качай извилины здесь!

автор: Пласковицкий А.Л.
Под редакцией Пласковицкой Е.В.

«Закон «О хозяйственных обществах»
как «нить Ариадны»

законодательство Республики Беларусь учтено по состоянию на 9 марта 2006 г.
журнальная версия публиковалась под псевдонимом Елена Кудрявцева в журнале «Налоговый вестник» №№ 14-15 2006 года, а также в журнале «Юридический мир» летом 2006 года.

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «Смотри, вот это новое», но это было уже в веках, бывших прежде нас. Все – суета и томление духа».

Екклесиаст, гл.1, ст. 9-10

Подспудное совершенствование Закона от 9 декабря 1992 года «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» превратило его в Закон «О хозяйственных обществах» (далее – Закон), введенный Законом от 10 января 2006 г. № 100-З со 2 августа текущего года (то есть через шесть месяцев после опубликования). Причем «новорожденный» оказался в 4,2 раза (!!!) объемнее своего предшественника.

Одновременно с введением в действие Закона вступают в силу и соответствующие изменения-дополнения, внесенные в Гражданский кодекс (далее – ГК) Законом от 5 января 2006 г. № 99-З и радующие либеральную общественность заменой слова «законодательство» словами «законодательные акты» (в соответствующем падеже).

С того же августовского дня стартует очередная, любезная сердцу чиновников и юридических фирм кампания – пресловутая «перерегистрация». Хозяйственным обществам (далее ХО) на этот раз выделили ровно год (до 2 августа 2007 года) для приведения учредительных документов в соответствие с изменениями законодательства. Естественно, тех, кто не уложится в указанный срок, ждет судебная ликвидация по инициативе регистрирующих органов.

Кроме того, закрытые акционерные общества (далее – ЗАО) и общества с ограниченной ответственностью (далее – ООО), имеющие в своем составе более 50 участников, обязаны в течение того же года уменьшить свою численность до полусотни либо реорганизоваться. Под данное сокращение не попадают только ЗАО:

- созданные до 2 августа 2006 г., путем преобразования коллективных (народных) или приватизации арендных предприятий;

- преобразованные из ООО, уставный фонд которых состоял из принадлежащих гражданам акций открытых акционерных обществ (далее – ОАО), созданных в результате приватизации.

Ремарка: Иными словами, у продуктов приватизации – по-прежнему свой, неповторимый удел!

Среди переполняющих Закон монотонных предписаний об учредительных документах, организационных процедурах и полномочиях всевозможных органов, мы попытались отыскать самое интересное с точки зрения обычного бухгалтера. Наша скудная добыча перед Вами. А остальное лучше изучать самостоятельно, непосредственно по тексту Закона, где каждая буква ждет своего многомиллионного тиражирования в учредительной и хозяйственной документации ХО.

Ремарка: Отказ от детального пересказа уместен еще и потому, что принятый Закон принципиально не отличается от проекта, подробно пересказанного нами в № 10 «Налогового вестника» и №№ 9–11 «Юридического мира» за 2004 год.

Наличие отсутствия

Закон не претендует на роль единого акта для всех ХО и допускает, чтобы особенные правила действовали в законодательстве о (об):

- банковской, страховой, биржевой и иной деятельности;

- иностранных инвестициях;

- приватизации;

Примечание: Особенности правового регулирования деятельности ОАО, созданных в процессе приватизации действуют до отчуждения всех принадлежащих государству акций – то есть ровно столько, сколько понадобится соответствующим госструктурам.

- передаче долей (акций) в госсобственность и госбанкам;

- экономической несостоятельности (банкротстве);

- выпуске и обращении ценных бумаг, госконтроле за сделками с акциями, а также  особом праве ("золотой акции") государства.

1. Яркие Крупицы познания

Читая Закон, невольно инвентаризируешь собственную эрудицию, освежая поблекшие краски знакомых понятий и пополняя интеллектуальные стеллажи новыми файлами. И вот какими (наиболее яркими) впечатлениями хочется поделиться в первую очередь.

1) Сколь ни настаивали любители абстрактных категорий и приверженцы государственных акционерных компаний, ХО по-прежнему не могут состоять из одного участника, а ООО – это вообще запрещено. Как минимум, два разных лица должны разделить между собой уставный фонд (доли, акции), чтобы соответствующая коммерческая организация считалась ХО. Иными словами восторжествовала «крепкая крестьянская (она же простая сермяжная) правда», неоднократно обласканная протяжным словом «Вопчество». Конечно, полноценное «вопчество» начинается с трех человек, но, увы – «заучкам-юристам» и «пара лиц» всегда казалась «организованной группой».

2) Государственным органам, как правило, запрещается быть участниками ХО, и только акты законодательства могут сделать исключение из этого правила. Чуть лучше положение унитарных предприятий и учреждений – им для такого «участия» требуется всего лишь разрешение собственника.

Зато физические лица, не являющиеся участниками ХО, могут избираться и переизбираться неограниченное число раз (!) в состав руководящих и контрольных органов (в частности Совета директоров, исполнительного органа и ревизионной комиссии).

3) Делегирование полномочий, как известно, существенно облегчает нашу жизнь, видимо, поэтому Закон расширяет пределы столь полезного правового института. И с наступлением 2 августа обществам позволено практиковать:

- приобретение гражданских прав и обязанностей через своих участников;

- доверенности на участие в собраниях (только для решения вопросов реорганизации-ликвидации АО и ограничения прав участников последние должны являться на собрание «собственной персоной»);

- делегирование любому лицу важных общественных функций, вплоть до права подписания контрактов с руководством ХО.

Примечание: А вот членам Совета директоров и исполнительного органа перепоручать собственные голоса запрещено. Да и участникам ХО запрещено передавать (уступать) другим свои преимущественные и сугубо личные права.

4) Замысловато сформулирована норма о месте нахождения ХО. Мол, где зарегистрировали, там и находишься (дословно «место нахождения хозяйственного общества определяется местом его государственной регистрации»). Что ж нашим людям не впервой расшифровывать подобные «недоговорки». Тем более что это не единственная загадочная формулировка. Например, мы так и не смогли понять, почему реорганизованным считается ХО, к которому присоединено другое, а это другое считается прекратившим деятельность.

5) Практически в любом ХО власть можно отделить от собственности, записав в уставе норму, согласно которой количество голосов во время принятия решения несоразмерно долям в уставном фонде.

Изощреннее всего это проделывается в ООО и обществах с дополнительной ответственностью (далее – ОДО), где разрешается и определять число голосов (в том числе по отдельным вопросам) непропорционально доле, и устанавливать максимальный размер доли участника, и любым способом пересматривать соотношение долей. Столь же непропорционально можно распределить между участниками ХО прибыль и всевозможные обязанности. В ОДО даже дополнительную ответственность можно разделить между собой без учета долей в уставном фонде.

6) Менеджмент постепенно превращается в самостоятельный (обособленный) бизнес. Так полномочия исполнительного органа ХО разрешается (по воле общего собрания) передавать другой коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

То же самое происходит с оценочной и депозитарной деятельностью.

7) Слово «кумулятивный» (преумножающий) из медицинской латыни в обыденную жизнь первыми «занесли» люди военные, чтобы поразить воображение обывателей снарядами, способными прошивать вражескую броню. Теперь найдено мирное применение для этого опасного слова: Закон предусмотрел «кумулятивное голосование» при формировании коллегиальных органов.

Хитрая штука – забава для «любителей калькулятора», поскольку каждый участник голосования должен сначала перемножить свою долю голосов на количество членов избираемого органа, а потом по своему усмотрению разделить получившееся произведение между выдвинутыми кандидатами. Можно даже все полученные путем умножения голоса отдать одному кандидату.

Примечание: Чтобы «искателей голосов» получилось не слишком много, Закон запрещает включать в одно предложение больше кандидатов, чем имеется вакантных мест.

А уж если какой-то орган сформирован кумулятивным голосованием, сместить его разрешается только «списком».

8) По непонятным причинам численности ЗАО, ООО и ОДО положен максимальный предел – до 50 участников. Обществам, превысившим его, полагается в течение года либо преобразоваться в юридические лица, которым большая численность разрешена, либо «законным способом избавиться» от лишних участников. Иначе – упомянутая в самом начале данной статьи судебная ликвидация!

9) Закон склонен интерпретировать молчание то как отрицательный, то как положительный ответ. Например, неполучение письменного согласия на приобретение долей (акций) по Закону равноценно отказу, а неполучение такого же согласия на отчуждение тех же долей (акций) расценивается как безусловное согласование.

10) Все акционеры равны, но некоторые равнее! На этом основании осуществление некоторых акционерских прав напрямую зависит от размера пакета акций. Так вопросы в повестку дня и кандидатуры должностных лиц вправе предлагать только счастливые обладатели совокупного пакета не менее 2%, а ревизии инициируются лишь 10-процентщиками. Зато для ознакомления со списком всех акционеров достаточно волеизъявления 1%.

Примечание: Закон, как и все акты белорусского законодательства, свято чтит личную неприкосновенность, поэтому разрешает разглашать адреса и данные документов, удостоверяющих личность, только с письменного согласия соответствующих людей.

Впрочем, и система управления в самих АО регулируется по-разному в зависимости от их численного состава. И тут количественная градация такова: до 50, от 50 до 100, от 100 до 1000, от 1000 до 10 000, 10 000 и более участников. Причем в каждой следующей группе усложняются управленческие процедуры и удлиняются списки должностных лиц.

У других ХО подобной связи между размером и статусом не наблюдается. Более того, положения учредительных документов и решения руководящих органов, ограничивающие права на участия в общем собрании ООО (ОДО), – ничтожны.

11) В Законе, как и в проекте, доминируют малораспространенные среди математиков представления о том, как обозначать доли: право на существование получили только проценты и простые дроби, а дроби десятичные и описательные обозначения долей изгнаны за пределы законодательства о ХО.

Интересно знать, что:

1. Приобретатель доли (части доли) ООО (ОДО) вступает в права не после соответствующей госрегистрации изменений учредительных документов, а с момента уведомления ООО (ОДО) о своем приобретении.

2. Закон очень подробно разбирает случаи, когда участник ООО (ОДО) оплатил (внес) свою долю только частично. Поэтому в широкий обиход пошло понятие «часть доли», кажущееся, на первый взгляд, обыкновенной тавтологией.

3. Доля выбывающего участника определяются по балансу, составляемому на момент его выбытия, а причитающаяся тому же участнику часть прибыли (дивиденды) - на момент расчетов с ним.

4. Обращение взыскания на долю (часть доли) участника допускается только по решению суда. При этом ХО может выплатить кредиторам действительную стоимость соответствующей доли (части доли) или выделить имущество в натуре. Иначе кредиторы вправе выставить долю своего должника на публичные торги!

12) Хотите посмотреть, как моральные заповеди превращаются в правовые нормы? Пожалуйста: «Члены органов хозяйственного общества при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах этого общества добросовестно и разумно» (часть шестая статьи 33 Закона).

2. По образу и подобию государственного аппарата

Владимир Владимирович Маяковский публично заявлял, что «волком бы выгрыз бюрократизм». Но даже у «этакой глыбы» сил хватило только на самого себя. Бюрократизм оказался куда прочнее волчьих зубов и живучее любого поэта – поэтому до сих пор радует нас своим пышным видом и все новыми, и новыми формами существования.

Высокому искусству управления и делопроизводства в Законе отведено столько места, что постоянно кажется, будто изучаешь не нормы хозяйственного законодательства, а примерные регламенты государственного и международного строительства.

Надо отдать должное чиновникам, приложившим свои умелые руки, к данному Закону, – они весьма преуспели в деле переустройства ХО по образу и подобию государственного аппарата. В итоге общие собрания уподобились заседаниям Советов депутатов, наблюдательные Советы – советским президиумам, а исполнительные органы обществ – обычным исполкомам.

Ну, а исконное славянское вече у нас вообще в крови, поэтому неудивительно, что кроме общих собраний (в том числе повторных) в Законе предусмотрены собрания учредительные и некие комбинированные собрания для реализации двухступенчатой процедуры реорганизации.

И это только верхушка айсберга. Опуская глаза по тексту Закона, мы легко находим всевозможных председателей и секретарей, счетные и иные комиссии, а также множество контрольных органов. И повсюду «конкретные сроки» и мелкие подробности: временами в Законе детализируется, кто именно должен открыть заседание и произнести вступительную речь.

Контроля много не бывает!

После вступления в силу Закона контроля внутри ХО будет ничуть ни меньше, чем снаружи.

Ремарка: Глядишь, и уравновесят друг друга!

Во-первых, потому что ревизионные комиссии (ревизоры) получили себе в помощь:

- внешний аудит, осуществляемый аудиторскими организациями (индивидуальными предпринимателями), не связанными имущественными интересами с соответствующим ХО и его участниками;

- внутренний аудит в лице контрольно-ревизионной службы, которая помимо прочего может в случаях, установленных Президентом, заменить внешних аудиторов.

Примечание: В русле новомодной минимизации обременительных последствий контролерских нашествий Закон не велит растягивать внутренние ревизии (проверки) более чем 30 дней, если иное не установлено учредительными документами.

Ремарка: Участникам ООО и ОДО мы бы рекомендовали хорошо подумать прежде, чем инициировать проведение аудиторских проверок, поскольку оплачивать этот «пир справедливости» придется из собственного кармана.

Во-вторых, капитально усилен контроль за внутренней коррупцией: аффилированными («присосавшимися») лицами и крупными сделками.

Ремарка:Все-таки странно, что такой политически важный и актуальный контроль вводится только для ХО, а не для всех организаций Беларуси! Может быть, это всего лишь «пробный камень» или «передовой участок борьбы с корыстными влечениями недобросовестных граждан»?

Вот только допущенные средства и вожделенные результаты кажутся нам несопоставимыми. Сначала Закон долго и подробно инструктирует, кого и в каких случаях следует считать «аффилированным лицом» (способным, согласно определению, прямо или косвенно влиять на деятельность ХО). А потом выясняется, что даже самое дурное влияние «аффилированных» – лишь повод для возмещения убытков.

Невольно возникает вопрос: стоило ли так тщательно выявлять, учитывать и переучитывать этих лиц, требовать уведомления об их причастности (заинтересованности) и выносить корыстные сделки на утверждение общего собрания незаинтересованных участников, чтобы, в конечном счете, получить возмещение, гарантированное ГК и без перечисленных сложностей?

Ах, да! Еще сделку, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированного лица, можно признать недействительной через суд, если нет соответствующего решения общего собрания. Вероятно, кому-то показалось, что в действующем законодательстве мало средств для борьбы с проталкивающими собственные интересы в ущерб окружающим. А нам бы хватило и статьей 179-180 ГК…

Нечто подобное следует сказать и по поводу усиления бдительности в отношении крупных сделок (то есть операций на общую сумму не менее 25% балансовой стоимости активов ХО). Такие сделки тоже предписано утверждать общим собранием участников (2/3 голосов при объеме до 50% активов и 3/4 сверх того). Кстати, с теми же (выше описанными) мизерными последствиями.

Ремарка: На наш взгляд, несколько эффективнее нормы Закона, запрещающие участвовать в голосовании и выборах лицам, заинтересованным в принятии соответствующего решения. Таких запретов в Законе много и вредительской «аффиляцией» они не ограничиваются.

В-третьих, Закон разрешает совмещать руководящие должности в ХО и других организациях только на основании прямого разрешения, содержащегося в учредительных документах или решениях общего собрания.

В-четвертых, наш законодатель, изнуренный затяжной борьбой с фирмами-однодневками и финансовыми пирамидами, предписал возвращать имущество, отчужденное подложно, во избежание ответственности перед кредиторами.

В-пятых, Закон не только, как прежде, запрещает ревизорам проверять самих себя, но и рекомендует лишать должностных лиц права голоса при избрании членов ревизионной комиссии (ревизора).

Раз бумажка, два бумажка…

Там, где много профессиональной бюрократии, – сопутствующего бюрократизма тоже с избытком.

В первую очередь, это всевозможные, очень разнообразные «локальные нормативные акты» (решения, приказы, указания, годовые финансово-хозяйственные планы и т.п.) – внутреннее, так сказать, «законодательство». А следом идут бесконечные договоры и протоколы (как правило, в двух экземплярах), выписки и справки, повестки дня, неподлежащие изменению, сложные и помпезные формы проведения мероприятий. Унылым перечням документов, хранящихся по месту нахождения исполнительных органов ХО, посвящено несколько длинных статей Закона. И у каждой официозной бумаги своя процедура составления и свой список уполномоченных подписывать.

Уже у истоков любого ХО уютно расположились письменный договор о создании общества и его брат-заместитель протокол собрания. Причем в каждом из них следует распределить права-обязанности между учредителями и в мельчайших подробностях расписать всю процедуру созданию ХО, в том числе заранее договориться даже о таких нюансах – кому поручить проведение «экспертизы достоверности денежной оценки неденежного вклада в уставный фонд».

Новый Закон даже не попытался изжить дубляж учредительных документов. Сохранены в неприкосновенности и устав, и учредительный договор. Причем последний подписывается даже при создании акционерных обществ (далее – АО), где подобный документ не имеет статуса учредительного и перестает действовать с возникновением АО.

Примечание: Согласно Закону устав имеет преимущественную силу в случае расхождения учредительных документов.

Аналогичное раздвоение бумаг наблюдается и при реорганизации, где для закрепления «правопреемства по всем обязательствам» необходимо составлять разделительный баланс и передаточный акт. Правда, и этого недостаточно – придется еще вести обширную переписку с кредиторами и регистрирующими органами. Забавно лишь то, что, навязывая такое обильное бумаготворчество, законодатель сам не верит, что написанного будет достаточно для реализации поставленных целей. Поэтому бумажное обеспечение правопреемства заканчивается в Законе оговоркой: дескать, если все-таки не удается определить правопреемника, возникшие ХО несут солидарную ответственность по обязательствам своего предшественника. И стоит ли после этого законопослушному гражданину корпеть над кипой бумаг, если Закон допускает «недоделки»?

Параллельно этому «учет», воспетый классиком, продолжает заполнять собою жизнедеятельность ХО. С каждым законом все больше видов регистраций и учетных записей. Упомянем лишь:

- Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в котором учитываются не только свершившиеся факты, но и такие явления как «нахождение в процессе ликвидации»;

- реестр владельцев акций и дублирующий его список участников ЗАО, а также список участников ООО (ОДО), воспроизводящий текст учредительных документов;

- «списки лиц, имеющих право на участие в общем собрании»; «списки лиц, имеющих право на получение дивидендов», и иные списки для обеспечения реализации других прав участников;

- предварительная регистрация участников общего собрания.

О сокрушительной силе некоторых из этих «кондуитов» свидетельствует хотя бы то, что по Закону новые участники ХО, не успевшие попасть в соответствующий список, обязаны брать доверенность у своих предшественников.

Что до взаимодействия между участниками и органами ХО, то Закон явно предпочитает переписку, игнорируя устные и телефонные переговоры, а также современные средства коммуникации. Вспомним также, что по Закону любые заседания разрешается проводить в заочной и смешанной формах, основанных на полном или частичном письменном опросе вместо голосования – и порадуемся такому умелому стимулированию эпистолярного жанра.

Ремарка: На наш взгляд, процедура заочного голосования выглядит внушительней привода в милицию: вручение бюллетеня под роспись – заполнение бланка с вопросами для голосования и подписание ответов с указанием паспортных (иных идентифицирующих личность) данных – представление заполненных бумаг по месту подсчета голосов. Юрлица все это еще и своей печатью скрепляют. И над каждым довлеет угроза, что бюллетень, заполненный с нарушением установленных требований, сочтут недействительным.

А в довершение темы бумажного «спама», укажем на то, что согласно Закону СМИ становятся еще более оживленной ареной активной деятельности ХО. Хотя бы потому, что сохранена обязательная публикация годовых отчетов ОАО и «добровольно-обязательная» публикация отчетов других ХО. В Законе прописано и специальное «печатное издание, предназначенное для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц». В нем же публикуются и данные о ликвидации ХО.

Кстати об информации – ХО разрешено торговать копиями собственных документов, но соответствующие цены не должны превышать себестоимости (затрат).

В дебрях реорганизации

Нам чрезвычайно досадно, что пропала втуне вся наша ирония по поводу излишеств процедуры реорганизации ХО в проекте Закона. Увы, проект под нашим «натиском» даже не дрогнул…

А мы все так же не способны понять, почему соучастники «слияния и присоединения» проводят сначала раздельные, а потом еще и совместные реорганизационные собрания, овеществляя каждое из мероприятий в подробных протоколах и договорах? Еще труднее уразуметь, почему собраний не становится меньше при «выделении и разделении»? Почему возникшие в результате таких процедур ХО вынуждены вести себя как «вновь созданные», созывая после совместных заседаний еще и раздельные?

И сие далеко не апогей нашего недоумения! Читайте сами: «Общее собрание участников преобразуемого хозяйственного общества принимает решение о преобразовании, порядке и условиях преобразования. Общее собрание участников возникающего в результате преобразования хозяйственного общества другой формы или другого вида либо учредители (участники) возникающего в результате преобразования юридического лица иной организационно-правовой формы утверждают его учредительные документы, а также образуют его органы». Вот те на! И здесь одно собрание сумели разбить на два!

«Уж сколько раз твердили миру, что» пропасть в два прыжка не одолеть. Но авторам Закона, наверняка, очень хотелось опровергнуть эту малодушную истину, и они решили, что всякая скромная реорганизация должна состоять из двух броских процедур: прекращения деятельности прежней организации и создания новой. Что ж, такая смелая реинкарнация «в два прыжка» будет срываться в пропасть всякий раз, когда участники вновь созданных структур не захотят или не смогут принять решения, отнесенные к их компетенции, несмотря на то, что первоначальные структуры все свои решения уже приняли и самоуничтожились.

А чтобы реорганизация перестала казаться медом раз и навсегда, в Законе предусмотрены еще и законодательные акты, согласно которым она согласовывается с уполномоченными госорганами.

Однако, мы как-то чересчур пристрастны! А ведь кроме бюрократических «наворотов» в Законе появились и новинки либерального характера. Отныне к процессу реорганизации ХО без ограничений допущены юридические лица, не являющиеся ХО. Да и самим ХО разрешено преобразовываться в ХО любой иной формы (вида), а также в хозяйственные товарищества, производственные кооперативы и унитарные предприятия.

Ремарка: Здесь мы радостно рукоплещем! Спасибо от имени всех, кто успел намучиться, когда ООО преобразовывались в ОДО путем полулегальных манипуляций.

Внешняя опека

Вдохновленное первыми успехами внешних управляющих, государство продолжает упоминать их в действующем законодательстве при любом удобном случае. Поэтому у юного белорусского бизнеса становится все больше опекунов и воспитателей.

В частности внешний управляющий заменит собой все органы управления ХО, если само ХО промедлило с реорганизацией. Да и процесс ликвидации Закон не доверил действующим органам общества – он обязывает создавать специальную ликвидационную комиссию (назначать ликвидатора).

Беспристрастный суд и тот попадает в разряд лиц, обязанных по-родственному заботиться о благополучии ХО. Так, после принятия решения о ликвидации состав участников ХО изменяется только через суд.

Примечание: Для участников разных ХО почему-то установлен неравный срок обращения в суд в целях защиты собственных интересов: 6 месяцев для АО, и только 2 – для ООО и ОДО.

3. Внутренние руководящие силы

Попеняв на бюрократические излишества, переходим, к изложению полномочий основных органов ХО. Ведь любому бухгалтеру полезно знать, с кем (согласно Закону) придется решать те или иные вопросы хозяйственной деятельности.

И тут для начала следует напомнить, что в ХО будут действовать еще более разнообразные виды кворума и процентов поддержки, необходимых для принятия того или иного решения коллегиальных органов. Встречается что угодно: от простого большинства до полного единодушия! В качестве золотой середины между половиной голосов и единогласием, в АО предпочитается 3/4 голосов, а в ООО и ОДО – 2/3.

Фактически для каждого вопроса есть свои нормы представительства и решающего большинства, а также множественные исключения из этих норм, включая предусматриваемые учредительными документами. Кроме того, разрешены альтернативные пути (алгоритмы) принятия любых решений. Поэтому прежде, чем вынести окончательный «вердикт», придется всякий раз тщательно сверяться с Законом и учредительными документами общества, дабы узнать, сколько участников собрания (заседания) должно присутствовать и голосовать «За» для того, чтобы принятое решение считалось законным.

А в тех случаях, когда какой-то орган утрачивает правомочное большинство, Закон предписывает незамедлительное реагирование, вплоть до созыва внеочередного общего собрания.

Что ж, придется повозиться! И только на стадии создания ХО практически во всех случаях требуется полное единодушие (в конце концов, за уши никого в ХО не тянут!), за исключением избрания первоначальных органов управления и контроля АО, формируемые 3/4 голосов.

Полномочия общего собрания участников

Бесспорно, ключевой пункт Закона – обеспечение проведения общих собраний участников ХО. Именно поэтому так много внимания уделяется тому, кто, как и в какие сроки должен созывать этот «высший орган» ХО, а также тому, за чей счет покрываются расходы на его проведение.

Рассматривая полномочия этого собрания, мы впервые сталкиваемся с разделением полномочий на исключительные (никому не передаваемые) и прочие. Так вот (если вкратце) к исключительной компетенции общего собрания участников ХО относится:

- реорганизация и ликвидация ХО, а также изменение его учредительных документов и уставного фонда;

- назначение и финансирование совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии (ревизора);

- утверждение годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибыли и убытков, распределение прибыли и убытков;

- предоставление безвозмездной (спонсорской) помощи;

- делегирование полномочий другим органам;

- уточнение порядка ведения общего собрания.

Дополнение: Исключительная компетенция общего собрания АО сверх этого включает решение о выпуске акций, а ООО (ОДО) решения о:

- формировании исполнительных органов;

- внесении дополнительных вкладов и размерах долей;

- приобретении доли (части доли) участника;

- принятии новых участников;

- выпуске эмиссионных ценных бумаг.

К иным (делегируемым совету директоров) полномочиям общего собрания Закон отнес:

- определение основных направлений деятельности;

- участие в объединениях;

- создание и ликвидацию юридических лиц, представительств, филиалов;

- финансирование исполнительных органов и управляющих организаций (управляющих);

- утверждение денежной оценки неденежных вкладов.

Дополнение: Та же самая компетенция в АО дополняется формированием исполнительных органов и приобретением собственных акций.

Кроме того, всякую компетенцию общего собрания разрешается расширить в учредительных документах.

Совет да … исполнительная власть

Совет директоров (наблюдательный совет) в соответствии с Законом призван осуществлять общее руководство, а более конкретными полномочиями его должно наделить общее собрание. Исполнительному же органу остается текущее руководство и решение других вопросов, не являющихся ничьей исключительной компетенцией.

Примечание: Исполнительная власть в ХО бывает трех видов: единоличная, коллегиальная и совмещающая обе первых. Третий вид так и остался для нас чем-то сакральным вроде «един в трех лицах».

Иными словами, Закон явно указывает только исключительную компетенцию общего собрания, остальные органы могут получить все находящееся за пределами указанного «эксклюзива». Причем «всегда первый на очереди» – Совет, а исполнительная власть, обеспечиваясь властью по остаточному принципу, имеет преимущественное право только на текущее руководство и организацию выполнения решений общего собрания и Совета.

Кроме того, Закон обеспечивает некую самостоятельность и независимость властей внутри ХО, запрещая совмещение членства в Совете директоров и высшей исполнительной должности.

Впрочем, глава Закона, посвященная АО, основательно конкретизирует исключительную компетенцию Совета директоров, относя к ней:

- утверждение годового финансово-хозяйственного плана и контроль его выполнения;

- подготовку, созыв и проведение годового общего собрания;

- выпуск ценных бумаг, кроме акций, и приобретение любых ценных бумаг;

- утверждение стоимости имущества АО;

- рекомендации по поводу финансирования ревизионной комиссии (ревизора) и распределения дивидендов;

- использование резервных и других фондов;

- заключение договоров с аудиторами, депозитариями, управляющими и оценщиками.

4. Когда материальное первично

Как видно из вышеизложенного, управленческие аспекты Закона сильно затеняют хозяйственную составляющую. Тем не менее, грубые материальные интересы решительно выходят на передний план, как только речь заходит о внесении вкладов, распределении имущества между участниками, возмещении убытков и т.п. Даже еще раньше – когда Закон возлагает на учредителей ХО солидарную ответственность по обязательствам, возникшим до госрегистрации ХО, и дает им право в последующем переложить эти долги на само общество.

Уставный фонд

В соответствии с Законом уставный фонд – минимальная гарантия каждому, кто связал свой бизнес с ХО. Поэтому так много внимания уделяется поддержанию чистых активов на уровне, превышающем размер уставного фонда. Любая недостача активов – сигнал для внесения изменений в зарегистрированный уставный фонд, возмещения убытков кредиторам и даже ликвидации ХО (когда активы меньше минимального уставного фонда, установленного законодательством).

Естественно, в качестве надежной материальных гарантий годится не любое имущество, поэтому Законом запрещено освобождать участников от внесения вкладов или вносить:

- имущество, ненужное или непригодное для использования в деятельности ХО, а также ограниченно отчуждаемое;

Ремарка: Просторище-то какое, граждане чиновники! Вы! Именно вы будете решать, что считать нужным и пригодным!!!

- имущественные права стоимостью свыше 50% минимального уставного фонда.

С той же целью в учредительных документах ООО можно предусмотреть еще и другие виды имущества, недопустимые в качестве вклада.

А для того, чтобы привилегированные акционеры не расхватали весь уставный фонд, оставляя кредиторов с носом, – стоимость привилегированных акций не должна превышать 1/4 этого фонда.

Ремарка: Зато уж причитающееся привилегированным акционерам – вынь да положь. Иначе они получают по Закону право голоса и голосуют наравне с обычными акционерами до тех пор, пока не получат свое.

Отсюда ясно, почему увеличение уставного фонда для покрытия убытков не допускается, а при увеличении уставного фонда за счет собственных средств ХО чистые активы не должны стать меньше суммы уставного и резервного фонда.

Закон учит делиться

Как правило, ХО создаются бессрочно, то есть навеки вечные. Но все «вечное» может прекратить свое существование в любой момент. Более того, у каждого участника есть множество способов получить назад свою долю и без прекращения деятельности ХО. Поэтому Закон много говорит о том, как делиться имуществом общества в типичных ситуациях.

Во-первых, дивиденды, которые надо платить вовремя. По крайней мере, не позже 60 дней после их объявления или решения о выплате. Однако с такими выплатами придется повременить, если не оплачен полностью уставный фонд, не осуществлен обязательный выкуп акций (долей), чистые активы ниже суммы уставного и резервного фонда либо имеется устойчивая неплатежеспособность ХО.

Во-вторых, залогодержатели и наследники (правопреемники), вынужденные уступать причитающиеся им доли (акции) обладателю «преимущественного права приобретения». Зато третьему лицу они могут ничего не уступать, оставляя себе то, что не приобретено «льготниками».

В-третьих, владельцы привилегированных акций, которым гарантирована фиксированная стоимость имущества (в стоимостном или процентном выражении по отношению к номинальной стоимости акций) или закреплен в учредительных документах порядок определения такой стоимости.

И в-четвертых, окончательный расчет после ликвидации.

В АО оставшееся после расчетов с кредиторами имущество делится в такой последовательности:

1) платежи по выкупаемым акциям;

2) выплата начисленных дивидендов по привилегированным акциям (Кстати, у каждого типа (вида) привилегированных акций своя очередь, закрепленная в уставе);

3) выдача денег или иного имущества, причитающегося по привилегированным акциям;

4) распределение остатков имущества между владельцами простых (обыкновенных) акций.

После ликвидации ООО и ОДО порядок аналогичный. Сначала выплата распределенной прибыли, а потом раздел оставшегося имущества пропорционально долям в уставном фонде.

Право на отделение

«Вход – рубль, выход – два». Эта камерная поговорка частично верна и для участников ХО. По крайней мере, выйти из ХО гораздо труднее, чем войти. Но все-таки можно и не только путем отчуждения своей доли (внесенной части доли!) или акций третьему лицу.

Хоть доли в уставном фонде (акции) отчуждаемы наряду с другими имущественными правами – во многих случаях их нельзя продать кому угодно. Закон подробно регламентирует преимущественное право приобретения акций ЗАО, а также возможность аналогичных преимуществ согласно учредительным документам ООО и ОДО.

Сохранен в Законе и выкуп долей (акций) самим обществом. Более того, общество во многих случаях обязано это сделать, в том числе при отсутствии других приобретателей. А после такого выкупа предстоит либо уменьшение уставного фонда либо отчуждение акций в течение года.

Примечание: Выкупленные обществом доли (акции) не дают ни голосов, ни дивидендов, за исключением случаев, когда право на дивиденды по таким долям (акциям) переходят к руководителям ХО.

С другой стороны, акционеры получили право требовать выкупа принадлежащих им акций, по причине несогласия на реорганизацию АО, ограничение прав участников или совершение крупной сделки. Правда, АО может выкупать акции только в пределах 10% чистых активов (кроме случаев сокращения уставного фонда).

Примечание: Акции, выкупленные при реорганизации и уменьшении уставного фонда, аннулируются.

Участники же ООО и ОДО сохранили свое традиционное право на выход из ХО «независимо от согласия других» и с получением действительной стоимости своей доли (равноценного имущества в натуре).

Зато и ХО по-прежнему вправе избавляться через суд от участников, грубо нарушающих свои обязанности или препятствующих деятельности общества. Причем иск об исключении участника вправе подать обладатели десятипроцентного вклада в сумме. Иными словами, 1/10 может избавиться от 9/10! Странно, конечно, – но Закон есть закон!

О материальной ответственности и безответственности

К сожалению, нормы, посвященные материальной ответственности, разбросаны по всему Закону, да и привести их к общему знаменателю не представляется возможным, потому что из каждого общего правила допускаются любые исключения.

На первый взгляд, законодателем последовательно проводится принцип «ограниченной ответственности» по чужим обязательствам. Так ХО не отвечают за своих участников, а те в свою очередь обязаны ХО только своими вкладами. Учредители не отвечают за учрежденных и наоборот. Даже пресловутая субсидиарная ответственность, которой так долго пугали коммерсантов-учредителей, законодательного развития не получила.

Правда, все законные «указчики-приказчики» как прежде будут отвечать за свои вредоносные указания-приказы, в том числе повлекшие банкротство.

Примечание: Не несут ответственности члены коллегиальных органов, голосовавшие против вредного решения или не голосовавшие вообще. Что ж, запасайтесь, как говорится, оправдательными документами!

Бухгалтерия в центре внимания

Согласно Закону бухгалтерия ХО на особом счету. Целая глава 7 Закона посвящена учету, отчетности и сопутствующим формальностям. А ответственность за организацию, состояние и достоверность учета и отчетности, своевременное представление бухгалтерской (финансовой), статистической и иной отчетности в госорганы возложена непосредственно на исполнительные органы ХО.

Ремарка: Не спешите только думать, что эта не очень удачная формулировка означает амнистию или индульгенцию для бухгалтеров!

Каждому бухгалтеру приятно осознавать, что обязательные ежегодные собрания участников ХО собираются преимущественно для того, чтобы разобраться с годовыми итогами бухгалтерской деятельности (утвердить годовые отчеты, бухгалтерские балансы, счета прибыли и убытков и распределить прибыль и убытки). Данное мероприятие потому и проводится не позднее 3 месяцев после окончания отчетного года.

Даже Конституция общества – его устав должен содержать в качестве обязательного пункта «порядок утверждения бухгалтерской отчетности общества, его представительств и филиалов».

А раз бухучет так важен, с точки зрения Закона, то каждый участник ХО согласно тому же Закону получил право заглядывать в бухгалтерские книги и иную документацию своего ХО в объеме и порядке, установленных учредительными документами.

5. Еще один полезный клубок

Знакомство с Законом далось нам непросто. Порой возникало раздражение, как при распутывании бабушкиного шерстяного клубка. Но потом, как прозрение, выплыл из памяти другой клубок – тот, который Ариадна вручила Тесею. И ведь спасла героя! Благодаря помощи возлюбленной предприимчивый юноша избавился от необходимости запоминать дорогу и сосредоточился на битве с Минотавром.

Закон не хуже того клубка – он надежнее предшествующего законодательства избавляет нас от необходимости продумывать организационные ходы и гораздо чаще подсказывает, на чем следует сосредоточить свои помыслы отечественному предпринимателю, избравшему для своего бизнеса форму хозяйственного общества.

 

 

Приложение

Статья, посвященная проекту того же Закона

 

Проектируя хозяйственные общества

 

журнальная версия публиковалась под псевдонимом Елена Кудрявцева в журнале «Налоговый вестник» №№ 10 2004 года, а также в журнале «Юридический мир» №№ 9-11 2004 года под названием «Закон о хозяйственных обществах: срывая завесу секретности»

 

После того, как 1 июля 1999 года вступил в силу новый Гражданский кодекс (далее – ГК), начался медленный и глубоко законспирированный процесс формирования проекта Закона «О хозяйственных обществах» (далее – Проект).

Старый Закон от 9 декабря 1992 года «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» (далее – действующий Закон) никто не отменял. Но им давно не пользуются, ведь никто толком не знает, что из этого Закона сохранило свою силу, а что утратило – в связи с введением ГК и последующими решениями Президента.

Законодатели, кажется, тоже забыли об этом важном законе, поскольку последний раз изменяли и дополняли его более шести лет назад – 9 января 1998 года. Только компьютеры юридических фирм надежно хранят формулировки закона в виде шаблонов учредительных документов.

Казалось бы, нашим чиновникам есть с кем посоветоваться по поводу нового законопроекта, но Проект не только не вынесли на широкое обсуждение, но и скрывают, как тайну мадридского двора. А ведь ничего секретного в нем нет. Просто система нормотворчества стремительно вернулась к кулуарным методам, которые позволяют любому клерку чувствовать себя таинственными гуру – эксклюзивным собственником экзотерических знаний.

Конечно, кулуарность законотворчества – это наш традиционный метод. Но приветствовать такое возрождение традиций мы не можем, потому что традиции эти портят государственных служащих и снижают качество законов. Именно поэтому мы отыскали Проект и считаем своим долгом сделать его достоянием гласности.

Особые приметы обнаруженного Проекта – параметры 60-25-15 +1:

Проект на 60% состоит из общих норм, относящихся ко всем хозяйственным обществам (далее – ХО), около 25% текста посвящено акционерным обществам (далее – АО), около 15% – обществам с ограниченной ответственностью (далее – ООО), и 1 страничка отведена обществам с дополнительной ответственностью (далее – ОДО).

Если у Вас есть Проект с иными параметрами, то Ваша версия текста будет иметь и иные особенности. Если у Вас нет версии – читайте о нашей. В любом случае обсуждайте. И помогите составителям Проекта – кто сколько может!

Кроме того, мы надеемся, что уже сегодня положения Проекта пригодятся в работе Вашего ХО, особенно при составлении всяческих документов.

 

Римейки и заимствования

 

В Проекте мало подлинных новелл. Многие нормы Проекта Вы можете прочитать в главе 4 ГК, Декрете Президента от 16 марта 1999 г. № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования», кое-что в действующем Законе и почти все в аналогичном законодательстве Российской Федерации. Иногда складывалось впечатление, что первоисточниками были и учредительные документы каких-то ХО. Самое оригинальное – это подбор норм и их группировка.

В результате Проект распух до весьма и весьма внушительных размеров. И это в эпоху мучительных диет и всеобщего похудания.

Один знакомый производитель школьных рефератов сказал, что теперь благодаря компьютерам и Интернету можно писать толстые книги и солидные диссертации, даже не читая собственные произведения. «Хотя, – со вздохом добавил он, – этого потом все равно никто не читает, только списывают снова и снова». Видимо, компьютер сыграл ту же роль при наращивании объемов Проекта.

Но, граждане чиновники, Закон «О хозяйственных обществах» будут читать и перепечатывать. Может быть, есть смысл бережнее относиться к чужому времени и казенной бумаге? Как учил дедушка Ленин, «лучше меньше да лучше». Достаточно не писать одно и тоже несколько раз, чтобы Проект стал страниц на 20 тоньше.

Впрочем, авторы Проекта иногда экономны. Так, они не стали списывать из ГК порядок удовлетворения претензий кредиторов к ХО (пункт 1 статьи 60 ГК) и правила расчетов при возврате имущества из незаконного владения (статья 284 ГК).

Но это, к сожалению, редкие исключения. В остальных случаях ГК не только списан, но еще и дополнительно разжеван с помощью каких-то комментаторских текстов.

Жаль только, что текст ГК не только списывали, но и пытались улучшить. Между тем невинные редакционные улучшения, ничего не меняя по смыслу, грозят всеобщим внесение изменений и дополнений в учредительные документы. Ведь у нас даже в тех случаях, когда вместо «из легированной стали» пишут «из того же металла», начинается массовое паломничество в регистрирующие органы.

Самый яркий пример из этой серии – определение ХО. Перед Вами сравнительная таблица. Как говорится, найдите десять различий.

ГК

Проект

ХО признаются коммерческие организации с разделенным на доли (вклады) учредителей (участников) уставным фондом.

ХО признается юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией и учрежденное двумя и более лицами с разделенным на доли (акции) учредителей (участников) уставным фондом

Ну, как, нашли? Ничего существенного, но, сколько учредительных документов придется переделать, чтобы «устаревшую формулировку» заменить актуализированной. Иногда складывается впечатление, что кто-то нарочно играет в слова, чтобы не заросла тропа идущих на перерегистрацию.

Хотя скорей всего авторы Проекта просто хотели творчески развить формулировки ГК. Но именно такое творчество и приводит к тому, что у нас нет ни ухоженных английских газонов, ни стабильного законодательства. Только-только положат хороший асфальт, как начинают класть замечательные трубы. В результате никаких коммуникаций – одни направления, залитые нечистотами. Именно за это злые заморские дядьки сомневаются в наших умственных способностях. Но мы то знаем, что умнее нас нет никого – вот только пару раз переделаем отечественное законодательство – и все будет просто здорово.

Однако мы несправедливы к авторам Проекта. Они проделали работу большую и во многих случаях полезную, выявили и устранили целый ряд явных пробелов в законодательстве. Например, в ГК предполагается, но нигде внятно не написано, что ХО могут создавать унитарные предприятия. Проект не только прописывает это право, но и уточняет, что соответствующее унитарное предприятие будет основано на праве хозяйственного ведения.

А самым весомым вкладом авторов Проекта следует признать систематизацию норм об органах ХО. Но об этом ниже.

 

Что есть, и чего нет в Проекте

 

Проект посвящен исключительно ХО, поэтому в нем представлены АО, ООО и ОДО, а хозяйственные товарищества (полные и коммандитные) упоминаются только там, где плохо отредактировали вставки из других законов.

Кроме того, из сферы действия будущего закона исключены ХО, создаваемые за пределами Беларуси.

Проект не предусматривает и специфику ХО:

- в банковской, страховой и биржевой деятельности;

- при осуществлении иностранных инвестиций и приватизации (в том числе не регулирует создание и деятельность ХО, где все акции принадлежат государству);

- в ходе санации и ликвидации при экономической несостоятельности (банкротстве).

Проект целиком и полностью уступает Президенту неблагодарное дело определения порядка:

- передачи долей (акций) в собственность государства и банков при реструктуризации задолженности ХО;

- введения «золотой акции».

Уполномочивая ХО на выпуск эмиссионных и неэмиссионных ценных бумаг, регулирование их выпуска Проект уступает законодательству о ценных бумагах. Может быть поэтому мы не нашли в Проекте регламентацию такой важной процедуры как подписка на акции АО.

Общее примечание: Как сказано выше, в Проекте много норм ГК, но о них мы писать не будет. Речь поведем только о том, чего нет в ГК. При этом следует иметь в виду, что некоторые нормы без всяких изменений перенесены из Декрета Президента и действующего Закона. Но эти нормы достойны особого внимания как то, что всегда с нами, и как «хорошо забытое старое».

Кстати, непонятно, как будут выкручиваться люди, написавшие Проект согласно Декрету, а не ГК? Декрет-то может действовать вопреки ГК, а вот Закон – никогда (смотри пункт 2 статьи 3 ГК).

 

Дополнительные вкрапления общего характера

 

1. В отдельных случаях, когда ГК говорит о законодательстве, Проект употребляет термин «законодательные акты». В большинстве случаев это облегчает правовую нагрузку на ХО. Ведь законодательные акты у нас издаются меньшим числом органов, чем акты законодательства. К сожалению, в Проекте есть и противоположные изменения.

2. Говорят, на свете есть правовые системы, в которых разрешено все, что не запрещено. У нас система несколько иная: можно то, что разрешили.

Еще недавно разрешения писались одинаковыми для всех и оформлялись в виде нормативных положений. Теперь наметился переход к точечным методам. Поэтому стал закрепляться порядок выдачи разрешений в индивидуальном порядке проверенным лицам.

В духе этой тенденции авторы Проекта расширили правоспособность ХО и придумали для них права и обязанности, которых нет в ГК: ХО смогут пользоваться дополнительными гражданскими правами, отсутствующими в учредительных документах, но необходимыми для деятельности, о которой уведомлены соответствующие государственные органы в установленном законодательством порядке.

3. Проект разрешает ХО:

- членство в ассоциациях или союзах, где помимо коммерческих есть и некоммерческих организации;

- сокращенное наименование на белорусском и русском языках.

Правда, такое наименование объявлено неофициальным. Поэтому иметь его официально особого смысла не имеет (простите за каламбур). А для неофициальных целей можно вообще собственный язык выдумать – только зачем? Тем более непонятна настойчивость, с которой Проект навязывает аббревиатуры «ОАО», «ЗАО», «ООО» и «ОДО» для обязательного включения в сокращенное наименование. Вам-то (официальным лицам) какое дело до неофициальных названий?

4. В качестве дополнительного разъяснения прав в Проекте записано, что учредителям (участникам) ХО разрешено заменять себя своими представителями, сменяемыми в любое время.

5. В целях повышения всеобщей бдительности Проект напоминает: ответственность за деятельность обособленного подразделения несет создавшее его ХО.

6. В ГК есть норма об ответственности учредителей АО до его регистрации. Эту норму собираются расширить так, чтобы учредители любого ХО несли солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением ХО и возникшим до его государственной регистрации. Но и компенсация та же самая: общее собрание может одобрить действия учредителей и принять на себя их обязательства.

7. Субсидиарная ответственность, которая согласно части второй пункта 2 статьи 52 ГК является всего лишь возможной, по Проекту будет обязательной для всех, кто своими указаниями способствовал банкротству.

Анекдот в тему: Забавную норму о субсидиарной ответственности находим в статье о дочерних обществах. Здесь написано, что убытки считаются причиненными по вине основного ХО только в случае, если оно умышленно (?!) определило (?!) решение, вследствие исполнения которого дочернее ХО понесло убытки.

Честно говоря, мы и не предполагали, что юридические лица мыслят. Поэтому интересно, сколько человек и что именно должны думать, чтобы решение ХО считалось умышленным? А еще интереснее, какие именно ХО, принимающие столь убыточные решения, пытаются спасти от ответственности авторы Проекта, освобождая их от неумышленной халатности?

 

Наполнение учредительных документов

 

Снижая канцелярские расходы, Проект уточняет, что все сведения, подлежащие обязательному указанию в учредительных документах, указываются в совокупности этих документов, а не в каждом из них. Это позволяет разделить текст между уставом и учредительным договором. Правда, следует иметь в виду, что по Проекту в случае расхождений этих документов действует устав. Несмотря на то, что у ООО устав порою можно изменить и 2/3 голосов, а договор только единогласно.

Сам перечень сведений, подлежащих обязательному указанию, несколько отличается от ГК. Он включает:

фирменное наименование;

место нахождения;

цели и предмет деятельности;

размер уставного фонда;

права и обязанности учредителей (участников);

структуру, порядок образования, состав и компетенцию органов управления и контроля. При этом надо четко указывать, кто именно созывает общее собрание;

порядок принятия решений (включая перечень решений, принимаемых единогласно или квалифицированным большинством);

перечень обособленных подразделений;

условия и порядок распределения прибыли и убытков;

ответственность ХО, его учредителей (участников);

порядок утверждения бухгалтерской отчетности;

основания ликвидации по решению учредителей (участников);

Кроме того, в учредительном договоре будут указываться:

обязательство создать ХО и порядок создания;

состав учредителей, их обязательства и участие в ХО;

управление деятельностью ХО;

условия и порядок распределения прибыли и убытков;

порядок выхода из состава ХО;

порядок передачи вкладов;

иные положения по желанию учредителей (участников).

Примечание: у нас есть подозрение, что здесь и далее авторы Проекта не четко различают учредителей и участников. Между тем, учредители создают ХО, а участники участвуют в созданном. Поэтому первые бывают только до регистрации ХО, а вторые только после. Встретиться без помощи машины времени они не могут, но в Проекте зачастую фигурируют на равных.

 

уточнение имущественных отношений

 

В помощь составителям учредительных документов Проект предусматривает подробный перечень собственности ХО:

имущество, переданное в виде вкладов в уставный фонд;

имущество, приобретенное в процессе осуществления предпринимательской деятельности;

поступления (плоды, продукция, доходы), полученные в результате использования имущества;

имущество, приобретенное по другим основаниям, допускаемым законодательством.

Кроме собственности, ХО может получить имущество во владение и пользование.

Отчуждение имущества ХО помимо его воли не допускается, кроме, конечно же, случаев, предусмотренных законодательством.

Уточнены некоторые моменты в процессе формирования уставного фонда.

Как и в действующем Законе при внесении в качестве вклада права пользования имуществом в течение какого-то срока – размер вклада равен арендной плате за тот же срок. Если этот срок не успеет истечь, вклад признают не внесенным на сумму арендной платы за оставшийся период. Разделы об АО и ООО просто забиты подробностями о подобных вкладах.

Принципиальных противников взятки подстерегает незатейливая, но весьма эффективная ловушка. Часть третья пункта 2 статьи 471 ГК получает в Проекте весьма предвзятое дополнение. Дескать, вносимое в уставный фонд ХО имущество должно быть пригодным для использования в предпринимательской деятельности этого ХО. После такой нормы каждый сообразительный чиновник может обосновать свой отказ в регистрации тем, что вносимое Вами имущество непригодно для использования в Вашей предпринимательской деятельности. И судитесь с ним, если хотите.

Придумав такое, авторы Проекта дали волю запретительной фантазии и не позволили формировать весь уставный фонд ХО за счет имущественных прав. А потом добавили еще строже: объем имущественных прав не может быть больше половины минимального размера уставного фонда.

Конкретизировано, что у ХО есть только 30 дней, чтобы письменно или через прессу уведомить кредиторов об уменьшении уставного фонда. Без такого уведомления государственная регистрация изменений в учредительные документы запрещена. Те же 30 дней дано кредиторам, чтобы потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательств.

 

К вопросу о власти и самоконтроле

 

Для составителей учредительных документов и всех преподавателей хозяйственного права самым полезным станет раздел Проекта, в котором изложена единая для всех ХО система органов управления и контроля.

Для начала из чувства бюрократической солидарности авторы Проекта освободили от ответственности за причиненный вред всех должностных лиц ХО, которые голосовали против вредоносного решения или не голосовали вообще. А вот «За» и «Воздержался» будет означать «виновен».

 

Общее собрание

К компетенции общего собрания Проектом отнесены:

изменение учредительных документов;

изменение размера уставного фонда;

формирование органов управления и контроля (формирование исполнительных органов можно передать совету директоров (наблюдательному совету (далее – Совет));

утверждение годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибыли и убытков, распределение прибыли и убытков;

реорганизация и ликвидация ХО;

определение основных направлений деятельности (можно передать Совету);

выпуск ценных бумаг (можно передать Совету при условии утверждения его решений), а также приобретение собственных бумаг;

вступление в объединения юридических лиц;

создание, реорганизация и ликвидация ХО и товариществ, унитарных предприятий, обособленных подразделений (можно поручить Совету);

одобрение сделок в случаях, предусмотренных законом и учредительными документами;

определение вознаграждений и компенсации расходов членам Совета, ревизионной комиссии (ревизору);

определение условий оплаты труда членов исполнительных органов или размера оплаты услуг управляющей организации (управляющего) (можно передать Совету);

утверждение денежной оценки неденежных вкладов (можно передать Совету);

утверждение аудиторской организации (аудитора);

одобрение состава и объемов пожертвования имущества и направлений его использования;

утверждение внутренних положений ХО, регламентирующих его деятельность;

решение иных вопросов, предусмотренных законом и учредительными документами.

Кроме участников ХО (их представителей) в общих собраниях участвуют лица, которые приобрели право пользоваться или распоряжаться акциями (долями) ХО на основании договора.

Согласно Проекту не позднее 3 месяцев после окончания отчетного (финансового) года ХО обязано провести общее собрание, на котором утверждаются документы о финансово-хозяйственной деятельности по итогам года, а также вопросы избрания членов Совета, ревизионной комиссии (ревизора), утверждения аудиторской организации (аудитора).

При подготовке к проведению общего собрания орган, уполномоченный этим заниматься, должен будет принять решение, предусматривающее в обязательном порядке:

дату, время и место (почтовый адрес) проведения собрания;

форму проведения, если она не определена раньше;

повестку дня с указанием формулировок проектов решений по каждому вопросу;

форму голосования по каждому вопросу;

форму и текст бюллетеня в случае голосования бюллетенями или заочного голосования;

форму и текст карточки в случае открытого голосования карточками;

порядок извещения участников, если он не определен учредительными документами. Минимальный срок извещения – за 30 дней до собрания. А для внеочередных собраний с кумулятивным голосованием – за 50 дней;

перечень информационных материалов и порядок их предоставления участникам;

порядок регистрации участников.

Письменное предложение участника о включении вопросов в повестку дня и о выдвижении кандидатов в избираемые органы должно содержать:

имя (наименование) предлагающего;

количество принадлежащих ему голосов;

формулировку каждого из предлагаемых и любого из имеющихся вопросов повестки дня;

имя и иные предусмотренные учредительными документами сведения о каждом выдвинутом кандидате, а также указание, куда он выдвигается (число выдвинутых кандидатов не может быть больше числа должностей);

подпись автора предложения.

Предложения для собрания по итогам года должны поступать не позднее 30 января, а предложения об избрании Совета кумулятивным голосованием – за 30 дней до соответствующего собрания.

По Проекту все внесенные предложения подлежат рассмотрению не позднее 10 дней после истечения срока внесения.

Изменять формулировки предложений нельзя. Зато можно отклонить предложение целиком, если:

нарушен порядок внесения;

предложения не относятся к компетенции общего собрания;

в предложении есть нарушения законодательных актов;

выдвинутые кандидаты не соответствуют установленным требованиям.

Примечание: вообще-то можно предлагать что угодно, но Ваши кандидаты в начальники имеют самые большие шансы не попасть в список для голосования. И если хотите – жалуйтесь в суд, как это предусмотрено Проектом.

Решение по внесенному предложению планируют доводить до его автора в течение 5 дней после принятия.

Чтобы избежать тупиковых ситуаций при проведении внеочередных собраний, составители Проекта решили уделить особое внимание именно этому стихийному процессу.

Внеочередные общие собрания планируется созывать по требованию:

любого органа управления;

ревизионной комиссии (ревизора);

аудиторской организации (аудитора);

участников ХО, обладающих в совокупности не менее чем 10% голосов.

Требование о проведении такого собрания подлежит рассмотрению в 15-дневный срок. Для ответа инициаторам – 5 дней после решения. При этом нельзя изменять предложенную форму проведения собрания. В требовании можно отказать в случае:

несоблюдения порядка предъявления требования;

неподведомственности общему собранию предложенных вопросов или их несоответствия законодательным актам.

По Проекту внеочередное собрание следует проводить в течение 40 дней после решения о проведении, если нет иных указаний в законе или учредительных документах. Например, для подготовки собрания с кумулятивным голосованием отводится, как правило, 70 дней.

Если уполномоченный орган не созвал внеочередное собрание, его вправе собрать инициаторы. Правда, их расходы возмещаются только по воле общего собрания.

Перед любым собранием предусмотрена обязательная регистрация участников, предъявивших документы, подтверждающих их полномочия. По итогам регистрации определяется кворум. Как правило, кворум – не менее 50% голосов.

Для подтверждения кворума и подсчета голосов может избираться счетная комиссия.

В случае отсутствия кворума повторно проводится:

годовое собрание (в обязательном порядке);

внеочередное собрание (по желанию).

Об очередных (не годовых) собраниях Проект умалчивает. Возможно, не случайно, ибо кворум для повторного собрания – 30%. А такую льготу заслуживает не каждое собрание.

Очередное собрание в очной либо смешанной формах ведет выборный председатель собрания либо руководитель Совета или исполнительного органа. Внеочередное собрание следует начинать выборами особого председателя.

Внимание! В целях обуздания внутренней демократии и инициативы снизу по Проекту общее собрание лишают права принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня, а также изменять саму повестку. Исключение сделано только для единогласных решений общего собрания со стопроцентной явкой участников. Правда, в качестве отдушины допускают и иную процедуру, если она есть в учредительных документах.

В Проекте записано, что решения общего собрания принимаются простым большинством голосов, если в том же Проекте не предусмотрено иное. Но, изучив Проект, мы практически не смогли найти ни одного серьезного решения, которое можно принять простым большинством.

Согласно Проекту очередные и внеочередные собрания можно проводить в очной, заочной или смешанной формах.

Очная форма предусматривает совместное присутствие участников. Заочная – письменный опрос. Смешанная – и то и другое одновременно (участники вправе либо присутствовать на собрании, либо направить заполненные бюллетени).

При очной форме собрания участники голосуют открыто (руками или карточками) либо тайно (бюллетенями). При этом голосуют только прошедшие регистрацию.

Заочное голосование осуществляется только бюллетенями. Согласно Проекту оно допускается по всем вопросам, кроме:

избрания членов Совета, избрания ревизионной комиссии (ревизора);

утверждения аудиторской организации (аудитора);

утверждения годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибыли и убытков, распределения его прибыли и убытков.

При заочном голосовании бюллетени должны вручаться, как правило, под роспись либо направляться заказным письмом за 30 дней до собрания.

Заочно заполненные бюллетеней должны быть представлены по почте или иным способом, обеспечивающим подлинность передаваемых и принимаемых сообщений и их документальное подтверждение. Прием таких бюллетеней прекращается не позднее, чем за 2 дня до проведения общего собрания.

При кумулятивном голосовании число голосов, принадлежащих каждому участнику, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в Совет. Голосующий вправе отдать эти голоса одному или распределить их в любых пропорциях между нескольким кандидатами.

Не позднее 15 дней после закрытия собрания по его результатам секретарем (если такого нет – председателем) составляется протокол в 2-х экземплярах, которые подписываются секретарем и (или) председателем.

Принятые решения оглашаются на собрании либо доводятся до сведения его участников в течение 10 дней после составления протокола.

 

Совет

К компетенции Совета относятся вопросы общего руководства деятельностью ХО. Какие именно – решает общее собрания.

Членами Совета могут быть только люди, в том числе не являющиеся участниками ХО. До четверти Совета могут составлять члены исполнительного органа. Избираться в Совет можно сколько угодно раз. Члены Совета делятся на независимых и аффилированных (об этом ниже).

Досрочно прекращать полномочия членов Совета, сформированного кумулятивным голосованием, разрешается только всех одновременно.

Члены Совета избирают и в любое время переизбирают председателя Совета, которым не может быть руководитель исполнительного органа. Этот (еще один) председатель созывает и проводит заседания Совета. Кворум на заседаниях (если он не увеличен с учредительными документами) – половина состава Совета.

Далее составители Проекта допускают, что численность Совета может быть меньше кворума(?!). В таких случаях Совет теряет все свои полномочия и имеет единственное право и единственную обязанность – созвать внеочередное общее собрания участников для формирования нового Совета.

Примечание: По нашему мнению, эта трагедия – плод воображения. Вообще забавно представить учредителей, придумавших кворум в абсолютных цифрах, а не в процентах (долях) от общей численности Совета. Возможно, разумнее установить нижний предел численности Совета и пополнять это орган всякий раз, когда минимум достигнут.

Как правило, решения Совета принимаются большинством голосов и оформляются протоколом, который ведет и подписывает председатель Совета. В учредительных документах можно предусмотреть голосование Совета методом опроса. У каждого члена Совета один голос. Передача голоса кому бы то ни было запрещена. В случае равенства голосов голос председателя – решающий.

 

Исполнительный орган

К компетенции исполнительного органа традиционно отнесено решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию других органов управления. Казалось бы, крохи с барского стола, но на самом деле вся полнота реальной власти плюс вопросы, которые никто не предвидел заранее. Так, будучи третьим по рангу (подотчетен общему собранию и Совету), исполнительный орган становится первым по своей значимости. Более того, текущее руководство – исключительная компетенция исполнительного органа.

В целом полномочия единоличных и коллегиальных исполнительных органов ХО ничем не отличаются от обычного в таких случаях набора полномочий, крайне скудного на бумаге, но способного расширяться до бесконечности на практике. Абсолютно те же формулировки: «действует без доверенности», «представляет интересы», «издает приказы» и т.д.

На всякий случай авторы Проекта уточняют, что руководитель исполнительного органа может быть не из числа участников ХО.

Под влиянием нечетких формулировок ГК происходит неожиданное раздвоение личности. Авторы Проекта почему-то считают, что если есть директор и дирекция, то это два органа (единоличный и коллегиальный). Именно поэтому они вынуждены уточнять, что при таком раздвоении – директор руководит дирекцией. Это двоемыслие придется осваивать всем. Даже тем, кто считает, исполнительный орган всегда один (либо коллегиальный, либо единоличный). В учредительных документах под страхом отказа в регистрации придется писать два органа, там, где собственное сознание воспринимает только один. Вот так чей-то склад становится ловушкой для всех, кто мыслит иначе.

Проект разрешает передачу на договорной основе полномочий исполнительного органа коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

Решения коллегиального исполнительного органа тоже требуют протокола за подписью руководителя. Причем протоколы должны представляться всем другим органам ХО: собранию, Совету, ревизорам аудиторам. Кворум для принятия решений тот же – половина от общего числа членов. Передача голоса запрещена.

В случае, если образование исполнительных органов будет осуществляться общим собранием, Совету можно разрешить приостановление полномочий единоличного исполнительного органа с назначением временного управляющего. Но такие решения должны приниматься 3/4 голосов членов Совета.

Заключение от имени ХО трудовых договоров (контрактов) с членами исполнительных органов авторы Проекта сделали достоянием казацкой вольницы. Достаточно сказать, что эти договоры могут заключать:

во-первых, председатель общего собрания;

во-вторых и в третьих, председатель Совета или уполномоченный им член Совета;

и наконец, любой, кого уполномочит общее собрание.

Рекомендация для нечистоплотных граждан: Хотите избежать ответственности за работу Зиц-председателя Вашего ХО? – Напишите устав, похожий на Проект. А потом поручите любому бомжу подписать контракты с зиц-директором и зиц-дирекцией.

Совмещение работы в исполнительном органе ХО и аналогичных должностей в других организациях допускается только, если это предусмотрено учредительными документами и с разрешения общего собрания или Совета.

 

Контрольные органы

К компетенции ревизионной комиссии (ревизора) относится проведение ревизий по всем или нескольким взаимосвязанным направлениям финансовой и хозяйственной деятельности либо проверок по отдельным направлениям или за определенный период.

Примечание: Много слов, но смысл один: проверят в любом объеме. Значит, солидность слов призвана согревать контролерскую душу.

Членом ревизионной комиссии (ревизором) можно избрать кого угодно, лишь бы он не входил в Совет и исполнительный орган. Проверять самого себя тоже запрещается.

Ревизионную комиссию возглавит председатель (еще один), которого эта комиссия должна избрать из числа своих членов в день окончания общего собрания.

Ревизионная комиссия обязана проводить:

ежегодную ревизию;

ревизии или проверки, предусмотренные органами управления;

ревизии или проверки по требованию уполномоченных участников ХО.

Ревизионная комиссия (ревизор) вправе провести ревизию или проверку по собственной инициативе в любое время, но продолжительностью не более 30 дней.

В ХО все обязаны помогать ревизорам путем предоставления необходимых документов, устных и письменных пояснений.

По результатам ревизии (проверки) составляет заключение, содержащее:

анализ достоверности учетных и отчетных данных о финансовой и хозяйственной деятельности, о правильности отражения их в бухгалтерской (финансовой) отчетности и иных документах;

выявленные факты нарушения законодательства, учредительных документов и внутренних положений ХО;

предложения по предупреждению и пресечению нарушений, возмещению причиненного вреда и привлечению к ответственности виновных.

Заключение должно быть подписано всеми членами ревизионной комиссии. Кто не согласен, вправе изложить свою точку зрения.

Ревизионная комиссия (ревизор) в случае выявления нарушений должна:

внести заключение в органы управления, которые обязаны принять меры в 2-недельный срок;

потребовать созыва внеочередного общего собрания, если устранение нарушений в исключительной компетенции этого собрания;

Заключение ежегодной ревизии рассматривается общим собранием при утверждении годового отчета, бухгалтерского баланса, счетов прибыли и убытков и распределения прибыли и убытков ХО.

Для проведения проверки бухгалтерского учета и отчетности ХО вправе (а в случаях и порядке, установленных законодательством, обязано) привлечь аудиторскую организацию (аудитора), не связанную имущественными интересами с этим ХО или его участниками.

Внешний аудит осуществляется в соответствии с заключенным договором. Выявленные аудиторами нарушениям должны устраняться до завершения проверки.

Аудиторское заключение:

вносится на рассмотрение общего собрания точно так же, как и заключение ежегодной ревизии;

публикуется в случаях и порядке, установленных законодательством.

Дублируя деятельность ревизоров и аудиторов, Проект допускает создание независимой от исполнительных органов постоянно действующей контрольно-ревизионной службы. Зато внутренний аудит в случаях, установленных Президентом, освобождает от внешнего.

Общий вывод: Как видите, в Проекте нет ничего по-настоящему нового. Зато все собрано в одном месте, единообразно для всех форм ХО. Легче запоминать, легче использовать в массовом производстве учредительных документов и обучении студентов.

 

Еще один барьер на пути коррупции

 

Нельзя не заметить, что наши чиновники очень любят мудреные словечки. И время от времени вводят их в правовой обиход. Проект не избежал той же участи: доселе малоизвестные «аффилированные лица» оккупировали целую главу.

В общем-то, ничего особенного: от английского слова «affiliate» (примкнуть, в переносном смысле «присосаться») решили образовать русское прилагательное «аффилированные» в смысле «присосавшиеся».

Говоря грубо, «аффилированные лица» – это всяческие паразиты, которые облепили ХО со всех сторон. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с полным списком «аффилированных лиц». Впрочем, Проект определяет это понятие несколько завуалировано: дескать, «аффилированными лицами» считаются граждане и организации, способные оказывать влияние на деятельность ХО. Но ведь это еще хуже: не просто паразиты, а влиятельные паразиты, коррупционеры.

Видимо, начинается новый этап борьбы с коррупцией, поэтому и понадобился новый термин. Только зачем так сложно. Как говорил один народный депутат: «Напопридумывали «сэндвич, сэндвич», когда есть простое русское слово «бутерброд»!»

А вот и полный перечень «аффилированных»:

1) члены коллегиальных органов управления и единоличные руководители ХО;

2) супруги, родители, дети, внуки, братья и сестры, а также супруги детей, внуков, братьев и сестер лиц из пункта 1;

3) юридические лица, являющиеся участниками хозяйственной группы, в состав которой входит ХО, а также все руководители этих юридических лиц;

4) участники ХО, которые самостоятельно либо совместно с другими, распоряжаются долей в уставном фонде не менее 20 %, либо владельцы такой же доли в уставном фонде «аффилированного» юридического лица, а также супруги, родители, дети, внуки, братья и сестры всех людей в этом пункте;

5) юридическое лицо, в уставном фонде которого данное ХО имеет долю не менее 20 %, в том числе унитарные предприятия.

Учет и письменное уведомление всех «аффилированных лиц» Проект возлагает на само ХО.

Меры по предупреждению коррупции следующие.

«Аффилированные лица», которые одновременно являются руководителями или участниками ХО обязаны доводить до сведения общего собрания и (или) Совета информацию:

о юридических лицах, в которых они, их супруги, родители, дети, внуки, братья, сестры, супруги детей, внуков, братьев и сестер имеют право распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) в размере не менее 20% либо занимают должности в органах управления;

об известных им совершаемых или предполагаемых сделках ХО, в отношении которых они могут быть признаны заинтересованными.

Заинтересованными Проект признает:

1) участников сделки и выступающих в их интересах;

2) владеющих лично или совместно с другими не менее чем 20 % доли в уставном фонде юрлиц из пункта 1, либо руководителей этих лиц;

3) иных лиц, указанных в качестве заинтересованных в учредительных документах.

Любое аффилированное лицо обязано письменно информировать ХО о принадлежащей ему доле в уставном фонде этого ХО в течение 10 дней после приобретения.

Убытки, причиненные ХО из-за нарушения аффилированными лицами своих обязанностей, подлежат возмещению по требованию общего собрания.

Решения по сделкам, в которых заинтересованы аффилированные лица, должно будет принимать общее собрание. Правда, такое решение не требуется, если условия сделки существенно не отличаются от условий аналогичных и уже осуществленных сделок. А по сделкам до 2% стоимости активов ХО решение могут поручить и Совету. Заинтересованные не голосуют.

Суд может признать недействительной сделку, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированного лица, если она совершена без вышеописанного решения общего собрания или Совета.

Как говорится, гора родила мышь! Столько мороки с этими аффилированными лицами, чтобы в итоге признать сделку недействительной и потребовать от проходимцев возмещения ущерба. Конечно, все нормальные люди взвоют от одной системы учета «аффилированных», а жулики придумают длинные схемы в обход учета.

Еще одно направление борьбы с коррупцией – выявление крупных сделок. Действительно, чем крупнее сделка – тем реальнее подкуп.

Крупной сделкой Проект признает сделку или несколько взаимосвязанных сделок на сумму не менее 25% балансовой стоимости активов ХО (трепещи мелюзга!), за исключением сделок, совершаемых в текущей предпринимательской деятельности, и размещения акций АО.

Крупные сделки могут совершаться только по решению общего собрания либо по единогласному решению Совета, уполномоченного на это учредительными документами.

Причем для крупной сделки от 25 до 50% балансовой стоимости активов требуется 2/3 голосов от общего собрания, а от 50% и выше – 3/4.

Крупную сделку, совершенную в обход этих правил суд может признать недействительной.

Вывод: Коррупцию эти меры не уничтожат, но мало никому не покажется. Помучаются и правые и виноватые.

Добавление: внося свой скромный вклад в борьбу с коррупцией, мы решили обратить внимание на то, что Проект, как бы, между прочим, обязывает АО заключать с депозитарием договор на депозитарное обслуживание АО. Нам такой подход кажется выколачиванием денег в пользу депозитариев. А это, по крайней мере, безнравственно.

Аналогичное мнение мы имеем и по поводу аудиторов, но боимся обидеть всех сразу.

 

Новинки в реорганизации и ликвидации

 

Реорганизация

Очень часто реорганизацию юридического лица называют прекращением деятельности. Но потом постулируют реинкарнацию и говорят о полном или универсальном правопреемстве.

Такой подход человеку далекому он правовой теории кажется слишком надуманным. Мол, какое прекращение деятельности, если деятельность продолжается фактически без перерыва?

Авторы писали свой Проект не для наивного обывателя, поэтому пошли еще дальше. Констатировав, что ХО создается без ограничения срока, если иное не установлено его учредительными документами, они пишут, что путями создания ХО являются «учреждение вновь» и «реорганизации существующего юридического лица». Смело и по Высоцкому: «конец мой – совсем не конец: конец – это чье-то начало».

Такой подход может считаться научным открытием в области правоведения и заслуживает какой-нибудь научной степени. Но очень просим авторов Проекта не внедрять это открытие слишком поспешно. Ведь огромный массив законодательства отождествляет создание с учреждением, но не включает в него реорганизацию. Можете поэкспериментировать, подставляя слова «реорганизация существующего юридического лица» вместо слова «создание» – получится нелепо.

Впрочем, в Проекте и учреждение ХО выглядит как детский конструктор «Лего», включая в себя:

письменный договор между учредителями (участниками) либо протокол их общего собрания с единогласным решением об учреждении ХО;

денежную оценку неденежных вкладов в уставный фонд (на основании заключения экспертизы);

единогласное принятие учредительных документов (устава либо устава и договора);

образование органов ХО и избрание их членов.

Тот же метод нагромождения документов вживляется в процедуру реорганизации. Для слияния и присоединения кроме ранее существовавших решений, принимаемых реорганизуемыми ХО, Проект предусматривает специальные договоры между объединяющими ХО и их совместное общее собрание.

Примечание: даже нагромождение слов «совместное общее» не смутило тех, кто его придумал.

Для разделения и выделения ХО придумали кроме решений разделяющегося или выделяющего ХО еще проведение собраний и принятие решений ХО, которые возникнут после разделения или выделения. Такое разделение или выделение легко зайдет в непреодолимый тупик, если разделенные или выделенные ХО откажутся от дарованного им существования. Ликвидация, однако, получится!

После всего этого неудивительно, что даже преобразование ХО требует двух собраний: до преобразования и после. Одни и те же люди по полной программе будут отрабатывать два собрания только потому, что у авторов Проекта такой универсальный подход ко всякой реорганизации. Единственное исключение – преобразования ХО в унитарное предприятие: здесь учредителю разрешили ни с кем не собираться, тем более, 2 раза.

Общее примечание: Ей Богу, не понятно, зачем делать в два действия то, что логичнее и проще делается за раз?!

Но с другой стороны, статья 55 ГК смешивает формы реорганизации, поэтому предусматривает составление передаточного акта и разделительного баланса, не различая, что и когда подается. Проект, разложив все по полочкам, указывает четко, когда составлять передаточный акт, а когда – разделительный баланс. Мы можем оспорить только случай выделения. Уверены, что в этом случае требуется не только разделительный баланс, но и передаточный акт.

В Проекте также уточнена процедура уведомления кредиторов при реорганизации. Срок уведомления – 30 дней после принятия решения о реорганизации. После уведомления те же 30 дней получает кредитор для заявления своих требований. Кроме письменного уведомления кредиторов предусмотрена публикация в печатном издании, предназначенном для сообщений о государственной регистрации юридических лиц. Кроме прежних кредиторов, придется уведомлять всех новых при подписании с ними договоров.

Дополнительные вклады в ходе реорганизации запретили. Имуществом новых ХО может стать только имущество реорганизованных.

 

Ликвидация

Новинки ликвидации сулят мало приятного.

1. Проект предусматривает закрепление в законе права регистрирующих органов ликвидировать ХО. Но для ХО с иностранными инвестициями делается исключение – чтобы их ликвидировать, регистрирующему органу придется обращаться в суд. Довольно своеобразное, чреватое обвинениями в нарушении конституционного равенства перед законом расшаркивание перед теми, кто не привык к внесудебным ликвидациям.

В качестве компенсации за суды с иностранцами регистрирующий орган (в порядке исключения) освобожден от обязанности утверждать ликвидационный баланс. Пусть, мол, его утверждает сама ликвидационная комиссия (сам ликвидатор).

Примечание: Не иначе, как кто-то из регистрирующих воспользовался своим участием в подготовке этой нормы, чтобы уклониться от работы и ответственности.

2. Запрещается без соответствующего решения суда изменять состав участников ХО после принятия решения о его ликвидации.

3. Добрые авторы Проекта не преминули напомнить, что имущество, переданное учредителями (участниками) во владение и пользование ХО на определенный срок в качестве вклада в уставный фонд, при ликвидации этого ХО возвращается хозяевам. Даже уточнили «с учетом естественного износа» – то есть таким, каким уцелело после ликвидации.

4. Для участников ХО установлена специфическая очередность (для каждой формы ХО своя) распределения имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами (об этом ниже). Как обычно: требования каждой следующей очереди удовлетворяются после полного удовлетворения предыдущей, если имущества недостаточно – его делят пропорционально долям.

 

«Немного» информации

 

Среди многочисленных статей Проекта, заполненных общеизвестными фразами про сбор, обработку, распространение и архивирование всевозможной информации, только два положения, достойные читательского внимания. Это систематизированный перечень документов ХО и возмещение расходов за изготовление копий документов.

И так, документами ХО Проект признает:

протокол собрания учредителей (участников), содержащий решение о создании ХО;

учредительные документы, изменения и дополнения в них, зарегистрированные в установленном порядке;

свидетельство о государственной регистрации;

документы, подтверждающие права собственности либо иные права на имущество, находящееся на балансе;

документы, подтверждающие права на пользование земельным участком;

протоколы органов ХО;

внутренние положения ХО, регламентирующие его деятельность;

учредительные документы юрлиц, учрежденных ХО;

положения обособленных подразделений;

специальные разрешения (лицензии) на осуществление отдельных видов деятельности и иные разрешения, подтверждающие права на производство продукции (работ, услуг);

платежные или иные документы, подтверждающие внесение денежных вкладов в уставный фонд, заключения экспертизы о достоверности оценки неденежных вкладов, а также иные акты оценки стоимости имущества;

годовые отчеты и другие документы бухгалтерского учета и бухгалтерской (финансовой) отчетности;

статистические и иные отчеты;

заключения ревизионной комиссии (ревизора), аудиторские заключения, акты (справки) контролирующих органов;

документы, связанные с выпуском ценных бумаг;

документы, содержащие информацию, подлежащую опубликованию или раскрытию другим способом в соответствии с законодательством;

списки аффилированных лиц ХО;

другие документы, предусмотренные законодательством, учредительными документами и внутренними положениями в качестве обязательных для ХО.

И второе, за предоставление ХО копий документов может взиматься плата, размер которой не должен превышать затраты на изготовление.

 

Специфика АО

 

Для последовательного воплощения разрешительной системы в Проекте записано, что число акционеров открытого АО (далее ОАО) не ограничено. Зато для закрытых АО (далее – ЗАО) предусмотрена предельная численность – 50 человек.

Пункт 2 статьи 104 ГК разрешает АО преобразоваться в ООО, ОДО или в производственный кооператив, а также в унитарное предприятие. Проект решается расширить этот список, предусмотрев, что ОАО может добровольно преобразовываться в ЗАО.

В отношении договора о создании АО уточняется, что он не является учредительным документом. Помимо сведений, включаемых в этот договор согласно ГК, Проект предусматривает:

конкретизацию для учредителей условий и порядка внесения вкладов, порядка размещения акций, а также прав и обязанностей при создании АО;

категории акций (простые (обыкновенные), привилегированные) и типы привилегированных акций, их номинальную стоимость и количество;

обязанность учредителей нести солидарную ответственность по обязательствам, возникшим до государственной регистрации АО.

Обложив учредителей, авторы Проекта, то ли не заметили, то ли нарочно открыли широкую лазейку для ухода от всякой ответственности по столь подробному договору, записав, что действие договора о создании АО прекращается с момента исполнения всеми учредителями обязательств по данному договору. Как выполнил неважно – самое небрежное выполнение прекращает договор. О такой поблажке можно только мечтать!

Мы никогда не понимали, зачем при создании АО кроме договора о создании требуется еще проведение учредительного собрания (пункт 4 статьи 98 ГК)? Мы надеялись, что этот атавизм советской эпохи исчезнет как абсолютно излишний. Но не тут-то было. Видимо, тяга собираться в одном месте и сонно слушать доклады стала безусловным рефлексом. Поэтому в Проекте учредительное собрание приобрело мощные формы. Именно на собрании придется совершать все действия по созданию АО:

принятие решения о создании АО;

утверждение оценки неденежных вкладов;

утверждение устава АО;

формирование органов управления и контроля;

утверждение решения о выпуске акций.

Причем все должно решаться единогласно, кроме формирования органов АО, где требуется 3/4 голосов (по числу будущих акций).

Проект дополняет единый список сведений, отражаемых в уставе АО:

общим количеством акций (плюс по категориям и типам), их стоимостью;

фиксированным размером дивидендов по привилегированным акциям;

фиксированной стоимостью имущества, подлежащего передаче владельцам привилегированных акций в случае ликвидации;

очередностью выплаты дивидендов;

распределением имущества между акционерами в случае ликвидации.

Думается, многое из этого сделано только для того, чтобы хоть как-то защитить доверчивых вкладчиков, которые время от времени попадают в разряд «обманутых». Зато для «акул бизнеса» есть норма, позволяющая ограничить количество или процент акций, принадлежащих одному акционеру. Все-таки у нас государство социальное, а не олигархическое!

Прилагаемый к уставу список участников ЗАО, включенный в ГК Законом от 25 мая 2002 года, получил в Проекте более подробную регламентацию. Мол, изменение списка осуществляется на основании данных реестра владельцев акций и само по себе не требует решения общего собрания.

Касаясь дивидендов, Проект предусматривает, что размер дивидендов не может быть больше рекомендованного Советом, а порядок объявления и выплаты дивидендов определяется уставом АО (срок выплаты может определить и общее собрания). Если срок не определен, дивиденды выплачиваются не позднее 60 дней после решения о выплате.

Список акционеров, имеющих право на получение дивидендов, должен совпадать с реестром, по которому проводилось собрание о дивидендах.

Проект существенно расширяет содержащийся в статье 102 ГК список случаев, когда дивиденды не объявляются и не выплачивается, хотя ГК такого расширения не допускает. Тем не менее, в список попали устойчивая неплатежеспособность и незавершенный выкуп акций по требованию акционеров.

Проект дополняет нормы ГК и касательно изменений уставного фонда АО.

Так, дополнительный выпуск акций предусмотрен за счет собственных средств АО или акционеров, а также иных инвестиций. А вот для увеличения номинальной стоимости акций требуется единогласное решение всех акционеров, а иные инвестиции запрещены.

Сумма, на которую увеличивается уставный фонд за счет собственных средств АО, не должна превышать разницу между стоимостью чистых активов и суммой уставного и резервного фондов АО. При этом дополнительные акции размещаются среди всех акционеров пропорционально имеющимся долям.

Кроме общих положений об акциях, встречающихся в ГК, мы почерпнули из Проекта следующее.

Номинальная стоимость всех акций должна быть одинаковой.

Запрещен выпуск акций в качестве ордерных ценных бумаг или ценных бумаг на предъявителя.

Зато разрешено предусматривать в уставе конвертацию привилегированных акций в простые (обыкновенные) и привилегированные другого типа. Но только в том случае, если на момент (позже нельзя!) принятия решения о конвертации в уставе четко определены все ее условия.

В Проекте уточнено преимущественное право на приобретение акций акционерами ЗАО (статья 97 ГК):

- акции реализуется, как правило, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащему каждому из акционеров;

- уступка преимущественного права запрещена;

- порядок реализации этого права подлежит весьма подробному закреплению в уставе;

- согласие на продажу акций третьему лицу считается полученным, если в течение срока, установленного уставом, ни акционеры, ни ЗАО не воспользовались своим преимущественным правом либо отказались от него;

- узнав о том, что акции проданы с нарушением преимущественного права, любой акционер и само ЗАО вправе в течение 3 месяцев потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя;

- согласие ЗАО на переход акций наследникам (правопреемникам) считается полученным, если в течение срока, установленного уставом, получено письменное согласие всех акционеров либо не получено письменного отказа ни от одного из них.

Существенное место в Проекте занимают вопросы дополнительной эмиссии акций. По аналогии с АО предусмотрены открытое (для неограниченного круга лиц) либо закрытое (для ограниченного круга) размещение акций. Причем открытое размещение почему-то не исключает преимущественное право акционеров на приобретение акций. В ЗАО разрешено только закрытое размещение.

Проект перечисляет следующие способы размещения акций:

распределением среди акционеров;

продажу;

подписку;

иные способы, определенные законодательством.

Дополнительный выпуск акций может размещаться по цене выше номинала. Форму оплаты и цену (либо порядок ее определения) утверждает общее собрание.

До регистрации акций и  отчета об итогах их размещения запрещается распоряжаться самими акциями и имуществом, полученным за них.

Проектом внесены значительные уточнения в процедуру приобретения акций по решению АО для уменьшения уставного фонда и в иных случаях, предусмотренных уставом. Такое приобретение запрещено:

до полной оплаты уставного фонда;

при устойчивой неплатежеспособности или ее угрозе;

если стоимость чистых активов есть или станет меньше суммы уставного и резервного фондов;

на сумму более 10% уставного фонда;

до завершения выкупа акций по требованию его акционеров.

Решение о приобретении акций должно содержать подробнейшие сведения о самих приобретаемых акциях и о порядке их приобретения.

Если иное не установлено уставом, акций приобретаются за деньги.

Срок приобретения – 30 дней после соответствующего решения.

Каждый вправе продать акции, подлежащие приобретению. Если продается больше, чем покупается – АО должно купить у всех пропорционально их долям.

Акции, приобретенные для уменьшения уставного фонда, – аннулируются, а для других целей поступают в распоряжение АО.

Акции, поступившие в распоряжение, АО не учитываются при голосовании, не приносят дивидендов и должны быть реализованы в течение года либо аннулированы. Правда, из этих правил можно сделать исключение, предусмотрев в уставе, что дивиденды пойдут исполнительному органу.

Кроме того, в Проект включили неизвестный ГК выкуп акций АО по требованию акционера, который осуществляется при:

реорганизации АО (для тех, кто был против этого);

ограничении прав акционеров в новой редакции устава (для тех, кто голосовал против соответствующих изменений).

Правила и порядок выкупа в таких случаях аналогичен приобретению акций по инициативе АО.

Примечание: Поскольку у недовольных выкупаются акции на сумму до 10% чистых активов, мы вынуждены признать защиту внутренней оппозиции половинчатой. Представьте себе: люди оказались в меньшинстве, но им не только не дали уйти из этого ХО раз и навсегда, но и сделали их меньшинство еще более жалким.

Акции, выкупленные при реорганизации – аннулируются, а при изменении устава – поступают в распоряжение АО.

Абсолютно все процедуры, связанные с выпуском акций буквально нафаршированы многочисленными мероприятиями и документами, в которых должны содержаться подробнейшие сведения о категориях, типах и количествах акций, сроках и лимитах, ценах и скидках, пропорциях и процентах, формах и методах, порядке и очередности. Буквально ради каждого документа придется собирать общее собрание или как минимум Совет. Без всего этого невозможно сделать и шагу.

Проект дарует акционерам некоторые дополнительные права.

Так, владельцы привилегированных акций получили возможность голосовать за решения о реорганизации и ликвидации АО, за внесение изменений и (или) дополнений в устав, ограничивающих их права, а после общего собрания, на котором не дали или урезали причитающиеся им дивиденды, – за любые решения (пока не выплатят дивидендов полностью).

Примечание: еще раз приходится отметить, что авторы Проекта испытывают особую слабость к обманутым вкладчикам. И вообще, чем больше какое-то право похоже на дармовщину, тем священнее оно в глазах общественного мнения. Хотя нам казалось более правильным поддерживать не тех, кто зарыл свои червонцы на Поле чудес, а тех, кто трудится над ними в поте лица. С этой точки зрения, обыкновенные акционеры, реально действующие в рамках АО, для общества ценнее привилегированных. Поскольку первые активно содействуют приумноженью общественного богатства, а вторые пассивно ждут. Но, увы, мы хорошо понимаем чужеродность собственного мнения.

Другое дело вопрос о власти. Здесь притесняют не тех, кто активен, а тех, кто мал. Поэтому Проект лишает права предлагать вопросы повестки дня и собственных кандидатов всех, у кого меньше 2% акций.

Очень долго в Проекте разжевывается вопрос о том, кого звать на общее собрание. Проект велит делать список участников собрания на основании реестра, который составлен в течение 50 дней (60 для кумулятивных выборов) после принятия решения о проведении собрания. Кроме того, подробно рассказано, кому и как вести реестр и что вносить в список участников собрания «для их идентификации» (очень много данных!).

Изменения в список разрешается вносить только для восстановления нарушенных прав или исправления ошибок. Поэтому те, кто стал акционером после составления списка, могут прийти на собрание, лишь имея доверенность от прежнего акционера.

Примечание: только бюрократический трепет перед священной неприкосновенностью списков мог породить такой абсурд, когда вместо элементарной актуализации списка придется заниматься выдачей фиктивных доверенностей. И все потому, что бегать будут не бюрократы, а сами акционеры. Сразу видно, чьи интересы возобладали в кулуарном Проекте.

Каждый акционер сможет в 3-дневный срок получить выписку о том, что он есть в списке. А весь список вправе читать лишь те, кто имеет в совокупности не менее 1% акций. Правда, паспортные данные и почтовые адреса можно прочесть только с согласия их владельцев.

В Проекте буквально смакуются положения о порядке подсчета кворума и голосов в различных ситуациях, а также нормируется множество нюансов, милых сердцу работника канцелярии. Например, там, где больше 100 голосующих акционеров, голосовать положено только бюллетенями, и необходима счетная комиссия из числа рядовых акционеров (не менее 3 человек). И тут же расписан статус и регламент работы такой комиссии.

3/4 голосов от принимающих участие в собрание предписано:

изменять устав либо уставный фонд;

проводить реорганизацию и ликвидацию;

приобретать акций по инициативе АО.

Членам органов управления на всякий случай запретили участвовать в выборе ревизоров. Но (Начальству на заметку) от формирования иных контрольных органов не отстранили.

По Проекту обычный срок для жалоб акционеров на решения общего собрания – 6 месяцев. Смотрите, не пропустите! Жаловаться позже будет незаконно.

Появились дополнительные нормы и о Совете АО. Например, если Совета нет, в уставе следует указать, кто готовит общие собрания. Не обошлось и без чисто бюрократических лимитов. Там, где акционеров больше 1000, предусмотрено не менее 7 членов Совета, а где больше 10 000 – не менее 10. Причем такие Советы избираются кумулятивным голосованием.

Как бы подзабыв, кого они записали в аффилированные лица, авторы Проекта слепили норму об отдельном Совете из независимых директоров. Но, как только какой-нибудь Совет будет создан, его члены тут же окажутся среди «присосавшихся», поэтому этот «Совет честных» мы игнорируем, как случайное недоразумение или чистую мечту об идеальных людях.

Остановимся на изложении исключительной компетенции Совета АО. Если сделать соответствующую запись в уставе, то в эксклюзивные полномочия Совета попадут:

утверждение основных направлений деятельности АО;

утверждение внутренних положений АО;

созыв общих собраний;

формирование исполнительных органов;

создание и ликвидация обособленных подразделений;

утверждение годового финансово-хозяйственного плана и контроль за его исполнением;

подтверждение стоимости имущества АО;

использование резервного и иных фондов;

приобретение акций по инициативе АО, а также приобретение облигаций и иных ценных бумаг;

выпуск облигаций и неэмиссионных ценных бумаг;

одобрение сделок с заинтересованностью и крупных сделок;

денежная оценка неденежных вкладов;

размер дивидендов и порядок их выплаты;

оплата труда для руководства и контролеров;

договор с управляющей организацией (управляющим) и оценщиком;

заключение договора с аудиторской организацией (аудитором);

утверждение депозитария и договор с ним;

иные вопросы, предусмотренные законодательством и уставом.

Когда дело доходит до ревизионной комиссии, выясняется, что в АО ревизор-одиночка не уместен.

Назначать обязательную ревизию и аудиторскую проверку уполномочены акционеры, имеющие в совокупности не менее 10% акций. Их требование о проверке удовлетворяется в 30-дневный срок.

К документам АО дополнительно отнесены:

договор о создании АО;

списки участников общего собрания;

доверенность (копия доверенности) на участие в общем собрании;

бюллетени для голосования;

списки имеющих право на дивиденды;

иные списки акционеров;

реестры владельцев акций.

Реорганизация АО имеет свои особенности.

По Проекту слияние, разделение или преобразование АО влечет аннулирование всех акций. Присоединение – только акций присоединяемого АО. Выделение – части акций (на величину уменьшения уставного фонда).

Проектом установлена следующая очередность распределения имущества ликвидированного АО между акционерами:

1) выплаты по выкупаемым акциям;

2) дивиденды и возмещения по привилегированным акциям;

3) распределение имущества по простым акциям.

 

Немного нового про ООО

 

Проектировщики проявили очевидную слабость к численным лимитам (особенно к полтиннику), поэтому и максимальное число участников ООО ограничили пятьюдесятью. Если лимит превышен – надо в течение года преобразовываться в ОАО или уменьшить число участников до 50.

Учредители ООО все решения, кроме формирования органов ООО, принимают единогласно.

В дополнение к общим для всех ХО сведениям учредительные документы ООО должны содержать:

состав участников;

размер и номинальную стоимость долей каждого участника;

размер, состав, сроки и порядок внесения вкладов в уставный фонд, а также ответственность за нарушение всего этого;

указание на орган, уполномоченный создавать и ликвидировать обособленные подразделения;

порядок выхода и исключения из ООО;

порядок перехода доли (части доли) к другому лицу;

иные сведения, необходимые для ООО.

Проект разрешает установить в учредительных документах ООО виды имущества, которое нельзя вносить в виде вкладов.

В Проекте решили распутать ситуацию, когда имущество, переданное в пользование, выходит из строя по независящим от ООО или участника причинам. Участника обязали в месячный срок внести иное имущество или деньги для компенсации несостоявшейся части вклада, либо уступить эту часть другим.

Думаем, Вы не удивитесь, когда узнаете, что составители Проекта предусмотрели специальное собрание по этому случаю. И если на этом собрании участники не сумеют выбрать взаимоприемлемый вариант – недовнесенную долю придется уменьшить на неоплаченную часть. После этого у ООО будет год, чтобы распорядится такой долей. Позже придется уменьшать уставный фонд. В конце концов, Проект разрешает предусмотреть в учредительных документах и другие варианты.

Примечание: вчитываясь в эти сложно переплетенные версии, мы все больше недоумевали, почему авторы Проекта решили взяться именно за этот прецедент и навязывали свои варианты решения? Честное слово, есть миллион вариантов решения проблемы внесения недостающих вкладов. Зачем мешать участникам в выборе подходящего?

Зато участник, исключенный или вышедший из ХО, не сможет забрать досрочно имущество, использование которого стало вкладом.

В силу чьих-то арифметических пристрастий в Проекте предписано указывать доли в процентах и дробях. Внимание: такой Проект лишит возможности писать «0,25» или «четверть», придется писать «25%» или 1/4. Ныне законодательство входит в область математики, хотя Великий Евклид наивно думал, что там нет особого пути для правителей. Получилась Ловушка мелкая, но неприятная: регистрирующие органы примутся строить всех, кто юридически неверно указывает доли.

В Проекте появилось определение термина «действительная стоимость доли участника» (статья 92 ГК). Эта доля совпадает с номинальной долей, но исчисляется не от уставного фонда, а от чистых активов ООО за последний отчетный период.

Для ООО Проект разрешил ограничивать максимальный размер доли и возможность изменения долей. Правда, такие ограничения должны приниматься единогласно.

Точно также единогласно предполагается решать вопросы распределения прибыли. Распределять разрешено ту часть прибыли, которая остается после уплаты налогов (иных обязательных платежей), покрытия убытков, отчислений в фонды. Прибыль, если иное не предусмотрено учредительными документами, распределяется пропорционально долям в уставном фонде.

Запрещено распределять прибыль:

до оплаты уставного фонда;

до выплаты действительной стоимости доли (части доли) выбывающему участнику;

при устойчивой неплатежеспособности или ее угрозе;

если стоимость чистых активов есть или станет меньше суммы его уставного и резервного фондов;

Можно единогласно утвердить порядок преимущественной покупки доли (части доли) без соблюдения долевых пропорций. Первыми в течение месяца долю смогут выкупить участники, потом ООО, и, наконец, третьи лица. Уступать свое место в этой очереди запрещается.

Во избежание неразберихи, авторы Проекта настаивают, чтобы в уставе четко прописали:

порядок действия продающих долю (форму и способ извещения о продаже, цену и иные условия продажи);

порядок для приобретающих ту же долю (срок, очередность и последовательность действий).

Узнав о том, что доля продана с нарушением преимущественного права, ООО и его участники вправе в течение 3 месяцев потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

Согласие на отчуждение доли считается полученным, если в течение 30 дней получено письменное согласие всех участников или не получено письменного отказа ни от одного из участников.

Форма отчуждение доли – простая письменная, а по воле учредительных документов – нотариальная.

О состоявшемся отчуждении доли должно уведомляться ООО, причем письменно с представлением доказательств отчуждения. С момента уведомления приобретатель доли осуществляет права и несет обязанности участника, кроме дополнительных, предоставленных прежнему владельцу доли.

По аналогии с акциями ЗАО в Проекте расписан залог долей с согласия общего собрания, данного большинством голосов всех участников.

Согласие на переход долей наследникам и правопреемникам считается полученным, если в срок, установленный учредительными документами, получено письменное согласие всех участников или не получено письменного отказа ни от одного из них.

Доля участника переходит к ООО, если участник не внес свой вклад в срок и полностью, своевременно не компенсировал пропавший вклад, вышел или исключен из ООО.

Тот, кто не внес свой вклад полностью, получает назад действительную стоимость внесенной части.

Действительная стоимость доли (части доли) выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов и уставным фондом. Если этого недостаточно, надо уменьшать уставный фонд на недостающую сумму.

Аналогично акциям ЗАО доли, принадлежащие самому ООО, не дают права на голосование, распределение прибыли или имущества.

ООО в течение одного года после приобретения долей должно распределить эти доли между участниками пропорционально имеющимся у них долям либо реализовать эти доли с учетом преимущественного права приобретения.

Продажа доли, изменяющая размеры долей, состав участников или учредительные документы осуществляется по единогласному решению общего собрания.

Заявление о выходе из ООО должно подаваться письменно.

Помимо рыночных способов исключения участников в Проекте предусмотрели еще и чисто партийный – по инициативе товарищей за антиобщественное поведение. В ГК такого исключения нет. Но здесь предусмотрено, что участники ООО, у которых совокупная доля не менее 10%, вправе потребовать в судебном порядке исключения из ООО участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) препятствует деятельности ООО. Согласившись, что это так, суд исключит нарушителя.

Момент выбытия из ООО, неопределенный в статье 64 ГК, в Проекте определен как дата подачи заявления, либо более поздняя дата, указанная в нем. К моменту выбытия из ООО необходимо выполнить обязательства, срок исполнения которых наступил.

В Проекте определен и момент расчета (статья 64 ГК) с выходящим (исключаемым) из ООО. Этот момент – дата выплаты действительной стоимости доли или выдачи равноценного имущества. А такая выплата (выдача) производится после утверждения отчета за год выхода (исключения), но не позже двенадцати месяцев после подачи заявления о выходе (принятии решения об исключении).

Права выбывшего участника переходят к ООО.

Имущество, внесенное в пользование на определенный срок, при выходе и исключении используется до конца срока.

Увеличение уставного фонда ООО предусмотрено за счет имущества самого ООО (без изменения долей участников) и дополнительных вкладов.

Сумма увеличения уставного фонда не должна превышать разницу между стоимостью чистых активов ООО и суммой уставного и резервного фондов ООО.

За увеличение должно проголосовать 2/3 общего числа участников (кроме случая указанного ниже), предусмотрев в своем решении массу подробностей (размер увеличения, порядок расчета стоимости дополнительного вклада, срок его внесения и т.д.).

В случае отказа участника от дополнительного вклада (его части), пополнение распределяется между другими участниками.

Если вклад вносит лицо, не являвшееся ранее участником ООО, оно должно подать заявление с указание размера вклада, состава вносимого имущества, порядка и срока внесения, а также размера желанной доли. Такое же заявление подают участники, желающие инвестировать отдельно от других. Чтобы принять их вклады требуется единогласное решение всех участников, предусматривающее принятие вклада и изменение учредительных документов.

Уменьшение уставного фонда ООО может осуществляться путем уменьшения номинальной стоимости долей участников (без изменения долей) и аннулирования долей, принадлежащих ООО.

К исключительной компетенция общего собрания участников ООО отнесены все вопросы компетенции общего собрания ХО (кроме создания обособленных подразделений), а также:

установление размера, формы, порядка и срока внесения дополнительных вкладов и определение размеров долей;

приобретение доли участника;

принятие в ООО нового участника;

размер оплаты услуг аудиторов;

размещение облигаций и выпуск неэмиссионных ценных бумаг.

Как правило, общее собрание созывается исполнительным органом. А собрание созывает Совет – исполнительный орган получает право требовать проведения внеочередного собрания.

Положения учредительных и внутренних документов ООО ограничивающие право участвовать в общем собрании не имеют силы.

Должностные лица ООО, не являющиеся его участниками, смогут участвовать в общем собрании без права голоса.

Предложения в повестку дня вправе вносить любой участник не позднее 15 дней до его проведения.

Проект разрешает в соответствии с учредительными документами ООО, принятыми единогласно, распределять голоса между участниками без соблюдения соотношения между долями. Как по всем вопросам, так и по некоторым.

Кроме ранее перечисленных случаев, единогласно всеми участниками изменяется учредительный договор, реорганизуется и ликвидируется ООО.

Там, где Проект не требуется единогласие, предусматривается принятие решений большинством голосов, кроме изменения устава и уставного фонда, для которых минимум 2/3 голосов.

Время для обжалования решений общего собрания, принятого с нарушениями – 2 месяца (в 3 раза меньше, чем в АО).

Чтобы участникам ООО было неповадно организовывать аудиторские проверки родного ООО, Проект возлагает на инициаторов проверок оплату аудиторских услуг. Правда, если общее собрание смилостивиться такие расходы будут компенсированы.

В Проекте следующая очередность распределения имуществ ликвидируемого ООО между участниками:

1) выплата распределенной, но не выплаченной части прибыли;

2) распределение имущества пропорционально долям.

 

Пару слов про ОДО

 

Как всегда, деятельность ОДО регулируется нашим законодательством по остаточному принципу. Мол, остальное, как в ООО.

Поэтому на одной страничке Проекта можно почерпнуть, что:

- численный лимит ОДО те же 50 участников;

- размер дополнительной ответственности не может быть меньше разницы между минимальными уставными фондами ООО и ОДО;

- учредительные документы ОДО помимо общих для ХО сведений должны предусматриваться размер дополнительной ответственности участников и порядок ее обеспечения.

 

Таким образом, Проект сделал очень много для того, чтобы сузить сферу договорных отношений и ввести максимальную законодательную регламентацию деятельности ХО там, где сегодня действуют учредительные документы и коммерческие договоры.

Более того, в Проекте многие процедуры расписаны в невиданных ранее канцелярских и организационных подробностях. Потребуется составлять документы с немыслимым количеством сведений и проводить бесконечные собрания.

Если ХО сумеют выполнить все требования Проекта исчерпывающим образом – они станут самыми бюрократическими организациями в нашем государстве, а объемы бумаги, потребляемой в стране, возрастут многократно.

Отсюда неутешительный вывод: Проект, который готовится по-бюрократически, очень быстро впитывает затхлый дух и вычурную букву канцелярии. Только свежий воздух публичного обсуждения может спасти Проект, сделать его приемлемым для всех.