качай извилины здесь!

автор:

«Время менять имена»

«Заткните уши,

Если ваша музыка – слякоть!

Солнечный пульс диктует:

– Время менять имена!

Настало время менять!»

Константин Кинчев

 

В последнее время все чаще слышна приписываемая Конфуцию мысль: «Всякое настоящее дело начинается с исправления ложных имен».

Действительно, у нас слишком многое называется не так, как следовало бы называть на самом деле. Но больше всего «ложных имен» накопилось в сфере интеграции стран и народов бывшего СССР, особенно в союзнических отношениях Беларуси и России. Здесь довольно часто пытаются выдать желаемое за действительное путем подмены понятий.

Сколько слов перепробовано: «Содружество», «Союз», «Союзное государство»… А реальность все равно мало на них похожа. Фактические отношения между Беларусью и Россией этими словами не опишешь. А вот обмануть надежды сторонников единого государства и напугать поборников абсолютной независимости можно. Что и делалось уже неоднократно, причем не по злому умыслу. Хотели как лучше – получилось соответственно…

Лично для меня наши достижения на этом пути неизменно ассоциируются с фигурой М.В. Мясниковича, еще с тех пор, как я впервые увидел его во главе свиты В.Ф. Кебича на переговорах с россиянами. И не только потому, что нынешний Глава Администрации Президента так ревностно печется о том, чтобы в этом деле без него ничего не происходило. А, в первую очередь, потому что именно он отличается редким талантом делать знаковым все, к чему прикасается.

Если кто-то думает, что я здесь иронизирую, то это не так. Наоборот, я с большим уважением отношусь к этому - недоступному мне - искусству, требующему огромного трудолюбия и мастерства.

И если наше топтание на месте в отношениях с Россией не вызывает особого раздражения, то в этом огромная заслуга Михаила Владимировича, который даже после декларирования «полного сближения стран» придумывал способ сделать еще один формальный шаг навстречу. И такое «поступательное движение по дальнейшему углублению» всех устраивало. Ну, может быть, за исключением некоторых, с чьим мнением солидные люди давно уже не считаются.

Есть ли пределы у этого процесса неуклонного сближения? Наверное, есть, но мне они не известны. Честно говоря, я давно уже перестал улавливать тонкости различий между виртуальными именами белорусско-российской интеграции. По крайней мере, мне кажется, что исторических шагов по сближению наших стран может быть не меньше, чем чертей на кончике иглы. Схоластика – великое искусство, не менее древнее и изощренное, чем кун-фу. И я преклоняюсь перед ним.

Впрочем, иллюзии порой действеннее реальности. Именно иллюзия сближения не давала белорусам и россиянам пасть духом, позволяла нам сохранять более тесные отношения, чем те, которые устанавливались в рамках СНГ. А это приносило самые весомые выгоды. Один дешевый газ дорогого стоит.

Да, иллюзия – хороший допинг! Но надолго ли?! Может быть, пора взглянуть трезво и увидеть, насколько все может быть лучше, если назвать вещи своими именами.

Есть Беларусь, есть Россия, есть их тесные и разносторонние отношения. Вот их и надо развивать разумно и обстоятельно. А иллюзии единства только ссорят нас, порождая чрезмерные ожидания и последующие претензии друг к другу.

Например, договариваемся о полном равенстве белорусских и российских субъектов хозяйствования на всей союзной территории (ведь именно так живут в едином государстве). А потом дуемся друг на друга, когда оказывается, что реальность слишком расходится с иллюзией.

Дружба, конечно, дружбой, но табачок получается врозь. Поэтому нам бы не равенство прав в едином виртуальном государстве провозглашать, а обособленные интересы двух реально разнящихся государств согласовывать. Если б не считали, что табачок у нас общий, – глядишь, и разделили бы его так, чтобы никому обидно не было. Хотя, конечно, договориться по конкретному вопросу сложнее, чем разглагольствовать о прелестях единого государства, в котором ни о чем договариваться не нужно, поскольку все едино.

Помимо двух государств, в нашем братском (а не Советском) союзе нет никого третьего. Поэтому нет и смысла кормить этого третьего – точнее всех, кто за него ест.

Миллионы долларов уходят на подготовку бесконечных деклараций, содержание интеграционных органов, проведение мероприятий и прочие «понты», призванные «типа удостоверить», что некое единое государство все-таки существует.

Думаю, многие помнят, сколько ненужных поступков совершали персонажи романа Ю.Н. Тынянова, делая вид, что поручик Киже существует. Нельзя сказать, что эти люди сильно мучились. Более того, многие получали явное удовольствие… Но, в конце концов, Киже все-таки похоронили, ибо вся эта мистификация слишком обременительна и чревата непредсказуемыми последствиями.

Посмотрим же повнимательнее на то, что скрывается за именами «Содружество», «Союз», «Союзное государство» в качестве чего-то третьего, помимо Беларуси и России.

Наш поручик Киже был рожден под девичьим именем «Содружество» 2 апреля 1996 года, и его день рождения сам по себе праздник дорогостоящий. Сколько конкретных проблем белорусско-российских взаимоотношений можно было решить за то же время и за те же деньги. А так «слова, слова, слова…».

Потом это «Содружество» неоднократно совершенствовали, переоформляли новыми договорами и зачем-то переименовывали-преобразовывали – затрачивая на эти метаморфозы гораздо больше сил и средств, чем на первоначальное создание «с нуля».

Еще один довесок – союзные органы (какое ж без них Союзное государство?!). Вплетаясь между национальными структурами власти, эти «надстройки» только запутывают межгосударственные отношения, усложняя и без того непростые процедуры бюрократического делопроизводства. Конечно, если бы у них были какие-то эксклюзивные властные полномочия… Но ведь нет. И не будет, потому что никто своей властью делиться не собирается, хотя кое-кто не прочь разделить чужую.

Да и причем тут вообще союзные органы, если все их решения либо отдаются на откуп национальным органам, либо утверждаются национальными лидерами в порядке, фактически совпадающем с порядком подписания международных договоров. Если бы деньги, потраченные на этих дополнительных участников (дублеров) переговорного процесса, отдать участникам основным (мидовцам, например) толку было бы больше.

Так стоило ли огород городить? Стоило ли обставлять дело дорогостоящими союзными чиновниками? Стоило ли заниматься бесконечными переименованиями и перекраиваниями интеграционных структур?

И, наконец, нынешний Договор «О создании Союзного государства» придал интеграционному фантому весьма подходящую форму: с одной стороны, Союзное государство как бы есть и неплохо ест, а с другой, оно только создается, а потому его еще нет. Такое вот многозначительно мерцающее имя – «создание Союзного государства».

…Однако опасные вещи я пишу, чуждые братским народам мысли излагаю. Столько выдающихся людей работает на Союзное государство, такие миллионы на него тратятся, а тут выискался перец, нагло отрицающий сам факт существования подобного государства.

В романе Дж. Оруэлла «1984» измученный пытками Уинстон Смит спросил:

– Существует ли Старший Брат в том смысле, в каком существую я?

– Вы не существуете, – отрезал О'Брайен.

Так и со мной, что ли?! Или все-таки «настало время менять имена»? И даже не потому, что так честнее, а потому что так правильней во всех отношениях для развития нормальной дружбы между двумя державами. А то уже невозможно разобраться, где мы с россиянами, действительно, договорились, а где просто фантазия разыгралась.