качай извилины здесь!

автор: Пласковицкий А.Л.
Под редакцией Пласковицкой Е.В.

Закон «О торговле» на страже подзаконных актов

законодательство Республики Беларусь учтено по состоянию на 21 декабря 2006 г.

Закон от 28 июля 2003 г. «О торговле» опубликован 7 августа 2003 года и вступил в силу с 7 февраля 2004 года. С тех пор в него внесено только две технические поправки – законами от 26 ноября 2003 г. № 247-З и от 20 июля 2006 г. № 162-З.

Еще молоды и полны сил законодатели, так искренне и последовательно ратовавшие за то, чтобы нормы нашей жизни устанавливались одними законами. Но их дело завяло, и «все возвращается на круги своя».

Главное заблуждение борцов с ведомственным нормотворчеством – то, что они не учитывали вековой опыт своей страны. Более того, они полагали, что засилье подзаконных актов – всего лишь временное порождение партийного руководства. Но на поверку временное оказалось бессмертным, а попытка его искоренить – очень непродолжительной, как это бывало не раз в нашей истории.

Закон «О торговле» – типичный пример восстановления вековых традиций. Даже то, что его ввели в середине месяца и посреди квартала – очень традиционно. Жаль только, что статья о его введении содержит грубую ошибку: она объявляет статью 30 Закона вступившей в силу со дня опубликования, хотя сама вступает в силу только через шесть месяцев.

Впрочем, наши работники торговли с этим делом разобрались прекрасно, так как имели многовековой опыт работы с отечественным законодательством.

Честно говоря, Закон, по сути, ничего не изменил. Его объем существенно превышает его нормативное содержание. Тем не менее, изучение данного закона не будет излишним. Ведь торговля – это такое дело, где даже пустым юридическим формам находят практическое применение.

Для начала нужно иметь в виду, что рассматриваемый Закон предназначен не только для торговых организаций, но и для индивидуальных предпринимателей тоже.

С другой стороны, не всякая торговля попадает под действие закона с таким обобщающим названием. Закон «О торговле» не распространяется на:

- куплю-продажу товаров между гражданами, если продавец не является предпринимателем (Это открывает дверь для того, чтобы обойти Закон. Но это же ставит под удар каждого продающего, поскольку его могут заподозрить в сокрытии частной предпринимательской деятельности, когда он всего лишь продал соседу ненужную вещь);

- внешнеторговую деятельность (Об этой деятельности есть самостоятельный Закон от 25 ноября 2004 г. № 347-З «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»);

- деятельность ломбардов;

- торговлю специфическими товарами (ценными бумагами, недвижимостью, валютой, коммунальными услугами, интеллектуальной собственностью).

Список исключений исчерпывающий, но весьма обширный. Особенно для Беларуси, где внешнеторговая деятельность составляет львиную долю всего торгового оборота.

Правда, исключив внешнеторговый оборот, из закона не исключили традиционную для рыночного законодательства норму о том, что международные договоры применяются, даже тогда, когда они противоречат Закону «О торговле». Такое упущение законодателей может принести большую пользу гражданам и организациям. Потому что Закон поставил белорусских продавцов и покупателей под непосредственную защиту международного права. Международные нормы получили приоритет во внутренней торговле Беларуси. Можно поздравить себя со столь неожиданным и достаточно щедрым подарком. Теперь юристам-хозяйственникам и международное частное право очень пригодится.

Определение торговли, приведенное в законе, при обилии слов, сводится к одному слову продажа. Согласно Закону «торговля – это предпринимательская деятельность торговых организаций и индивидуальных предпринимателей, в основе которой лежат отношения по продаже произведенных, переработанных или приобретенных товаров, а также по выполнению работ, оказанию услуг, связанных с продажей товаров».

Вряд ли это определение что-нибудь уточняет. При желании к торговле можно приравнять любую продажу. А это открывает широкий простор для субъективных мнений больших и маленьких начальников. Как бороться с их субъективизмом, хорошо известно матерым взяточникам. Но стоит предупредить, что взятка грозит потерей свободы.

Статьи 2, 5, 6, 8-14, 16 Закона дают похожие определения правилам торговли, всем видам и формам торговли, а также таким понятиям как «товар», «рынок» (имеется в виду рынок в узком смысле, проще говоря, базар), «общественное питание», «торговый объект» (здесь смысл широкий, имеется в виду все, что используется для торговли), «торговый реестр» (перечень торговых объектов и субъектов Беларуси), «субъект и объект торговли» (в том числе стационарный и нестационарный объект торговли). Кстати, стационарные объекты торговли отличаются от нестационарных «заглубленным фундаментом» и «присоединением к инженерным коммуникациям».

Кроме того, из иностранной литературы о «торговых и маркетинговых войнах», а также из пресс-релизов отечественных банков Закон позаимствовал грозное слово «интервенция» (статьи 2 и 23). Перековав мечи на орала, в правовой обиход ввели целых два понятия «закупочная интервенция» и «товарная интервенция».

Но не стоит пугаться слов. Предназначение у них сугубо мирное. И то и другое осуществляется белорусским государством (его уполномоченными органами). Закупочная интервенция (скупка у торгующих) призвана сбалансировать спрос и предложение, а торговая интервенция (продажа торгующим) преодолевает товарный дефицит.

Статья 23 Закона гласит:

«Закупочные интервенции проводятся в случаях, когда свободные цены на товары опускаются ниже уровня цен, обеспечивающего минимально необходимый уровень доходов для простого воспроизводства, или когда субъекты торговли не могут реализовать товары вследствие сокращения спроса на них.

Товарные интервенции проводятся в случаях дефицита отдельных видов товаров, а также роста свободных цен, способного повлечь ухудшение жизненного уровня населения».

Наказание для тех, чья интервенция выйдет за рамки целей, определенных в Законе, не предусмотрена. Видимо, придется ограничиваться моральными средствами воздействия и какими-то самыми общими нормами ответственности правовой.

К традиционным курьезам нашего законодательства следует отнести деление торговли на оптовую, розничную и общественное питание (Смотри статью 7). Это все равно, что делить медведей на больших, маленьких и белых. В таком делении нет юридического смысла, и правовому регулированию оно никак не способствует.

Кроме того, любознательные могут почерпнуть из Закона, что:

- к торговым объектам общественного питания относятся столовая, ресторан, кафе, бар, кафетерий, закусочная и т.п.;

- наценочные категории бывают люкс, высшая, первая, вторая, третья.

Если первая классификация для развития общей эрудиции, то вторая может принести пользу семейному бюджету при выборе подходящих цен или поднять престиж тех, для кого цены не имеют значения.

Но, если без шуток, норма о названиях и категориях достаточно либеральна. Собственник или его уполномоченный вправе самостоятельно определять вид объекта общепита, его наценочную категорию, и даже меню, ассортимент, минимальные услуги, методы обслуживания, квалификацию персонала, качество обслуживания и техническую оснащенность помещений. Хотя, конечно при соблюдении норм, установленных Минторгом.

И, как учит правовая теория, правам корреспондируются обязанности: наличие продуктов питания, блюд, указанных в меню, должно обеспечиваться в течение рабочего дня или периода, предназначенного для их реализации (завтрак, обед, ужин).

Очень часто новый закон напоминает учебник для начальных курсов профтехучилища и вполне может использоваться в образовательном процессе.

Так помимо видов торговли, закон перечисляет и ее формы. Мы узнаем, что бывает комиссионная торговля, торговля на конкурсах, торговля на аукционах, торговля по образцам, торговля с использованием автоматов, выездная торговля, посылочная торговля, биржевая торговля, торговля на ярмарке, электронная торговля, торговля на рынке, а также иные формы торговли, не запрещенные законодательством.

А далее виды и формы соотносятся между собой. В результате:

- чисто оптовой должна быть торговля на конкурсах (А, казалось бы, что может быть индивидуальнее («розничнее») конкурса);

- к чисто розничной отнесена торговля с использованием автоматов;

- розничной и оптовой могут быть все остальные формы торговли, из числа названных в Законе. Причем торговля на ярмарке описывается как смесь различных форм торговли.

Странно, что ни одна из перечисленных форм торговли не может быть общественным питанием (по виду).

В россыпи приблизительных определений каждой из форм торговли, нам удалось почерпнуть норму, имеющую некоторое практическое значение. Согласно статье 14 Закона режим работы рынка устанавливается органами управления (руководителем) рынка по согласованию с соответствующим местным исполнительным и распорядительным органом, а взимание платы с граждан за вход на рынок (согласно части четвертой той же статьи) не допускается взимание платы.

На основании вышеизложенного, напрашивается вывод, что текст закона в основном состоит из кратких определений, классификаций, перечислений и теоретических принципов, почерпнутых из торговой литературы. Но без правовой составляющей тоже не обошлось. Юриспруденция представлена государственным регулированием с обилием всевозможных ссылок на государственные органы и их нормативные акты.

Конечно, принципы государственного регулирования (статья 16 Закона) сформулированы по-модному, в духе рыночного либерализма. Более того, в статье 23 гарантирован свободный оборот товаров. Правда, с исключением из этого правила для случаев удовлетворения государственных нужд или выполнения иных (!) обязательств.

Возможно, найдутся счастливые юристы, которые сумеют на практике отстоять равенство субъектов торговли, свободу выбора и конкуренции, исключить неправомерное вмешательство госорганов в деятельность субъектов торговли, добиться приоритета экономических методов регулирования и защиты государством своих прав и законных интересов.

Мы заранее завидуем таким счастливчикам, а остальным дружески советуем особо не обольщаться, так как соблюдение декларируемых принципов – явление в наших краях редкое. Впрочем, руки складывать не нужно никому. Если уж есть в законодательстве какие-то декларации, то ими следует пользоваться всегда в целях защиты своих законных прав и интересов.

С другой стороны, Закон дарит государству универсальный набор средств и методов регулирования торговли: техническое нормирование, стандартизация, подтверждение соответствия требованиям технических нормативных правовых актов в области технического нормирования и стандартизации, государственная гигиеническая регламентация и регистрация товаров, лицензирование, квотирование, формирование товарных ресурсов, закупочные и товарные интервенции, контроль и привлечение к ответственности… И список можно продолжить.

Естественно, самый любопытный аспект – это государственный контроль. К сожалению, Закон даже не пытается перечислить контролирующие органы. Статья 25 называет некоторые и добавляет «иные уполномоченные».

При этом следует иметь в виду, что согласно Закону:

- ограничения и запреты на осуществление торговли могут содержаться только в законах, решениях Президента и (или) постановлениях Правительства (статья 18);

- контрольными полномочиями вправе наделять закон и Президент (статья 25).

Если соответствующее решение примет иной орган – установленные им ограничения, запреты и полномочия следует считать незаконными. А если такие незаконные решения будут иметь место, нужно подключать Конституционный Суд, который в таких случаях проявляет стойкую принципиальность и борется с незаконным нормотворчеством ведомств.

Статьи 26 и 27 Закона содержат несколько норм, которые могут упорядочить деятельность контролеров.

Беспрепятственно посещать служебные и производственные помещения субъектов торговли можно с учетом режима их работы:

- при проведении плановых и внеплановых проверок (ревизий) по поручению уполномоченных органов;

- при наличии письменной жалобы о нарушениях законодательства.

Проверки (ревизии), отбор проб и образцов товаров, контрольные покупки и другие проверки осуществляются только при предъявлении служебных удостоверений и предписания, выданного уполномоченным органом, с указанием наименования этого органа, субъекта торговли, подлежащего проверке, должности и фамилии проверяющих, цели проверки (ревизии) и срока ее проведения.

Последнюю норму продавцам нужно выучить наизусть. Потому что не переводятся желающие устроить проверку не по правилам.

О выявленных при проверке нарушениях составляется акт. Если нарушений не выявлено – справка. Один экземпляр акта или справки представляется подвергшемуся проверке.

Контролирующие органы вправе приостановить или прекратить реализацию товаров, если:

- эти товары не соответствуют установленным требования к качеству, технологии и безопасности, в том числе имеют истекший срок годности;

- отсутствует информация или документы, предусмотренные законодательством;

- контролеров не допускают к проведению проверки (ревизии).

При этом должно выдаваться письменное предписание.

Самим контролерам следует обратить внимание на то, что Закон помнит об их персональной ответственности. В нем записано: «Контролирующие органы и их должностные лица за необъективность и искажение результатов проводимых проверок (ревизий), а также за разглашение государственных секретов и коммерческой тайны несут ответственность в соответствии с законодательством» (статья 28).

Особо смелые продавцы могут стращать этой нормой контролеров.

Правда, государство у нас не только строгое, но и справедливое. Поэтому в статье 22 Закона обещаны разнообразные меры содействия торговле. В частности:

- создание условий для эффективной деятельности;

- поддержка инвестиций, включая приобретение новой техники и оборудования;

- внедрение научных исследований и новых технологий;

- формирование стабилизационных фондов товаров;

- приватизация объектов торговли;

- создание и развитие объединений торговых организаций;

- размещение государственных заказов;

- субсидирование и иное экономическое стимулирование;

- иное содействие.

И, поскольку Закон восстанавливает торжество отсылочного законодательства, в нем полно ссылок на другие нормативные акты. Чтобы читатель не затруднял себя поиском этих ссылок, мы их перечислим. Это:

- сама Конституции Республики Беларусь;

- Гражданский кодекс;

- Закон от 13 марта 1992 года «О товарных биржах»;

- Закон от 9 января 2002 года «О защите прав потребителей»;

- Закон от 10 января 2000 года "Об электронном документе";

- республиканские долгосрочные и краткосрочные программы развития торговли;

- Правила торговли, утверждаемые Советом Министров по представлению Министерства торговли Республики Беларусь (Правила осуществления розничной торговли отдельными видами товаров и общественного питания, утвержденные Постановлением Правительства от 7 апреля 2004 г. № 384 в редакции постановлений от 16 марта 2005 г. № 285 и от 6 марта 2006 г. № 317);

- Правила торговли на рынках, устанавливаемые Советом Министров (утверждены Постановлением от 12 декабря 2003 г. № 1623, действующим в редакции постановлений от 07 апреля 2004 г. № 384, от 20 января 2005 г. № 60, от 16 марта 2005 г. № 285, от 22 июня 2005 г. № 677, от 25 июля 2005 г. № 815, от 2 августа 2006 г. № 990) Кстати, ранее действовали соответствующие правила утверждались Минторгом. Но, как известно, Президент в последнее время систематически повышает уровень, на котором принимаются нормативные решения);

- санитарно-гигиенические, противопожарные, природоохранные и иные нормы (встречаются в законе особенно часто);

- порядки и требования, устанавливаемые Министерством торговли;

- правила биржевой торговли, действующие на товарной бирже;

- иные, другие и прочие непоименованные нормативные акты и решения государственных органов.

С точки зрения автора данной статьи, такие законы, как Закон «О торговле», несколько загромождают нашу правовую систему, заставляют искать нужные нормы в контексте учебного пособия. Но, точки зрения Министерства торговли, местных органов, контролеров и других «ответственных товарищей», это очень важный закон. Он открывает простор для подзаконного регулирования и повышает авторитет тех, кто станет ссылаться не только на ведомственные инструкции, но и на Закон «О торговле».

Приложение

Ранний вариант той же статьи (законодательство Республики Беларусь учтено по состоянию на 13 января 2004 г.)

Закон «О торговле» на страже подзаконных актов

журнальная версия публиковалась под псевдонимом Елена Кудрявцева
в журналах «Налоговый вестник» № 3 и «Бюллетень нормативно-правовой информации» № 2 2004 года

 

Закон от 28 июля 2003 г. «О Торговле» опубликован 7 августа прошлого года и, значит, вступает в силу с 7 февраля (через шесть месяцев со дня опубликования).

Еще молоды и полны сил народные депутаты, которые так искренне и последовательно ратовали за то, чтобы нормы нашей жизни устанавливались одними законами. Но их дело завяло, и «все возвращается на круги своя».

Главное заблуждение борцов с ведомственным нормотворчеством – то, что они не учитывали вековой опыт своей страны. Более того, они полагали, что засилье подзаконных актов – всего лишь временное порождение партийного руководства. Но на поверку временное оказалось бессмертным, а попытка его искоренить – очень непродолжительной, как это бывало не раз в нашей истории.

Закон «О торговле» – типичный пример восстановления вековых традиций. Даже то, что его ввели в середине месяца и посреди квартала – очень традиционно. Жаль только, что статья о его введении содержит грубую ошибку: она объявляет статью 30 Закона вступившей в силу со дня опубликования, хотя сама вступает в силу только через шесть месяцев.

Хорошо, что наши работники торговли имеют многовековой опыт работы по нашему законодательству.

Впрочем, Закон, по сути, ничего не меняет. Его объем существенно превышает его нормативное содержание. Тем не менее, изучение введенного закона не будет излишним. Ведь торговля – это такое дело, где даже пустым юридическим формам находят практическое применение.

 

Для начала нужно иметь в виду, что этот Закон предназначен не только для торговых организаций, но и для индивидуальных предпринимателей тоже.

С другой стороны, не всякая торговля попадает под действие закона с таким обобщающим названием. Закон «О торговле» не распространяется на:

куплю-продажу товаров между гражданами, если продавец не является предпринимателем (Это открывает дверь для того, чтобы обойти Закон. Но это же ставит под удар каждого продающего, поскольку его могут заподозрить в сокрытии частной предпринимательской деятельности, когда он всего лишь продал соседу неподходящий молоток);

внешнеторговую деятельность (Об этой деятельности есть самостоятельный Закон от 29 декабря 1998 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»);

деятельность ломбардов;

а также торговлю специфическими товарами (ценными бумагами, недвижимостью, валютой, коммунальными услугами, интеллектуальной собственностью).

Список исключений исчерпывающий, но весьма обширный. Особенно для Беларуси, где внешнеторговая деятельность составляет львиную долю всего торгового оборота.

Правда, исключив внешнеторговый оборот, из закона не удосужились исключить традиционную для рыночного законодательства норму о том, что международные договоры применяются, даже тогда, когда они противоречат Закону «О торговле». Такое упущение законодателей может принести большую пользу гражданам и организациям. Закон сам себя высек и поставил белорусских продавцов и покупателей под непосредственную защиту международного права. Международные нормы получили приоритет во внутренней торговле Беларуси.

Можно поздравить себя со столь неожиданным и достаточно щедрым подарком. Теперь юристам-хозяйственникам и международное частное право в руки.

 

Определение торговли, приведенное в законе, при обилии слов, сводится к одному слову продажа. Согласно Закону «торговля – это предпринимательская деятельность торговых организаций и индивидуальных предпринимателей, в основе которой лежат отношения по продаже произведенных, переработанных или приобретенных товаров, а также по выполнению работ, оказанию услуг, связанных с продажей товаров».

Вряд ли это определение что-нибудь уточняет. При желании к торговле можно приравнять любую продажу. А это открывает широкий простор для субъективных мнений больших и маленьких начальников. Как бороться с их субъективизмом, хорошо известно матерым взяточникам. Но стоит предупредить, что взятка опасна для вашей свободы.

Статьи 2, 5, 6, 8-14, 16 Закона дают похожие определения правилам торговли, всем видам и формам торговли, а также таким понятиям как «товар», «рынок» (имеется в виду рынок в узком смысле, проще говоря, базар), «общественное питание», «торговый объект» (здесь смысл широкий, имеется в виду все, что используется для торговли), «торговый реестр» (перечень торговых объектов и субъектов Беларуси), «субъект и объект торговли» (в том числе стационарный и нестационарный объект торговли). Кстати, стационарные объекты торговли отличаются от нестационарных заглубленным(!) фундаментом и присоединением к инженерным коммуникациям.

Кроме того, из иностранной литературы о «торговых и маркетинговых войнах», а также из пресс-релизов отечественных банков Закон позаимствовал грозное слово «интервенция» (статьи 2 и 23). Перековав мечи на орала, в правовой обиход ввели целых два понятия «закупочная интервенция» и «товарная интервенция».

Но не стоит пугаться слов. Предназначение у них сугубо мирное. Закупочная интервенция (скупка у торгующих) призвана сбалансировать спрос и предложение, а торговая интервенция (продажа торгующим) преодолевает товарный дефицит.

Статья 23 Закона гласит:

«Закупочные интервенции проводятся в случаях, когда свободные цены на товары опускаются ниже уровня цен, обеспечивающего минимально необходимый уровень доходов для простого воспроизводства, или когда субъекты торговли не могут реализовать товары вследствие сокращения спроса на них.

Товарные интервенции проводятся в случаях дефицита отдельных видов товаров, а также роста свободных цен, способного повлечь ухудшение жизненного уровня населения».

Наказание для тех, чья интервенция выйдет за рамки целей, определенных в Законе, не предусмотрена. Так пусть же им будет стыдно.

 

К традиционным курьезам нашего законодательства следует отнести деление торговли на оптовую, розничную и общественное питание (См. статью 7). Это все равно, что делить медведей на больших, маленьких и белых. В таком делении нет юридического смысла, и правовому регулированию оно никак не способствует. Но смех, как говорится, продлевает жизнь. Видимо, не только КВН, но и парламент призван поддерживать бодрость наших соотечественников.

Кроме того, любознательные могут почерпнуть из Закона, что:

к торговым объектам общественного питания относятся столовая, ресторан, кафе, бар, кафетерий, закусочная и т.п.;

наценочные категории бывают люкс, высшая, первая, вторая, третья.

Если первая классификация для развития общей эрудиции, то вторая может принести пользу семейному бюджету при выборе подходящих цен или поднять престиж тех, для кого цены не имеют значения.

Но, если без шуток, норма о названиях и категориях достаточно либеральна. Собственник или его уполномоченный вправе самостоятельно определять вид объекта общепита, его наценочную категорию, и даже меню, ассортимент, минимальные услуги, методы обслуживания, квалификацию персонала, качество обслуживания и техническую оснащенность помещений. Хотя, конечно при соблюдении норм, установленных Минторгом.

И, как учит правовая теория, правам корреспондируются обязанности: наличие продуктов питания, блюд, указанных в меню, должно обеспечиваться в течение рабочего дня или периода, предназначенного для их реализации (завтрак, обед, ужин).

 

Очень часто новый закон напоминает учебник для младших курсов профтехучилища и вполне может использоваться в образовательном процессе.

Так помимо видов торговли, закон перечисляет и ее формы. Мы узнаем, что бывает комиссионная торговля, торговля на конкурсах, торговля на аукционах, торговля по образцам, торговля с использованием автоматов, выездная торговля, посылочная торговля, биржевая торговля, торговля на ярмарке, электронная торговля, торговля на рынке, а также иные формы торговли, не запрещенные законодательством.

А далее виды и формы соотносятся между собой. В результате:

чисто оптовой должна быть торговля на конкурсах (?! – а казалось бы, что может быть индивидуальнее («розничнее») конкурса);

к чисто розничной отнесена торговля с использованием автоматов;

розничной и оптовой могут быть все остальные формы торговли, из числа названных в Законе. Причем торговля на ярмарке описывается как смесь различных форм торговли.

Странно, что ни одна из перечисленных форм торговли не может быть общественным питанием (по виду).

В россыпи приблизительных определений каждой из форм торговли, нам удалось почерпнуть норму, имеющую некоторое практическое значение. Согласно статье 14 Закона режим работы рынка устанавливается органами управления (руководителем) рынка по согласованию с соответствующим местным исполнительным и распорядительным органом.

 

На основании вышеизложенного, напрашивается вывод, что текст закона в основном состоит из кратких определений, классификаций, перечислений и теоретических принципов, почерпнутых из торговой литературы. Но без правовой составляющей тоже не обошлось. Юриспруденция представлена государственным регулированием с обилием всевозможных ссылок на государственные органы и их нормативные акты.

Конечно, принципы государственного регулирования (статья 16 Закона) сформулированы по-модному, в духе рыночного либерализма. Более того, в статье 23 гарантирован свободный оборот товаров. Правда, с исключением для государственных нужд или иных (!) обязательств.

Возможно найдутся счастливые юристы, которые сумеют на практике отстоять равенство субъектов торговли, свободу выбора и конкуренции, исключить неправомерное вмешательство госорганов в деятельность субъектов торговли, добиться приоритета экономических методов регулирования и защиты государством своих прав и законных интересов.

Мы заранее завидуем таким везунчикам, а остальным дружески советуем особо не обольщаться, так как соблюдение декларируемых принципов – явление в наших краях редкое. Впрочем, руки складывать не нужно. Если уж есть декларации, то грех ими не воспользоваться в целях самозащиты.

Ведь Закон дарит государству универсальный набор средств и методов регулирования торговли: сертификация, техническое нормирование, стандартизация, гигиенические регламентация и регистрация, лицензирование, квотирование, формирование товарных ресурсов, закупочные и товарные интервенции, контроль и привлечение к ответственности… И список можно продолжить.

Естественно, самый лакомый кусочек – это государственный контроль. Поэтому Закон даже не пытается перечислить контролирующие органы. Статья 25 называет некоторые и добавляет «иные уполномоченные».

При этом следует иметь в виду, что согласно Закону:

ограничения и запреты на осуществление торговли могут содержаться только в законах, решениях Президента и (или) постановлениях Правительства (статья 18);

контрольными полномочиями вправе наделять закон и Президент (статья 25).

Если соответствующее решение примет иной орган – установленные им ограничения, запреты и полномочия следует считать незаконными. Естественно, такие незаконные решения будут. Вот тогда нужно подключать Конституционный Суд, который в таких случаях проявляет стойкую принципиальность и борется с незаконным нормотворчеством ведомств.

Статьи 26 и 27 Закона содержат несколько норм, которые могут упорядочить деятельность контролеров.

Беспрепятственно посещать служебные и производственные помещения субъектов торговли можно с учетом режима их работы:

при проведении плановых и внеплановых проверок (ревизий) по поручению уполномоченных органов;

при наличии письменной жалобы о нарушениях законодательства.

Проверки (ревизии), отбор проб и образцов товаров, контрольные покупки и другие проверки осуществляются только при предъявлении служебных удостоверений и предписания, выданного уполномоченным органом, с указанием наименования этого органа, субъекта торговли, подлежащего проверке, должности и фамилии проверяющих, цели проверки (ревизии) и срока ее проведения.

Последнюю норму продавцам нужно выучить наизусть. Потому что не переводятся любители содрать мзду или показать власть под видом проверки.

О выявленных при проверке нарушениях составляется акт. Если нарушений не выявлено – справка. Один экземпляр акта или справки представляется подвергшемуся проверке.

Контролирующие органы вправе приостановить или прекратить реализацию товаров, если:

эти товары не соответствуют установленным требования к качеству, технологии и безопасности, в том числе имеют истекший срок годности;

отсутствует информация или документы, предусмотренные законодательством;

контролеров не допускают к проведению проверки (ревизии).

При этом должно выдаваться письменное предписание.

Самим контролерам следует обратить внимание на то, что закон помнит об их ответственности перед собой. В нем записано: «Контролирующие органы и их должностные лица за необъективность и искажение результатов проводимых проверок (ревизий), а также за разглашение государственных секретов и коммерческой тайны несут ответственность в соответствии с законодательством» (статья 28).

Особо смелые продавцы могут пугать этой нормой контролеров.

 

Правда, государство у нас не только строгое, но и справедливое. Поэтому в статье 22 Закона обещаны разнообразные меры содействия торговле. В частности:

создание условий для эффективной деятельности;

поддержка инвестиций, включая приобретение новой техники и оборудования;

внедрение научных исследований и новых технологий;

формирование стабилизационных фондов товаров;

приватизация объектов торговли;

создание и развитие объединений торговых организаций;

размещение государственных заказов;

субсидирование и иное экономическое стимулирование;

иное содействие.

Естественно, обещанного нужно ждать долго и упорно. Но в случае чего, можно и попрекнуть родную власть, что, дескать, закон обещал помощь, а Вы…

 

И, поскольку Закон восстанавливает торжество отсылочного законодательства, в нем полно ссылок на другие нормативные акты. Чтобы читатель не затруднял себя поиском этих ссылок, мы их перечислим.

Это:

сама Конституции Республики Беларусь;

Гражданский кодекс;

Закон от 13 марта 1992 года «О товарных биржах»;

Закон от 9 января 2002 года «О защите прав потребителей»;

Закон от 10 января 2000 года "Об электронном документе";

республиканские долгосрочные и краткосрочные программы развития торговли;

Правила торговли, утверждаемые Советом Министров по представлению Министерства торговли Республики Беларусь;

Правила торговли на рынках, устанавливаемые Советом Министров (Правительство уже сделало это своим Постановлением от 12 декабря 2003 г. № 1623. Ранее действовали Правила, утвержденные Минторгом. Но, как известно, Президент в последнее время любит повышать уровень, на котором принимаются решения);

санитарно-гигиенические, противопожарные, природоохранные и иные нормы (встречаются в законе особенно часто);

порядки и требования, устанавливаемые Министерством торговли;

правила биржевой торговли, действующие на товарной бирже;

а также всевозможные иные, другие и прочие непоименованные нормативные акты и решения государственных органов.

 

С точки зрения автора данной статьи, такие законы, как Закон «О торговле», только загромождают нашу правовую систему, заставляют искать нужные нормы в тексте учебного пособия. Но, точки зрения Министерства торговли, местных органов, контролеров и других «ответственных товарищей», это очень важный закон. Он открывает простор для подзаконного регулирования и повышает авторитет тех, кто станет ссылаться не только на ведомственные инструкции, но и на Закон «О торговле».