реферат эпоха Возрождения. Раннее Возрождение

PLAS



ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. Раннее Возрождение

3.1. Расцвет гуманизма

Культура Раннего Возрождения охватывает вторую половину XIV в. и три четверти XV в. Отличительные особенности Раннего Возрождения: 1) создание и широкое распространение принципов гуманизма; 2) переход всех видов искусства к подражанию природе.

В противовес старому церковному взгляду на человека как на существо жалкое в своей греховности сложилось и окрепло убеждение, что человек рождён для счастья, вправе пользоваться всеми радостями жизни.

Люди, развивавшие эти идеи, называли себя гуманистами (от латинского humanus – человечный), проводя параллель между собой и «studia Humanitanis» Цицерона, изучавшей всё связанное с природой человека и его духовным миром. Именно изучение и раскрепощение личности стало в XV в. основным содержанием философии, политики, идеологии, науки, искусства.

Вначале гуманизм был особенностью взглядов тех, кого принято считать чудаками, а церковь звала еретиками. Но потом появились даже короли и папы, открыто объявлявшие себя гуманистами и фактически превратившие Папскую область в светское государство, основанное на принципах гуманизма и всемерной поддержки искусства. Папа Николай V (1447-1455) даже хвастался собственным гуманизмом. Он, и на самом деле, допускал гуманистические вольности и даже покровительствовал явным ниспровергателям церковных канонов.

Графская дочь Изотта Ногарола (1418-1466) удостоилась чести считаться первой женщиной гуманисткой, поскольку с 18 до 20 летнего возраста состояла в переписке с видными интеллектуалами своего города и требовала образования для женщин. Правда, судьба ее очень печальна: затравленная согражданами Изотта сделалась девственницей-отшельницей, помешанной на богословии.

Ярким следствием гуманистических настроений нужно считать резкое повышение ценности человеческой жизни, которое обусловило популярность антивоенной риторики, запрещение дуэлей и угасание рыцарских турниров.

3.2. Философские основания

Лучшие умы и руки Раннего Возрождения ориентировались на подражание природе. Из всех гуманистов только Леонардо да Винчи и некоторые последователи Аристотеля (например, Пьетро Помпонацци) понимали, что, кроме видимых истин, бывают истины доступные только разуму, причем последние существенно отличаются от того, что воспринимают человеческие органы чувств. Остальные деятели Ренессанса придерживались неразрывного тождества между видимым и истинным, между прекрасным и разумным, между искусством и наукой. Они признавали только то, что непосредственно воспринимали чувствами.

И это не случайно. Средневековое богословие было переполнено всевозможными выдумками, которые не находили никакого чувственного подтверждения. Раньше церковь объявляла ложными ощущения, не совпадающие с богословскими положениями. Теперь гуманисты объявили живые восприятия – высшим критерием истины, а умозрительные сущности богословов ‑ чепухой. Новаторы отвергали веру в авторитеты, расчищая тем самым путь для свободного развития научной мысли. Слово «схоластика» перестало обозначать единственно правильный метод освоения истины, теперь «схоластикой» обзывали скучные рассуждения, оторванные от жизни. В особую немилость попали юристы, за свою приверженность «принудительной силе права» и склонность к «чрезмерно запутанной аргументации».

Ренессанс не только вернул из небытия философию Платона, но и всячески возвеличивал ее. Уже Феррарский собор католической церкви (1438) признал философию Платона выше философии его ученика Аристотеля. А в 1459 г. во Флоренции открылась первая Платоновская академия. И все потому, что Платон поэтичнее и художественнее. Он оставляет самый широкий простор для душевных порывов и разрешает свободный выбор истины из множества возможных вариантов. В то время как Аристотель (любимец средневековых схоластов) сводит все к действию нерушимых законов и считает единственно возможным вариантом поведения ‑ следование должному. Диалоги Платона стали надолго образцом всех ученых трактатов. Даже научные произведения Джордано Бруно ‑ диалоги.

Последовательным и ревностным приверженцем Платона прослыл Марсилио Фичино (1433-1499). Он принес огромную пользу, переведя на латынь и прокомментировав все произведения Платона и платоников (Плотина, Ямвлиха, Прокла, Порфирия, Пселла и др.), а заодно создал и возглавил вышеупомянутую Платоновскую академию Флоренции. Правда, Козимо Медичи поддержал и профинансировал создание такого научного центра под влиянием знаменитого византийского философа Плетона, загостившегося в «возжаждавшей просвещения» Европе.

Самым авторитетным и глубоким последователем Платона заслуженно считается Николай Кузанский (1401-1464). Он был епископом и ближайшим советником Римского Папы. Кузанский, как бы не выходя за рамки католической религии, последовательно и всесторонне обосновывал единство и тесную взаимосвязь всего сущего, предложил теорию познания, согласно которой абсолютная истина недостижима, и люди должны бесконечно приближаться к ней путем догадок и предположений. В завуалированном виде Николай предположил, что Земля не центр мироздания. Поэтому именно его считали своим учителем Н. Коперник и Дж. Бруно. Кроме того, Кузанский добился успехов в математике и диалектике (как их понимал Платон).

Своеобразную попытку создать уникальную, единую и всеохватывающую философию гуманизма предпринял Джованни Пико делла Мирандола (1463-1494). Он с юных лет доказывал, что во всех философских, научных и мистических учениях содержится одна и та же Мудрость, равнозначная Богу-Творцу или Природе. При этом широко практиковал кабалистический метод аллегорических толкований. В то же время учение Мирандолы строилось на провозглашении человека – абсолютно свободным существом, способным добиться всего и даже сравняться с Богом. Однако короткой жизни философа (31 года) не хватило не только для построения всеобъемлющей мировоззренческой системы, но даже для согласования собственных разноречивых мыслей.

3.3. Излишества

С самого начала развитие гуманизма выливалось во всевозможные формы индивидуализма, а зачастую ‑ эгоцентризма. Так, например, именно в период Раннего Ренессанса художники стали подписывать свои картины. Все маломальские способные граждане рекламировали собственные таланты.

Пропагандируя жажду наслаждений, многие деятели этого периода наполняли роскошью и прочими усладами свою собственную жизнь: беззастенчиво богатели, предавались пресыщению, добивались общественного внимания (зачастую скандальным образом), почетных и денежных должностей.

Ярким выразителем такого мировоззрения стал Леонардо Бруни по прозвищу Аретино (1370-1444), который яростно отстаивал полную свободу саморазвития личности, воспринимая любые социальные ограничения как проявление бесчеловечной тирании. Не меньше его возмущали и самоограничения, поэтому Аретино постоянно боролся с церковным аскетизмом. Что, впрочем, не помешало ему долгое время работать в Папской канцелярии (1405-1427) и рекордный срок занимать пост канцлера Флоренции (1427-1444). Ведь, по его мнению, город-государство создает условия для процветания личности, и потому настоящий мудрец должен активно участвовать в общественной жизни.

Правда, такую активность Бруни считал достойной огромного вознаграждения, поэтому, помимо причитающихся ему по должности доходов, открыто принимал деньги от меценатов и вымогал взятки у подчиненных. «Прославился» этот канцлер еще и тем, что первым поставил на поток сочинение хвалебных панегириков сильным мира сего – разумеется, ради успешной карьеры и щедрых подарков.

Считается, что Бруни создал целостную концепцию Studia humanitatis (гуманистического образования), предусматривающую воспитание счастливой личности, сочетающей с материальным благополучием знание моральной философии, истории, ораторского искусства, филологии и литературы. А еще он перевел множество древних книг, и его латинские переводы Платона, Аристотеля, Плутарха и Демосфена считаются лучшими. Некоторые исследователи хвалят Бруни за то, что именно он привил традицию точных и полных переводов - до него переводимые тексты переделывали и сокращали, как хотели.

Образовательные начинания Бруни плодотворно развил Витторино де Фельтре (1378-1446), создавший школу «casa giocosa» (Дом Радости), сочетавшую обучение с воспитанием и ставшую примером для педагогики (дидактики) XVII в., стремившейся увлечь, а не принудить учащихся.

3.4. Флоренция – центр Раннего Ренессанса

Бесспорным центром Раннего Возрождения была Флоренция, в которую стекались беженцы Византии и христиане всего Востока, преследуемые мусульманами. Город становится не только местом сосредоточения изящных искусств, но также изучения и преподавания древних языков, античной литературы и философии.

Новое искусство, победившее в начале XV в. в передовой Флоренции, далеко не сразу получило признание и распространение в других областях страны и, тем более, за Альпами. В то время как во Флоренции работали Брунеллески, Мазаччо, Донателло ‑ в северной Италии еще были живы традиции византийского и готического искусства, лишь постепенно вытесняемые Ренессансом. Причем местные церкви продолжали бороться с искусством Античности как с проявлением язычества.

3.5. Петрарка

Родоначальником гуманистической культуры считается великий итальянский поэт Франческо Петрарка (1304-1374). В 1342-1343 гг. он написал философский трактат «О презрении к миру», в котором категорически отвергал средневековый аскетизм и провозглашал высшим назначением человека любовь, в первую очередь к женщине. В этой же книге «темные времена» Средневековья впервые противопоставлены Античности, и звучит призыв к возрождению идеалов Классической Древности.

Название поэтического стиля Петрарки «dolce style nuovo» (новый сладостный стиль) говорит само за себя. Поэт действительно хотел сделать жизнь предельно сладкой.

В стихах Петрарки, в основном посвященных мимолетному виденью юности - Лауре, можно увидеть, как простые человеческие чувства и желания побеждают религиозную сдержанность и ограниченность. Поэт не отрицает церковных идеалов, но ставит рядом с ними другие идеалы, в первую очередь античные, и убедительно доказывает, что только сам человек может и должен решать, что предпочесть в каждом конкретном случае. Решение для Петрарки рождает не вера, не холодный ум, а искренние чувства страстной и безудержной человеческой души.

Более того, Петрарка может рассматриваться, как сознательный противник беспристрастных научных исследований, когда называет причинами испорченности и безбожия «натурализм и рационализм», привнесенные арабской наукой и философией Аристотеля. Петрарка открыто призывает совершенствоваться в искусстве наслаждений, отбросив чрезмерную ученость. При этом сеньор Франческо не скупится на восторги в адрес античной мифологии, наполненной тонкими, изысканными удовольствиями.

Характеризуя недостатки такого преклонения, великий философ современности Бертран Рассел писал: «Первым результатом освобождения людей от церкви явилась не способность мыслить рационально, а их готовность принять любой античный вздор».[1]

Петрарка первый из гениев Ренессанса предпринял попытку написать Историю в виде собрания биографий выдающихся личностей, а заодно издал собственную переписку, чтоб просветить потомство.

3.6. Боккаччо и другие писатели-гуманисты

Еще больше внимания античным радостям и блаженствам уделял знаменитый писатель-гуманист Джованни Боккаччо (1313-1375). Его поэмы в своем большинстве – вольное изложение языческих мифов. Самое известное произведение Боккаччо «Декамерон» (сборник из ста новелл - рассказов о новых событиях) до сих пор вызывает противоречивые отзывы. Одни концентрируют внимание на нравственной распущенности героев Боккаччо и считают некоторые новеллы непечатными по причине их аморальности-непристойности. Другие говорят, что Боккаччо был жизнерадостным реалистом и брал от жизни все, поэтому ему удался первый в мировой истории по-настоящему психологический роман.

Такие люди, как Петрарка и Боккаччо произвели перелом в мировоззрении интеллектуальной элиты. И уже в начале XV в. общественная жизнь, публичная мораль, наука, литература и искусство перестали считаться со многими церковными ограничениями. Избавление от религиозных пут с невиданной скоростью распространялось по Европе. Именно гуманизм и натурализм, а не подражание античному искусству, стали главными особенностями Ренессанса за пределами Италии, в том числе и на территории Беларуси.

Среди великих последователей итальянских писателей-гуманистов, следует назвать англичанина Джефри Чосера (ок.1340-1400) – автора знаменитых «Кентерберийских рассказов», отца английской поэзии и литературного языка Британии. Исследователи отмечают, что если вначале Чосер подражал средневековой литературе Франции, то потом страстно увлекся реалистической литературой Раннего Возрождения Италии, отбросил латынь и стал описывать жизнь своих современников-британцев по-английски.

3.7. Брунеллески и новая архитектура

Новую главу в истории архитектуры открывает Филиппо Брунеллески (1377-1446) Его решающий вклад в формирование архитектурного стиля эпохи Возрождения и его новаторский подход не вызывали сомнения даже у его современников. Он возвратил в архитектурную практику множество античных элементов, стал основоположником теории перспективы и ордерной системы. Столетье спустя Вазари писал, что великий флорентийский зодчий явился в мир, «чтобы придать новую форму архитектуре, которая сбилась с пути и блуждала впотьмах столь долгое время».

Отец Брунеллески – богатый нотариус готовил сына как продолжателя своего дела. Но склонность Филиппо к искусству преодолела все преграды. Первый серьезный успех пришел к нему в 27 лет, когда ему поручили возвести огромный и сложный купол флорентийского собора Санта-Мария-дель-Фьоре (1420-1436 гг.). Главная трудность, которая встала перед мастером, ‑ создание пролета размером свыше 48 м. Решение архитектора было восхитительно остроумным и его произведение до сих пор доминирует в панораме Флоренции. Это положило начало строительству купольных церквей итальянского Ренессанса, среди которых такие шедевры, как капелла Пацци (1430-1443) того же Брунеллески и собор Святого Петра, увенчанный куполом Микеланджело.

Но гуманисты строили не только, и даже не столько храмы. Дворцы и прочие нерелигиозные здания стали их основными произведениями. Так среди творений Брунеллески множество светских строений. Например, дом детского приюта (1419-1445). Это высочайший образец архитектурного равновесия, гармонии и покоя, того, за что архитектуру назвали «застывшей музыкой».[2] Изящество и тонкость строений Брунеллески делает его достойным продолжателем античной классики и Проторенессанса.

А еще, сеньор Филиппо прославился как скульптор и разработчик теории линейной перспективы. И, как всегда, гению не хватило жизни, чтобы реализовать свои задумки - многие его начинания остались незавершенными.

Крупнейшим теоретиком ренессансной архитектуры считается архитектор и философ Леон Батиста Альберти (1402-1472). В «Десяти книгах о зодчестве» (1485) он изложил целостную концепцию новой архитектуры, включавшую переосмысление устройства христианских базилик, создание многоярусных фасадов и т.д. Его общепризнанные шедевры ‑ Палаццо Ручеллаи во Флоренции (1446-1451) и церковь Сант-Андреа в Мантуе (1472-1494). Кроме архитектурных теорий и блестящих примеров их воплощения, Альберти создал ряд философских трактатов и литературных произведений, добился больших успехов в механических ремеслах и военно-спортивной подготовке. При жизни его величали «человеком-легендой», ссылаясь на весьма героическую Биографию, изданную неизвестным автором. Только потом оказалось, что эту книгу написал и втайне распространил сам Леон Батиста, склонный сильно преувеличивать собственные достижения.

3.8. Донателло

Донателло (настоящее имя Донато ди Никколо ди Бетто Барди) (1386-1466) создал классические формы и виды ренессансной скульптуры: новый тип круглой статуи и скульптурной группы. Его творчество поражает разнообразием новаций. Он первым из мастеров Возрождения сумел разрешить проблему устойчивой постановки фигур, создал скульптурный портрет, отлил бронзовый памятник, выдумал новый тип надгробий.

Донателло был сыном ремесленника - чесальщика шерсти. Первое обучение прошел, как полагают, в мастерских, работавших в то время над украшением собора. Вероятно, здесь он сошелся с Брунеллески, своим будущим близким другом.

Уже в 20 лет Донателло получил первый самостоятельный заказ на статую пророка.

Донателло первым из гениев Ренессанса решился сорвать с человеческого тела все покровы и показать его нагим. И показал так, что естественная застенчивость и традиционный стыд отступили перед красотой и одухотворенностью наготы. Из-под его резца выходили не изможденные и бесформенные тела христианских великомучеников, а гармоничные и вдохновляющие фигуры древних героев. Это было максимально откровенное воплощение гуманистических идеалов в искусстве. Образ человека в произведениях Донателло избавился от всего, что навязывала скульпторам религиозное целомудрие.

Уже в одной из первых работ - мраморной скульптуре «Давид-победитель» (1408-1409) проявляется страстное стремление художника создать героический образ. Давид Донателло не похож на прежнего старца с лирой или свитком псалмов, это юноша в момент торжества над поверженным Голиафом. Давид стоит, подбоченившись, попирая ногами отрубленную голову врага.

Донателло, по словам Вазари, заслуживает всяческой похвалы за то, «что работал столько же руками, сколько расчетом».

Статуя Георгия (1416) ‑ одна из вершин творчества Донателло. Здесь он воплощает идеал сильной личности, героя-победителя. Столь же героичны молодая и прекрасная Юдифь (скульптурная группа «Юдифь и Олоферн» - 1456-1457) и конный «Гатгамелат» (1447-1453). Героический образ в последующем неустанно совершенствовался мастерами эпохи Возрождения.

И вдруг как мрачное и тревожное предостережение от чрезмерного оптимизма, «Мария Магдалина», созданная Донателло в 1445 г. Мастер, вопреки традиции, представил святую не цветущей и юной, а в виде высохшей, изможденной постом и покаянием отшельницы, одетой в звериную шкуру. Старческое лицо Магдалины с глубоко запавшими глазами и беззубым ртом пронзает болью и ужасом. Это как знаменитое «Memento mori» (помни о смерти), которым древние римляне напоминали человеку о его скромном месте в этом бесконечном мире.

Но предупреждение зрелого Донателло больше пугало современников, чем способствовало обузданию их своеволия. Юные последователи великого мастера чурались сильных чувств и увлеклись светскими и бытовыми мотивами, располагающими к отдыху и уюту, а не к подвигам и страданиям.

3.9. Мазаччо

Великие художники Раннего Ренессанса в отличие от большинства живописцев своего времени (да и любого другого) были весьма самоотверженными людьми. Они творили по вдохновению и зачастую пренебрегали заказами богатых меценатов. Блестящий пример беззаветного служения искусству являет собой Мазаччо (1401-1428). Томмазо ди Джованни ди Симоне Кассаи прозвали «Мазаччо» (мазила), потому что он, одержимый живописью, был безразличен ко всему остальному, невероятно беспечен и рассеян. За свою короткую жизнь (27 неполных лет) он успел очень много и стал вместе с Брунеллески и Донателло бесспорным основоположником реалистического искусства эпохи Возрождения.

Искусство Мазаччо опередило свое время. Его радикальные и смелые новшества произвели огромное впечатление на художников, однако, были восприняты лишь частично. Самой ранней из сохранившихся работ Мазаччо считают «Мадонну с младенцем, Святой Анной и ангелами» (около 1420). В 1425-1428 гг. Мазаччо написал фрески для церкви Санта-Мария-дель-Кармине во Флоренции. Здесь впервые последовательно использована система линейной перспективы, над разработкой которой в то время трудился Брунеллески. Новыми были и лаконичность композиции, и почти скульптурная (трехмерная) реальность форм, и выразительность лиц.

Изображая чудеса, Мазаччо лишает их всякого оттенка мистики. Его Христос, Петр и другие апостолы - земные люди, лица их отражают всю гамму человеческих чувств, действия их продиктованы естественными побуждениями. Мазаччо не нагромождает фигуры рядами, как это делали его предшественники, а группирует их сообразно своему замыслу и свободно размещает в пейзаже.

Среди фресок Мазаччо наиболее знамениты «Грехопадение» и «Изгнание из Рая» (1424-1427). Как утверждают искусствоведы, по силе экспрессии последняя фреска не имеет аналогов в мировом искусстве.

После безвременной смерти Мазаччо оформленная им капелла Бранкаччи стала местом массового паломничества живописцев. «Все, кто стремился научиться этому искусству, постоянно ходили в эту капеллу, чтобы по фигурам Мазаччо усвоить наставления и правила для хорошей работы», - писал Вазари, приводя длинный список учеников Великого живописца, среди которых Леонардо, Рафаэль и Микеланджело.

3.10. Искусство за пределами Италии

XV в. стал «золотым веком» Нидерландской (фламандской) живописи, развившейся одновременно с подъемом голландских городов. Но великие голландцы не возвышали человека до небес, а давали его в реальных условиях жизни, во многом придерживаясь религиозной традиции. Яркими представителями этого направления стали братья Губерт и Ян ван Эйки (первая половина XV в.). Они отображали мир с необычайной тщательностью, подробно выписывая каждую травинку.

Франция того же периода по праву гордится целой серией великолепно иллюстрированных рукописей, появившихся в 1380-1420 гг. Среди них «Книга охоты» Г. Феба, «Роскошный часослов Богоматери» и «Роскошный часослов герцога Беррийского». Здесь за церковной тематикой уже скрываются вполне натуралистические сюжеты.

3.11. Книгопечатанье

Одним из величайших достижений Раннего Возрождения было книгопечатанье. Его изобрел великий немецкий инженер Иоганн Гуттенберг (1406-1468). Именно механическое тиражирование книг стало средством, столь необходимым для распространения идей и произведений Возрождения, а также последующих Реформации, Просвещения, Промышленной и Научно-технической революций. Даже современная информационная (постиндустриальная) революция во многом обязана Гуттенбергу.

К концу XV в. в сотнях европейских городов действовало около 1,7 тыс. типографий, успевших выпустить более 20 млн. экземпляров книг (преимущественно священных). Одновременно с книгопечатаньем и частной книготорговлей стремительно развивались светское образование и светская литература. Грамотность резко выросла (до 1/3 горожан).

Правда для борьбы с размножением ересей при помощи печатного стана церковь ввела цензуру. Первый цензурный регламент (кодекс) появился в 1486 г. в немецком Майнце. Активней других с «богомерзким изобретением» боролся распутный Папа Александр VI (1492-1503 гг.).

3.12. Жизнерадостное бытие

В период Раннего Возрождения зримо изменяется внешний вид всей городской среды. Прежний угрюмый крепостной вид строений вытесняется приветливой и нарядной архитектурой, свидетельствующей о жизнерадостном и безопасном образе жизни, контрастном прежнему беспокойному времени. Всюду появляются просторные и красивые внутренние дворы, изящные и роскошные карнизы, внутренние помещения украшаются произведениями всех искусств. Книги наполняют жилища.

По сравнению с искусством Классической Древности «красоты» этого периода становятся все более сложными и многогранными.

Большим поклонником подобного образа жизни и мастером предельно сложного искусства был флорентийский скульптор и ювелир Лоренцо Гиберти (1381-1455), особенно ярко проявивший свой талант при создании бронзовых рельефов северных и восточных дверей Флорентийской баптистерия (1404-1452).

Благодаря собственным грандиозным свершениям культура Раннего Возрождения переросла в могучую и грандиозную культуру Высокого Возрождения. За своими гениальными учителями шли Величайшие титаны всемирной культуры.

 

Показать сноски

[1] Рассел Б. «История западной философии», Новосибирск «Издательство НГУ», 1994, Книга 3., С. 17.

[2] Это слова И.В. Гете, употребленные в беседе с Эккерманом 23 марта 1829 г.