качай извилины здесь!

автор:

Триада
(книга размышлений о Карле Марксе, Фридрихе Энгельсе и марксизме)

Приложение

Карлу Марксу и всем марксистам

(май 1995 г., статья опубликована в газете «Белорусском рынке» под псевдонимом Александр Соколов)

 

5 мая исполняется 177 лет со дня рождения Карла Генриха Маркса. И если новое – это хорошо забытое старое, то пора вспомнить и об авторе недописанного «Капитала».

Пора, хотя бы потому, что он наглядный пример для всех, кто пишет и читает статьи на экономические темы. Ведь, как подмечено Лениным: «Газетная работа показала Марксу, что он недостаточно знаком с политической экономией, и он усердно принялся за ее изучение».

Пора вспомнить и то, что (по доброй воле или из-под палки) Маркс стал учителем политэкономии для всех, кому за тридцать или около того. И я, перефразируя слова Маркса о Гегеле, хотел бы заявить: «Марксизм я подверг критике, когда он был еще в моде. Но как раз теперь, когда крикливые, претенциозные и весьма посредственные эпигоны, задающие тон в современной образованной Беларуси, усвоили манеру третировать марксизм, как «мертвую собаку», я открыто объявляю себя учеником этого великого мыслителя».

Причем признавать и уважать Учителя, совершенно не значит разделять его взгляды. Более того, приходится констатировать, что, признавая Маркса, своим Учителем, я не разделяю ни одного из конкретных положений марксизма.

Вместе с тем остаются полученные от него знания, остаются навыки напряженной работы мысли, остается его жажда служения общественным интересам.

Изведав дух высокой теории и многогранной эрудиции, трудно себе позволить опускаться до поверхностных разглагольствований нынешних пустословов. Изведав монолитность сложной теоретической системы, нельзя без отвращения воспринимать всяческую профанацию на уровне расхлябанной болтовни. Убедившись на личном опыте, что «в науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достичь ее сияющих вершин, кто не страшась усталости карабкается по ее каменистым тропам», трудно поверить в успешность пекущихся без карабканья и усталости рецептов спасения белорусской экономики.

Конечно, всему этому можно было б научиться у любого другого серьезного мыслителя, помимо Маркса. Но при одном абсолютно невыполнимом условии – когда б мы выросли не в Союзе Советских Социалистических Республик.

 

Есть некий дух, некоторая система приоритетов, которая делает марксизм принципиально отличающимся от системы ценностей настоящих рыночников. Это тот «духовный запал», который дал К. Попперу основания считать Маркса «врагом открытого общества» вкупе с Платоном и Гегелем. Именно из-за этого Маркс слыл крупным авторитетом в эпоху построения коммунизма и сделался «персоной нон грата» в эпоху построения рынка.

И самое удивительное состоит в том, что этот «запал» в нашей стране изжит лишь формально. Он лишь изменил ориентиры и имена, оставаясь всё тем же в устах всякого белорусского рыночника. «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» – повторяют они на все лады, не называя источника, и суют нам свои рецепты изменений.

Маркс-ученый, пытавшийся открыть «естественный экономический закон движения современного общества», отброшен, ибо презираема открытая им неизбежность коммунизма. Но Маркс-идеолог живет в каждом, кто твердит о необходимости создания рынка, основываясь на каком-то подспудном чувстве, которое не только не вытекает из анализа естественных процессов развития общества, но навязывается всякому анализу, становится основным критерием отбора фактов и их деления на приемлемые и неприемлемые.

Маркс, добросовестно сверявший логику теоретических построений со штампами гегелевских триад, в общем-то неизвестен. Но известна сущность его диалектики, укоренилась буквально на уровне подсознания мысль о том, что противоположности борются, и одна из них с неизбежностью побеждает. Рыночники, полурыночники и антирыночники уверены, что одна противоположность с железной необходимостью победит, и борются за победу своей «пассии» со всей яростью классовой ненависти.

Много рецептов предложено для экономического развития, но не обсуждается вопрос о том, куда экономика движется на самом деле, как единое целое, как вихрь, без следа поглощающий всякого рецептлога. Более того, многие действительные события удостаиваются не более чем насмешек, в виду своей откровенной неразумности, с точки зрения той или иной самодовольной теории.

Не потому ли все строители светлого будущего, уповают не на естественный ход событий, в котором достаточно найти свое место, а на чудодейственную силу государственной власти, которая должна достаться силам добра, чтобы силы зла пали поверженные и посрамленные.

 

В результате вместо экономики получается сплошная политика. И если кажется, что борьба за власть становится, чем-то другим, если борются не за победу пролетариата и построение коммунизма, то, на самом деле, ничего не меняется. Борьба за власть остается борьбой за власть, под какими б лозунгами она бы не велась. А чем больше политики, тем меньше экономики.

Экономическая мысль, стремящаяся быть доступной наибольшему количеству людей, мысль, упрощенная до простейших противоположностей, до чистейших афоризмов, есть политический лозунг, достойный вскормленного марксизмом борца, а не знатока сложных экономических законов.

И пока экономическая наука сплошь и рядом превращается в навязывании простейших крайностей - «оставь надежду» на нормальное экономическое развитие «всяк, входящий сюда», в нашу белорусскую действительность.

Чем проще взгляд на экономику, тем примитивнее сама национальная экономика, низводимая нами же до уровня политических лозунгов.

 

5 мая 1995 г. – 177 лет Карлу Марксу и очень жаль, что уже 77 лет у нас актуальна не его сложная и противоречивая экономическая система, а общедоступная теория классовой борьбы. Что вновь в ходу шаблонные формулировки, где требуется только расставить имена врагов и друзей.

«Наша эпоха упростила классовые противоречия».

«Борьба начинается вместе с существованием».

«Лишь связь и требуется для того, чтобы централизовать многие местные очаги борьбы и слить их в одну национальную, классовую борьбу. А всякая классовая борьба есть борьба политическая».

«Из всех классов только _______ представляет собой действительно революционный класс. Все прочие классы приходят в упадок и уничтожаются...».

«Законы, мораль, религия – все для ______________ не более как предрассудки». «Нет ничего, что надо было бы охранять, ______ должны разрушить все».

«______ основывает свое господство посредством насильственного ниспровержения _______». «Их гибель и наша победа одинаково неизбежны».

«Открыто заявляем, что наши цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя».

И если эти слова из «Манифеста Коммунистической партии» – «марксизм», то мне, как когда-то Карлу Марксу, противно быть «марксистом».