качай извилины здесь!

автор: Пласковицкий А.Л.
Под редакцией Пласковицкой Е.В.

Растущий статус инспекции труда

законодательство Республики Беларусь учтено по состоянию на 12 сентября 2005 г.
журнальная версия публиковалась под псевдонимом Андрей Разумов в журнале «Налоговый вестник» № 18 2005 года

Внимание: данная статья рассматривает подзаконный акт, утративший силу, а потому имеет значение только для соответствующего периода правоприменительной практики.

 

«Он вобьет в Ваш хобот меченый гвоздь,

Он внезапный и пугающий гость –

Инспектор по…»

Глеб Самойлов

Что Вы вспоминаете при слове «инспекция»? Может быть, налоговую инспекцию близкую сердцу каждого бухгалтера? Или государственную автомобильную инспекцию (в просторечии ГАИ) с ненавязчивым полосатым жезлом в руках? Если это так, то Вы отстали от жизни. Сейчас модно вспоминать государственную инспекцию труда, статус которой разрастается на наших глазах с каждым нормативным актом, посвященным трудовым отношениям.

Разве могут, к примеру, налоговики и гаишники ликвидировать Вашу любимую фирму без суда и следствия, пожаловавшись в регистрирующий орган о том, что Вы систематически (хотя бы дважды в год!) и грубо нарушаете законодательство? Конечно, не могут – им придется судиться, как это и предусмотрено частью третьей подпункта 41.3 пункта 41 «Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования», утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь 16 марта 1999 г. № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования».

Иное дело департамент государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь (далее – Инспекция труда), ему такое право предоставлено пунктом 4 Указа Президента Республики Беларусь от 6 июля 2005 г. № 314 «О некоторых мерах по защите прав граждан, выполняющих работу по гражданско-правовым и трудовым договорам».

Ремарка: Очевидно трудиться опаснее, чем ездить на автомобиле или не платить налоги.

«Что ж это за грозная инспекция такая?» – спросите Вы, а мы Вам с удовольствием ответим, взволновано склонившись над свеженьким Постановлением Министерства труда и социальной защиты от 29 июня 2005 г. № 76. Указанным Постановлением утверждено в новой редакции «Положение о департаменте государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь (далее – Положение или Новое Положение).

Новая редакция показалась нам отличающейся от прежней, утвержденной Постановление Министерства труда и социальной защиты от 27 декабря 2001 г. № 22 (далее – Прежнее Положение) не только деталями и компоновкой этих деталей. Но об этом ниже. Сейчас обратим внимание только на то, что согласно Новому положению Инспекция труда еще теснее сплотила свои стройные ряды. Областные и Минское городское управление объявлены ее структурными подразделениями, а межрайонные структуры вошли в состав областных.

Краткая историческая справка

Товарищ Фридрих Энгельс в свое время утверждал, что его друг и учитель товарищ Карл Маркс никогда бы не написал ни одного тома «Капитала», если бы не опубликованные отчеты английских комиссий по обследованию труда. К счастью «Капиталом» дело не ограничилось – на основании этих душераздирающих отчетов помимо прочего зародилось и расцвело социальное законодательство Великобритании, а потом и других стран.

Как видите, уже в те далекие времена подобные комиссии приносили огромную пользу трудящимся. Поэтому не случайно Международная организация труда (МОТ) подготовила и воплотила в жизнь целый ряд международных конвенций, обязывающие национальные правительства обеспечивать надлежащий государственный контроль за условиями, в которых трудятся их подданные.

В СССР профсоюзы долгое время были органичным придатком государства и даже «школой коммунизма», поэтому им доверялся весь государственный контроль в сфере трудовых отношений. Но потом отечественное законодательство стало преобразовываться на основе зарубежных, общепринятых стандартов. Уже 14 октября 1992 года (Постановление Совета Министров Республики Беларусь № 625) наше Правительство решило, что госконтроль нужно отобрать у профсоюзов, а через полгода – 21 мая 1993 года отобрало. В этот день согласно Постановлению Совета Министров Республики Беларусь № 335 была создана Государственная инспекция труда. А профсоюзам после 1 сентября того же года остался только контроль, называемый «общественным».

С тех пор эта инспекция успела побывать самостоятельным государственным органом (фактически на правах министерства) при Государственном комитете по труду и социальной защите населения и отдельным комитетом при Министерстве труда. Но потом, при очередной реорганизации Правительства вошла в состав Министерства труда и социальной защиты в качестве департамента со статусом юридического лица (Указ Президента Республики Беларусь от 24 сентября 2001 г. № 516 «О совершенствовании системы республиканских органов государственного управления и иных государственных организаций, подчиненных Правительству Республики Беларусь»). Руководитель инспекции постепенно опустился с уровня министра до начальника структурного подразделения министерства, которого могут подчинить даже замминистру.

Но потом «падение становится взлетом». Новым рождением Инспекции труда, ее реинкарнацией на более высоком уровне следует считать появление Директивы Президента Республики Беларусь от 11 марта 2004 г. № 1 «О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины». Ведь именно в этом основополагающем документе обеспечение трудовой и исполнительской дисциплины возведено в ранг приоритетной государственной задачи. А ее решение во многом зависит от Инспекции труда. Поэтому постоянно растут авторитет и роль трудовых инспекторов в государственном регулировании. В этом смысле Новое Положение – очередная значительная веха в общегосударственном процессе.

На особом положении

Много знать об Инспекции труда должен каждый. Не только потому, что нужно заранее готовится к встрече с трудовыми инспекторами, но и потому, что есть такие, предусмотренные законодательством обязанности: содействовать работе Инспекции труда и знать трудовое законодательство.

Согласно подпункту 8.10 пункта 8 Нового Положения трудовой инспектор может отстранить от работы любого, не прошедшего проверку знаний трудового законодательства, обучения (инструктажа) по охране труда. Причем в проверке этих знаний согласно подпункту 8.17 того же пункта участвуют сами трудовые инспектора.

Именно поэтому министерства и ведомства Беларуси повсеместно организовали обучение руководителей и специалистов трудовому законодательству, а заодно и проверку знаний в этой сфере, уделяя особое внимание охране труда.

Главное об Инспекции труда понятно и без чтения нормативных актов о ней. Сущность ее предназначения содержится в названии – Инспекция труда призвана выявлять и пресекать нарушения законодательства о труде, а попутно выполнять много сопряженной с этим работы, в том числе взаимодействовать с другими контрольными (надзорными) органами.

Гораздо интереснее, как именно это делается. Тут мы сталкиваемся с весьма своеобразными особенностями.

В отличие от других инспекций, которые обычно интересуются результатами и много времени уделяют изучению отчетов и прочих бумаг, для Инспекции труда гораздо интереснее сам процесс производственной деятельности, в который она перманентно и активно вмешивается. В частности занимается:

– испытаниями нового оборудования и продукции, а также экспертизой перерабатываемых материалов (веществ);

– надзором за ходом строительства (реконструкции) и приемкой новостроек;

– расследованием несчастных случаев и профессиональных заболеваний;

– подготовкой всевозможной технической и нормативной документации (вплоть до государственных программ!).

При этом трудовой инспектор волен выдавать любые предписания, если посчитает, что они приведут к более качественному соблюдению трудового законодательства. Более того, в любой момент может запретить, изменить или прекратить (приостановить) все, что сочтет опасным или не соответствующим нормативам.

Но это еще не самые значительные особенности его компетенции. Судите сами:

1. Кроме права проводить стандартные проверки, Инспекция труда получила широкие полномочия по вызову «на ковер». Это называется «заслушивание должностных лиц органов государственного управления, государственных органов и нанимателей».

Прочитав такую формулировку, мы не обнаружили в нашем государстве ни одного лица, которое нельзя вызвать и заслушать в Инспекции труда. Любая другая инспекция могла бы позавидовать таким правам. Даже у прокуратуры объем полномочий гораздо скромнее.

Примечание: В Новом Положении появилась ограничительная оговорка «подчиненные Правительству», видимо для того, чтобы поставить верхнюю планку иерархическому уровню компетенции Инспекции труда. Но из этого, к сожалению, ничего не получилось. Понятие «наниматели» по-прежнему охватывает всех белорусских начальников без разбора на маленьких и больших.

Но мы надеемся, что Инспекция труда все-таки будет соблюдать должностную субординацию и не вызовет к себе на доклад собственного Министра или кого-нибудь еще круче. А вот остальные должностные лица и наниматели не отвертятся ссылкой на то, что их деятельность не подведомственна Инспекции труда. Таких неподведомственных для этой инспекции не существует.

А вот чего не следует ждать от Инспекции труда, так это рассмотрения трудовых споров. В этих полномочиях ей категорически отказано всеми нормативными актами. Хотя скорее всего ей и самой не нужна эта морока. Несмотря на то, что факт нарушения законодательства, дающий работнику право на досрочное расторжение договора, выявляют все-таки трудовые инспектора.

2. У Инспекции труда есть право вносить предложения о приостановлении и отмене нормативных, а также любых других актов.

Как говорил герой известного фильма, «мне тоже не нравится наш календарь, и давно»…Но далеко не каждый из нас имеет право посягнуть на этот календарь. Как тут не позавидовать тому, кто уполномочен посягать на «все и вся».

3. Чаще всего Инспекция труда действует не своими руками. И ее полномочия не исчерпываются правом вносить предложения о наказании виновных (как водится, «вплоть до освобождения от занимаемой должности»). Инспекции дано право докладывать результаты проведенных проверок в любую инстанцию, а там обязаны разобраться по полной программе и принять меры по устранению обнаруженных нарушений. А в эти меры, помимо приостановления (аннулирования) лицензий, сертификатов, свидетельств, аттестаций, аккредитаций и т.п., входит и уголовная ответственность.

В Новом Положении особое внимание уделено выявлению Инспекцией труда фактов заключения гражданско-правовых договоров вместо трудовых. Смысл нововведения в том, чтобы с помощью прокурорского надзора и суда пресекать подобные безобразия.

Между тем Инспекция труда не только правоохранительный, но и карательный орган. Для начала она легко может организовать нерадивым невежам внеочередную проверку знаний трудового законодательства, а завершить процесс вышеупомянутой ликвидацией через регистрирующий орган.

А когда речь заходит о применении экономических санкций и административных штрафов за нарушение законодательства о труде – Инспекция, как правило, действует без посредников и привлекает виновников к ответственности собственными силами:

1) Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 сентября 1993 г. № 664 «Вопросы департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты» всевозможное начальство из Инспекций труда уполномочено применять к нанимателям следующие санкции за:

- несоздание здоровых и безопасных условий труда – предупреждение или штраф 2-6 базовых величин (далее БВ);

- нарушение правил охраны труда, повлекшие телесные повреждения, инвалидность или смерть – 6-300 БВ;

- незаконное расторжение трудового договора с особо защищенными категориями работников, а также выплату зарплаты в размере ниже минимальной либо с нарушением установленного порядка и сроков – 20-50 БВ;

- нарушение порядка применения Единой тарифной сетки работников – 50-100 БВ;

- односторонний отказ от коллективных переговоров, массовое незаконное увольнение либо неисполнение решения суда о восстановлении на работе – 50-100 БВ;

- противодействие инспектору и неисполнение его предписаний – 5-50 БВ;

- другие нарушения трудового законодательства – предупреждение или 1-5 БВ.

Примечание: Эти санкции применяются не позднее 3 месяцев после обнаружения правонарушения и 2 лет со дня совершения.

2) Вышеизложенное Постановление Правительства получило свое развитие в Указе Президента Республики Беларусь от 6 июля 2005 г. № 314 «О некоторых мерах по защите прав граждан, выполняющих работу по гражданско-правовым и трудовым договорам». Здесь изложены дополнительные требования к оформлению гражданско-правовых договоров с гражданами и предусмотрен штраф (10% от суммы договора) за нарушение таких требований. Указанный штраф налагают работники Комитета государственного контроля и Инспекции труда.

3) В действующем Кодексе об административных правонарушениях (далее КоАП) есть статья 41, общая для всех случаев нарушения законодательства о труде. Она предусматривает штраф до 10 БВ, налагаемый трудовыми инспекторами в порядке административного производства.

Декрет Президента Республики Беларусь 26 июля 1999 г. № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» в уточнение указанной статьи КоАП устанавливает, что незаконное привлечение работника к ответственности влечет административный штраф в размере до 100 БВ, который налагается судом по протоколам, поступившим из Инспекции труда.

4. Каждый из нас мечтает о надежных и компетентных помощниках, но не каждый может привлечь их в случае необходимости, бросив клич «стань передо мной, как лист перед травой». У Инспекции труда такая возможность есть, трудовые инспектора совершенно не ограничены в выборе специалистов, которые необходимы для проведения проверок состояния безопасности и экспертизы условий труда. Да и в получении необходимой информации она тоже не ограничена.

5. Для реализации столь обширных полномочий Инспекции труда широкие права даны и каждому трудовому инспектору в отдельности.

Если другие проверяющие обязаны, как правило, являться к Вам исключительно днем и в рабочее время, то трудовой инспектор может беспрепятственно прийти «в любое время суток», заглянуть в любые документы, имеющие отношение к трудовому процессу и выплате зарплаты, потребовать копию этих документов.

И что удивительно: трудовой инспектор может являться инкогнито, если посчитает, что общепринятая процедура уведомления проверяемых «нанесет ущерб эффективности контроля». Как записано в Положении, «уведомляет при необходимости». Более того, инспектору положено скрывать источник информации о нарушениях законодательства. По всей видимости только спецслужбы могут позволить себе нечто подобное.

Чтобы повысить действенность запретительных предписаний, трудовому инспектору предоставлено право пломбировать все, что попало под запрет, и делать предупреждения всем достойным наказания.

А, чтобы эти и многие другие (традиционные для проверяющих) полномочия не остались нереализованными, трудовой инспектор вправе требовать от проверяемых создания надлежащих условий для проверки. Каких-то уточнений по поводу того, какие условия являются необходимыми, Положение не содержит.

Примечание: Согласно пункту 2 Постановления Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 27 декабря 2001 г. № 22 «О департаменте государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь» все наниматели обязаны создавать указанные условия, в том числе предоставлять помещения, средства связи, транспорт, спецодежду, спецобувь и другие средства индивидуальной защиты.

Теперь процитируем самое загадочное место во всем Положении (пункт 11): «Государственный инспектор труда в своей деятельности независим при принятии решений в соответствии с законодательством Республики Беларусь». Раньше считалось, что все мы, как минимум, зависимы от действующего законодательства, хотя и можем иногда игнорировать указания начальства и посторонних доброжелателей. Однако независимость все больше входит в моду, и ее декларируют все чаще и все непонятнее.

Несомненно эта формулировка составлена, чтобы уберечь трудового инспектора от давления со стороны. Но она почему-то не обязывает его соблюдать законодательство, и даже делает инспектора зависимым человеком при исполнении действий, не являющихся «принятием решений в соответствии с законодательством».

Короче, мы так и не смогли разобраться в чем именно независим инспектор. Поэтому возможны трактовки, весьма неприятные для проверяемых. Дескать, что хочу, то и делаю – я же независим.

Как это бывает на практике

Когда-то на юридическом факультете Белгосуниверситета рассказывали простой метод подведения мелкого нарушителя под статью об особо тяжком преступлении. Например, кто-то пытался перейти улицу на красный свет, к нему подходит милиционер и требует документы. Злоумышленник, естественно, начинает оправдываться и документы по первому требованию не показывает. А это уже сопротивление работнику милиции, а там до саботажа и государственной измены рукой подать.

Видимо, подобные рассказы глубоко укоренились в нашу правоохранительную практику. И даже нашли своих явных последователей. По крайней мере похожий случай описан в статье Дмитрия Александрова «Суд решил…», опубликованной в журнале «Юридический мир» № 11 за 2005 год.

Некое общество с ограниченной ответственностью «А», как и множество других ему подобных, тянуло с аттестацией рабочих мест. Оно и понятно – других дел хватает. Но пришел скромный трудовой инспектор и выявил это нарушение, а также два десятка(!) других в придачу. Напоследок дал указание исправить.

Исправили все, кроме злосчастной аттестации. И тогда начальник межрайонной инспекции труда наложил максимально возможный штраф 50 БВ. Но не за отсутствие аттестации, а за невыполнение предписаний трудового инспектора.

И это предельно возможное наказание оставили в силе вышестоящая (областная) инстанция и хозяйственный суд. Поскольку нарушений законодательства при наложении штрафа не обнаружили, а нарушения, обжалованные наказанным ООО «А», сочли несущественными.

Между тем, по сообщению БелТА только в Могилевской области за первую половину текущего года прошло 1695 проверок соблюдения законодательства о труде (прирост за год 7,7%). Правда, после этого несчастных случаев, повлекших смерть работников на производстве, стало больше (15 вместо 11). Зато протоколов о нарушениях и решений о наказаниях стало гораздо больше.

Поэтому, имея дело с Инспекцией труда, помните, что любое мелкое упущение легким движением руки превращается в серьезный проступок, наказуемый внушительными штрафами.

О неряшливости чужой и нашей

Задумавшись напоследок о безразмерных полномочиях Инспекции труда, мы хотели было закончить эту статью каким-нибудь экивоком, который бы задобрил всемогущую инспекцию и спас нас от ее справедливого гнева.

Но тут неожиданно вспомнилась одна деталь – пункт 4 Нового Положения. В этом пункте есть подпункты, перечисляющие «основные задачи», в количестве «один штук». Глядя на этот одинокий и бессмысленный «подпункт 4.1.» и другие курьезы типа «при рассмотрении жалобынаправляет жалобу на новое рассмотрение» (самому себе что ли?!), начинаешь понимать, что Инспекция труда далеко не всемогуща, просто Положение о ней составлено не очень качественно, именно поэтому все выглядит страшнее, чем есть на самом деле.

Как говорится, не так страшен инспектор, как его полномочия. Кроме того, всем известно, что Инспекция труда бела и пушиста, как хорошая шубка.

 

Примечание: Если наше итоговое сравнение оказалось недостаточно подхалимским, мы готовы придумать любое другое! А заодно приносим извинения за бездумное критиканство, вкравшееся в эту статью вопреки нашим добрым намереньям.