваться в соответствующем трудовом договоре (контракте).

Долгие годы советская власть сближала всенародное (общегосударственное) с колхозно-кооперативным, но различия остались до сих пор, в том числе по вопросам возмещения ущерба нанимателю. Мы находим их в «Примерном уставе колхоза (сельскохозяйственного производственного кооператива)», утвержденном Указом Президента Республики Беларусь от 2 февраля 2001 г. № 49 «О некоторых вопросах организационно-правового обеспечения деятельности колхозов» (в редакции указов от 15 июля 2002 г. № 378 и 26 июля 2004 г № 355).

Члены и наемные работники колхоза (в том числе бухгалтеры) компенсируют только «прямой действительный материальный ущерб» исключительно в пределах собственного «среднего месячного заработка» и лишь после того, как будет принято соответствующее решение правления колхоза, определяющее конкретный размер возмещения. Даже в тех случаях, когда для обычных руководителей возмещение понижается до 3 среднемесячных заработков, для колхозных – это становится предельным повышением. Три исключения:

1) в полном объеме возмещается ущерб, причиненный умышленно или в состоянии опьянения;

2) вред, причиненный колхозу недобросовестными членами правления, возмещается на основании судебного решения. Но при этом они не возмещают никаких убытков, если действуют «на основании решений общего собрания (собрания уполномоченных) членов колхоза»;

3) ревизоры, разгласившие конфиденциальную информацию своего коллективного хозяйства (его служебную или коммерческую тайну), платят больше всех, ибо возмещают не ущерб, а убытки.

Распутывая споры между работниками и нанимателями, общие суды накопили солидный опыт возмещения вреда. Квинтэссенция накопленного в действующем Постановлении Пленума Верховного Суда 26 марта 2002 г. № 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда от 24 июня 2004 г. № 10 и от 22 декабря 2005г. № 13).

Из этого Постановления мы почерпнули следующее:

1) Вышеприведенную рекомендацию об исчислении размера ущерба согласно Инструкции Минфина и Минэкономики от 24 марта 2003 г. № 39/69.

2) Очередное напоминание: «если полная материальная ответственность предусмотрена статьей 404 ТК, то коллективными договорами, соглашениями ограниченная материальная ответственность не может быть установлена».

3) Концентрированный анализ того, как возмещают ущерб несовершеннолетние работники. Суд особо подчеркнул, что договоры о полной матответственности – только для совершеннолетних.

4) Начальство возмещает ущерб, причиненный неправильной постановкой учета и хранения ценностей, непринятием мер к предотвращению простоев или выпуска недоброкачественной продукции, только если этот вред не возмещен непосредственными причинителями.

5) П ри вынесении оправдательного приговора (прекращении дела) за отсутствием состава преступления прекращается и матответственность, связанная с соответствующим проступком. Прочие причины оправдания (прекращения дела) попадают в разряд «не реабилитирующих оснований» и не спасают от возмещения .

6) Наниматель помимо прочего обязан доказать, что ущерб причинен действиями, связанными с исполнением трудовых обязанностей.

7) Все члены коллектива, заключившего договор о полной матответственности, возмещают ущерб нанимателю пропорционально времени, проработанному между последней инвентаризацией и обнаружением ущерба. А выявление реального вредителя освобождает от коллективной ответственности.

8) Работники, совместно причинившие вред нанимателю, расплачиваются пропорционально вине каждого, за исключением преступного умышленного вредительства, при котором наступает солидарная ответственность, но только после соответствующего приговора суда.

9) Право судов на уменьшение размера возмещения не должно использоваться ими для полного освобождения от матответственности – какую-то часть (пусть хоть 10 рублей!) виновный обязан возместить в любом случае. «А зачем?» – Верховный суд не объясняет.

10) Хоть работники и освобождаются согласно закону от возмещения судебных расходов по трудовым спорам, Верховный суд обязывает их компенсировать судебные расходы нанимателя, выигравшего дело. Нам показалось, что, вводя такие правила в процессуальное законодательство, высшая судебная инстанция обходит общие нормы закона во благо доходной части госбюджета.

1.2.3. Материальная ответственность в гражданском праве

Материальная ответственность в гражданском праве начинается статьями, посвященными обеспечению исполнения обязательств, в том числе неустойке, залогу, удержанию имущества должника, поручительству, гарантии и задатку.

Подобные нормы не имеют аналогов в других отраслях права. Ведь никто не сидит в тюрьме «превентивно» (так сказать, предварительно «про запас») и даже не получает выговор на случай возможной недисциплинированности. А в гражданском праве имущество зачастую уплывает из рук законного владельца в виде залога или задатка, когда еще нет никаких оснований для наступления гражданско-правовой ответственности.

С другой стороны, под видом неустойки (наказания за неисполнительность) стороны фактически договариваются о будущей ответственности независимо от того, какой вред будет причинен впоследствии, и будет ли он причинен вообще. Есть только одно ограничение для подобной ответственности, сформулированное приблизительно так: «Если вред существенно меньше обеспечения, то суд может уменьшить взыскание».

А с третьей стороны, удерживая чужие вещи, потерпевшие обеспечивают принудительную реализацию мер имущественной ответственности виновного «без суда и следствия». Кроме того, гарантии и поручительства позволяют переложить ответственность на невиновных.

 

Впрочем, обеспечение обязательств — это еще не сама ответственность, а только ее «предчувствие». Настоящие санкции в соответствии с ГК начинаются тогда, когда бухгалтер не выполняет обязательства, принятые по гражданско-правовому договору, или не успевает исполнить их в срок. За «такие дела» его могут ожидать серьезные судебные процессы, обычно заканчивающиеся полным разорением, которое культурно называется «банкротством» или «возмещением вреда (ущерба, убытков)».

В первом приближении, ущерб и убытки кажутся разновидностью вреда, но цивилистами указанные филологические синонимы применяются для разграничения правоотношений, имеющих различный юридический статус (правовой режим). Даже в кодексах родственные понятия распределили по разным разделам и главам.

Понятие «ущерб» используют в контексте договорных отношений, подразумевая то, что в арифметике называется «вычитанием» и сопряжено с утратами, дополнительными расходами и тому подобными формами разорения («обеднения) потерпевшего. Умные люди даже советуют исчислять «ущерб» как отрицательное сальдо между доходами и расходами, обусловленными неисполнительностью бухгалтера, а там, где сальдо не опустилось ниже нуля, – говорить о «реальном ущербе» бессмысленно. Что ж, такому взгляду ГК не препятствует, хотя про сальдо в нем ничего сказано.

В том же договорном контексте «убытки» – это сумма «реального (прямого) ущерба» и «упущенной выгоды» (неполученных доходов или доходов, полученных виновным за счет потерпевшего). Здесь было бы логичнее говорить об «упущенной прибыли» (разнице между «упущенными доходами» и «пропущенными (непонесенными) расходами»), но ГК строг к нарушителям и повелевает возмещать всю выручку, а не одну только прибыль. Попутно избавляя бухгалтера от лишних операций с мнимыми величинами (псевдодоходами и псевдорасходами).

И, наконец, понятие «вред» в ГК обозначает любые неблагоприятные последствия вне рамок договорных отношений. Такие последствия на родном языке беспристрастной Богини Юстиции называется «деликт» (проступок).

В гражданском праве прекрасно сохранились реликты первобытных отношений, когда пострадавший самолично восстанавливал справедливость и карал обидчика. И хотя с тех пор Уголовный кодекс сумел вытеснить кровную месть, в туманных дебрях «гражданского законодательства» по-прежнему трудно различить, где заканчивается возмещение вреда (убытков) потерпевшему и начинается наказание вредителей («дополнительное обременение причинителей вреда» – как выражался знаменитый правовед О.С. Иоффе).

Во-первых, практически любое невыполнение обязательств по гражданско-правовому договору влечет возмещение всех убытков, а также морального вреда. Как правило, в полном объеме, но из этой полноты допускаются всевозможные исключения, прописанные либо в законодательстве (по отдельным видам обязательств), либо в конкретном договоре. Да еще суд может вмешаться и уменьшить размер возмещения, если виновны обе стороны или потерпевший способствовал приросту убыточности. Зато ничтожно соглашение об устранении (ограничении) возмещения при умышленном нарушении обязательств, а также по сделкам с гражданами-потребителями, где размер возмещения установлен законом.

Пр и исчислении размера убытков учитываются цены по месту исполнения обязательств на день предъявления иска (вынесения решения суда). В тех случаях, когда потерпевший от бухгалтерской неисполнительности, все исполнит сам или наймет для этого другого счетовода – все произведенные расходы автоматически попадут в разряд убытков.

Для определения упущенной выгоды исследуется, к каким именно доходам реально готовился кредитор (заказчик бухгалтерских услуг). А если нарушение чужих прав принесло бухгалтеру какие-то доходы – потерпевший вправе отсудить себе всю прибыль в качестве упущенной выгоды.

У бытки же, вызванные неправомерным владением чужими деньгами, высчитываются в процентах с использованием учетной ставки Нацбанка на день возмещения (судебного решения), если стороны не договорятся по-другому и кредитор не потребует возмещения на уровне инфляции (когда она больше указанной ставки). Чужими деньгами в данном случае следует считать не только финансы, которые уже принадлежат другому, но и то, что должно принадлежать ему при качественном бухучете. Например, своевременно не перечисленная оплата.

Эти проценты необходимо тщательно отличать от процентов по кредиту или займу. Последние уплачиваются до тех пор, пока не наступил срок возврата заемных средств с процентами за пользование ими.

В решениях Президента за те же проделки предусмотрена неустойка в большем размере ( не менее 0,15% за каждый день просрочки). Она применяется при несвоевременной оплате бухгалтером сторонних работ, услуг и объектов интеллектуальной собственности.

Кстати, ответственность за пользование чужими деньгами одна из популярнейших тем в решениях хозяйственных судов. Поэтому трудно обойти стороной Постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда от 21 января 2004 г. № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» (в редакции Постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда от 6 апреля 2005 г. № 8). Согласно данному Постановлению:

Исчисление и подтверждение (доказывание) убытков – эксклюзивное дело потерпевших. СССР-овская методика этого дела не только устарела, но и давно сравнялась в юридической силе с инструкцией к поломанному велосипеду. Поэтому при прочих равных условиях бухгалтер – главный герой этой счетоводческой мистерии.

Разумеется, во всех подсчетах нужно исходить из «обычных условий гражданского оборота», усредненных показателей (цен, норм прибыли и т.д.). Подобный подход мало нравится тем, кто считает себя лучше других, претендуя в суде на повышенное возмещение собственных убытков. Однако этих «аристократов» наш ГК и руководствующиеся им судьи разочаровывают самым радикальным образом.

Во-вторых , возмещение убытков может сочетаться с уплатой неустойки очень разнообразными способами. Такое возмещение либо производится в части, не покрытой неустойкой, либо уменьшается (отменяется) в связи с уплатой неустойки, либо приплюсовывается к неустойке. В конечном счете, будет делаться так, как записано в договоре. Вот только нельзя превышать максимальный размер взыскания, установленный законодательством.

В- третьих, совмещение в процедуре возмещения компенсационных мер и наказания за гражданское правонарушение породило юридическую фикцию: «убытки возмещает виновный». Но, введя такую (нужную для полноты картины) «виртуальную виновность», ее трактуют очень широко. Сам факт причинения убытков, по сути, приравнивается к бесспорному доказательству вины. Выражаясь согласно ГК: виновен всякий, кто не примет «всех мер, необходимых для надлежащего исполнения». В результате и видимость вины создана, и возмещение убытков практически неминуемо.

И поскольку в гражданском праве отсутствие вины обязан доказывать сам нарушитель, то хотелось бы посмотреть на столь всемогущего адвоката (юрисконсульта), который способен убедить суд, что его (не менее всемогущий!) клиент предпринял все меры! Поэтому в силу закона только чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства могут стать основанием для освобождения бухгалтера от гражданско-правового возмещения убытков.

А еще каждый бухгалтер-участник гражданско-правового договора виновен не только за себя, но и за всех, кого он привлек к исполнению соответствующего договора (субподрядчиков, наемных работников и т.д.).

В пункте 3 статьи 372 ГК, регламентирующем возмещение убытков при осуществлении предпринимательской деятельности, о вине вредителя вообще ничего не сказано. Там записано «несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и неотвратимых при данных условиях обстоятельств». А к чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельствам суды никогда не относили нарушение обязанностей со стороны партнеров должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения договора товаров, финансовые затруднения должника и т.п.

В-четвертых, у нас (пока что) всякое возмещение допускается в такой первозданной форме, как устранение недостатков в натуре, так сказать, «без посредства денег».

В-пятых, в порядке исключения возмещение убытков может освободить от выполнения нарушенных обязательств. Например, в тех случаях, когда соответствующее обязательство выполнил кто-то другой или оно прекращено выплатой отступного либо новацией (новым договором). Правда, при таких освобождениях от договорных обязательств и суды, и партнеры стремятся к максимально полному исчислению всех убытков.

И, само собой разумеется, что расторжение договора никогда не прекращает возмещения договорных убытков.

В список специально оговоренных оснований для возмещения убытков наше законодательство относит:

Наказание не освобождает от выполнения принятых обязательств, хотя есть и исключения. Бухгалтер будет признан невиновным:

Тот, кто просрочит оказание бухгалтерских услуг, отвечает и за убытки, вызванные просрочкой, и за возникшую в результате невозможность (ненужность) исполнения.

Специфические сведения о гражданско-правовой ответственности бухгалтера можно найти в главах ГК, посвященных договорам подряда  и возмездного оказания услуг. В частности подрядчик (исполнитель) по общему правилу отвечает:

1.2.4. Внедоговорное возмещение вреда

Покидая сферу договорных отношений (разделы III и IV ГК, посвященные обязательственному праву), мы находим понятие «вред» в качестве основного термина, связанного с процедурой возмещения. И вообще согласно статье 7 ГК «причинение вреда другому лицу» – самостоятельное основание для возникновения гражданских прав и обязанностей наряду с «заключением договоров и совершением иных сделок». Причем чисто имущественный вред можно причинить, незаконно посягая и на абсолютно нематериальные субстанции. Например, такие, как честь, достоинство и деловая репутация, легко повреждаемые при распространении дезинформации.

Согласно главе 58 ГК вред, возникший независимо от договорных обязательств (как трудовых, так и гражданско-правовых), возмещается в полном объеме натурой (вещами того же рода и качества, исправлением поврежденных вещей и т.п.) или деньгами (в полном объеме причиненных убытков). Зачастую вред вообще отождествляется с убытками. Так и пишут «возместить убытки», имея в виду компенсацию причиненного вреда.

Некоторые законы или договоры предусматривают еще и компенсацию сверх возмещения вреда. С другой стороны, при желании можно договориться с потерпевшим о возмещении вреда в размере большем, чем это предусмотрено законодательством.

Вот только приписать виновное поведение каждому внедоговорному вредителю чрезвычайно сложно, поскольку было бы нелепо утверждать, что «все меры» обязан предпринимать тот, кто даже не связал себя каким-нибудь дохленьким договорчиком. Поэтому здесь придумали иную (более правдоподобную) правовую концепцию – вред может возмещаться и при отсутствии вины, и при правомерных действиях, и даже теми, кто не является причинителем вреда. Так бухгалтеры-предприниматели возмещают ущерб, причиненный третьим лицам (не заказчикам бухуслуг!) бухгалтерскими помощниками — наемными работниками (субподрядчиками) во время работы. Правда, лицо, возместившее вред, имеет право на регрессный иск к виновному.

Такой подход соответствует глобальным тенденциям: сегодня во всем мире суды все чаще и чаще удовлетворяют требования о возмещении ущерба, причиненного без всякой вины.

Кроме того, суд может возложить возмещение вреда (полностью или частично) на третье лицо, в интересах которого действовал его причинитель. Застраховавшие свою ответственность в пользу потерпевшего возмещают вред, не покрытый страховкой.

В состоянии необходимой обороны и крайней необходимости разрешается причинять вред, соизмеримый с предотвращенным, — без последующего возмещения. Никогда не возмещается вред, причиненный в результате умысла потерпевшего. Точно также простителен вред от высоконравственного поступка, совершенного по просьбе или с согласия потерпевшего.

Размер возмещения вреда уменьшается при наличии неосторожности потерпевшего, незначительности вины причинителя или в связи с тяжелым материальным положением последнего (если он не имел прямого умысла причинить вред). При улучшении или ухудшении такого положения допускается соответствующий пересмотр размера возмещения.

Если потерпевший был неосторожен, а причинитель не виноват, то суд может отменить любое возмещение, кроме возмещения вреда жизни и здоровью (посягнувшие на «самое бесценное» возмещают, как минимум, ¾ ущерба) .

Вред жизни и здоровью при исполнении гражданско-правовых договоров возмещается по традиционной процедуре. Однако подобный вред фактически невозможен при оказании бухгалтерских услуг (ввиду их высокой безопасности), и на его возмещении мы останавливаться не будем.

Компенсация морального вреда (в денежном выражении) определяется исключительно судом с учетом степени страданий потерпевшего и вины причинителя, а также разумности и справедливости. Какие-нибудь денежные эквиваленты для таких духовных субстанций законодательно не регламентированы— поэтому найти денежное выражение для моральных убытков помогает только судебная практика предыдущих возмещений за аналогичный вред.

Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (то есть, как мушкетеры, «один за всех и все за одного»), а по заявлению потерпевшего – в долях, соответствующих степени вины. Если же степень вины неопределима – доли признаются равными.

И в завершение данного раздела вспомним возмещение вреда, причиненного вследствие недостатка оказанных услуг. Такой вред возмещается даже тому, с кем вредитель не состоял ни в каких отношениях, но сумел навредить своими услугами или сопутствующей им информацией. Часть вторая статьи 964 ГК позволяет бухгалтеру избежать такой ответственности, когда бухгалтерские услуги  реализуются  неопределенному кругу потребителей.

1.2.5. Директивные основания для всестороннего материального воздействия

Подпункт 1.5 пункта 1 Директивы № 1  предусматривает привлечение к материальной ответственности за «бюрократизм и волокиту, нарушение порядка рассмотрения обращений граждан». Какая именно ответственность имеется здесь в виду сказать сложно, поэтому мы думаем, что во исполнение Директивы № 1 бюрократов и волокитчиков (даже если это простые бухгалтеры) можно привлекать ко всем видам материальной ответственности.

Кроме того, абзац четвертый подпункта 1.6 пункта 1 Директивы № 1 предписывает «возмещение материального ущерба, причиненного в результате нарушения законодательства, непринятия надлежащих мер по защите жизни и здоровья людей». Думаем, что для взыскания ущерба по столь пространному основанию подойдет тот же порядок возмещения.

1.2.6. Порядок обращения взыскания на имущество

С добровольным возмещением убытков и вреда все довольно просто. Практически как у Гая Юлия Цезаря, пришел - увидел - возместил. Надо только, чтобы потерпевший не возражал, а еще лучше подписал соответствующий договор (обязательство) по поводу возмещения (на худой конец, хотя бы расписку дал, что претензий не имеет). Труднее, когда люди спорят и доводят то же самое дело до «зала» суда.

Иски о возмещении убытков (вреда), как правило, рассматриваются по месту нахождения ответчика или причинения вреда (убытков). Суду первой инстанции отводится два месяца для рассмотрения подобных исков. Великодушные судьи на протяжении многочисленных заслушиваний и прений, разумеется, постараются подтолкнуть стороны к мировому соглашению, чтобы избежать громких скандалов и тривиального (некрасивого и неприятного) применения силы.

Но уж если и это не поможет, то возмещение вреда будет произведено по решению суда в принудительном порядке. Иными словами: «Не хотел по-плохому – хуже будет!» Вот, как это делается согласно ГПК: арест (опись) – изъятие – принудительная реализация.

Арест вступает в свои права после истечения срока добровольного исполнения и состоит из описи имущества и объявления запрета распоряжаться описанным, либо ограничения права пользования, либо изъятия (передачи на хранение). Сделки, нарушающие запреты и ограничения, наложенные при аресте, недействительны.

Опись традиционно совершается в присутствии собственника. Но, если он отсутствует – сгодятся члены семьи или парочка понятых. При этом судебный исполнитель самостоятельно оценивает описанное имущество. Кто не согласен – пусть нанимает экспертов за свой счет и с их помощью переубеждает суд. Имущество, не подлежащее конфискации или принадлежащее другим лицам, описывать нельзя.

Хранение арестованного имущества осуществляется тем, кого назначит судебный исполнитель, заручившись соответствующей распиской хранителя. Впрочем, инвалюту в любом случае надо сдать Нацбанку, драгоценности – Минфину, а белорусские рубли перевести на депозитный счет соответствующего суда. Хранитель не только может пользоваться (без порчи) хранимым имуществом, но и получает вознаграждение за счет хозяина имущества (если тот ему не родня).

Определение срока для изъятия – «личное» дело судебного исполнителя. После составления описи он вправе начать изъятие в любой момент. Причем немедленно изымаются деньги, ценные бумаги, драгоценности, скоропортящееся вещи, а также все, передаваемое взыскателю.

Очередность изъятия имущества гражданина такова:

1) белорусские рубли (начиная с наличных);

2) инвалюта;

3) иное имущество.

Более конкретную очередность (в отношении каждой отдельной вещи) устанавливает судебный исполнитель с учетом мнения бывшего хозяина.

Конечно, отбирать будут ровно столько, сколько требуется для погашения долга и возмещения расходов по исполнению. При этом должник может самостоятельно выбрать, с каким имуществом он готов расстаться в первую очередь.

На стадии реализации имущества судебный исполнитель продает изъятое через скупочные (комиссионные) магазины или на публичных торгах (аукционах) по месту ареста (вывоз в другую местность — только с согласия должника и взыскателя, причем за их счет). Валюта и драгоценности, доставшиеся при изъятии Национальному банку и Министерству финансов, так и остаются у них за умеренную плату.

Впрочем, должнику могут разрешить самостоятельную распродажу арестованного имущества. Естественно, не дешевле, чем указано в описи.

Если изъятого имущества окажется недостаточно, удержание будет продолжено, но уже из зарплаты, вознаграждений участника кооператива и т.п., авторских гонораров, стипендий, пенсий, возмещений ущерба здоровью и в связи со смерти кормильца, пособий по безработице, доходов индивидуального предпринимателя. При этом не учитываются уплаченные налоги, иные платежи в бюджет, а также суммы, взысканные в качестве уголовного наказания.

Исполнительный лист станет преследовать должника буквально по пятам: от жилища к жилищу, от нанимателя к нанимателю.

Но нельзя отнимать более 20% заработка (50% – при возмещении вреда жизни или здоровью и взыскании по нескольким исполнительным документам, 70% – при взыскании алиментов (денег на содержание) несовершеннолетних детей) .

Кроме того, есть доходы, неприкосновенные для изъятия. Это:

 

1.3. Можно и поспорить

Все дисциплинарные и материальные санкции могут быть оспорены, в том числе в порядке гражданского судопроизводства. Кроме того, законодательство допускает  административную защиту прав граждан, подвергшихся трудовому и гражданско-правому наказанию.

Судебному разбирательству могут предшествовать:

Сегодня все споры, связанные с работой бухгалтера и по трудовым, и по гражданско-правовым договорам, рассматриваются судами по заявлению граждан без взыскания государственной пошлины. Это предусмотрено пунктом 2 Указа № 314  и пунктом  32 статьи 4 Закона Республики Беларусь «О государственной пошлине». Правда, проиграв дело, придется возмещать «победителю» судебные расходы.

Срок для возбуждения трудового спора — 3 месяца со дня возникновения соответствующего повода (месяца — со дня увольнения, года — со дня причинения ущерба нанимателю). Но сроки, пропущенные по уважительным причинам, можно восстановить.

Срок для рассмотрения спора в комиссии по трудовым спорам — 10 дней после подачи жалобы. Решение комиссии принимается консенсусом (единогласно), и его в 10-дневный срок можно обжаловать в суде.

Тот, кто не состоит в профсоюзе или не имеет указанной комиссии у себя на работе, может сразу идти в суд. Но имеются и случаи, когда, кроме суда, жаловаться некуда. В пределах темы данной публикации это споры:

Срок для судебной защиты своих прав ограничен исковой давностью, которая, как правило, равна 3 годам. Для продления данного срока требуются серьезные, уважительные обстоятельства. Но исковой давности не предусмотрено для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Срок рассмотрения подобных дел в судах, как правило, год со дня поступления жалобы (иска).

А еще, каждый читатель вправе оспорить нашу трактовку «мягких» видов ответственности бухгалтера. Наверняка, найдутся люди строгие и принципиальные, которые скажут, что мы в погоне за мнимой полнотой перечисления всех мер воздействия на бухгалтера включили в дисциплинарную и материальную ответственность то, что нужно было рассматривать отдельно.

Но можно ли угнаться за абсолютной детализацией, когда бухгалтеру грозят столь разнообразные формы ответственности? Тем не менее, мы готовы ответить за все издержки и недочеты данной публикации… Но только при условии душевной мягкости и уместной снисходительности со стороны наших взыскательных читателей.