качай извилины здесь!

автор:

Дармоеды

(статья впервые опубликована в журнале «Курьер» № 2 (5) 2001 года)

Когда исходят лишь из выгоды – множат злобу.

Конфуций

Их 108 тысяч.

Если их семьи со всеми квартирами, дачами, гаражами собрать в одном месте, то получится город больше Гомеля, а если добавить самых преданных любовников и любовниц – больше Минска.

Они занимаются управлением. Они – наша власть.

Лукашенко хвастается, что сократил их 2-3 раза. Но на самом деле при нем их стало на 10 тысяч больше. Еще быстрее росла доля бюджетных расходов на управление.

На закате коммунистического режима, когда все говорили о небывалом росте бюрократии - их было около 73 тысяч. На 35 тысяч меньше, чем теперь!

А нас еще недавно было на 350 тысяч больше.

Люди вымирают и разбегаются, а они продолжают размножаться. В 2000 году население уменьшилось на 30 тысяч - начальников стало на тысячу больше. Сюжет для фильма ужасов: появляется очередной начальник - исчезают десятки простых людей.

Нормальная власть, как настоящий хозяин, заботится о своих гражданах – и граждан становится больше. Власть паразитическая, как саранча, размножается сама, поедая все вокруг.

В наших краях прижилась и размножается советская номенклатура паразитической разновидности. Та самая, что растащила на кусочки Советский Союз.

Мы получили в наследство раковую опухоль бюрократизма и никак не можем от нее избавиться. Болезнь прогрессирует. Сопротивление организма подавлено большевиками. Прививки западной демократии не помогают.

Кто сказал, что Лукашенко - самое страшное зло?! Нет, он жалкий стрелочник, который ответит и за себя, и за всю власть. Благодаря ему почти все начальники имеют алиби, подтверждение своей непричастности к “преступлениям режима“.

Уже сегодня про самого Лукашенко пишут, что угодно. Неприятно только ему и его ближайшим родственникам. А 108 000 обитателей уютных кабинетов читают это, млея от наслаждения.

Но стоит написать, что в госаппарате полно трутней, как гремит атомный взрыв кабинетного возмущения. “Мы самые трудолюбивые!!!“ – орут в каждом кабинете, пишут в каждой газете. И становится ясно трутней не просто много – их подавляющее большинство.

Их опасно трогать – они больно кусаются, долго воняют и никогда, ничего, никому не прощают.

Они не тонут! Потому, что умеют топить других. Над ними не каплет, потому что они умеют прикрыться.

Они ни во что не вмешиваются. Просто сидят и тихо жуют все, что им попадается.

Они мечтают о собственном Президенте-благодетеле. Придет ли он из числа апологетов или оппозиционеров им все равно. Лишь бы не мешал.

Власть – как способ существования. И нет такой мерзости, на которую не способен трутень, чтобы пробраться к этой кормушке и удержаться возле нее.

А высокие идеалы, служение Отечеству, народное благо – красивые слова, которые выходят из моды.

И этих тараканов не уничтожишь! Не только потому, что 220 тысяч силовиков на их стороне, не только потому, что они вооружены личными пистолетами и охотничьими ружьями. Их нельзя уничтожать, потому что власть в государстве необходима.

Но нужна ли нам такая власть?! Власть, которая думает только о своей выгоде.

Наши чиновники любят прибедняться.

Конечно, они не могут похвастаться взятками российских коллег или зарплатой немецких. Но ведь паразит – это не тот, кто много ест, это тот, кто ест “на халяву“.

Была бы у этих нытиков совесть, они бы постеснялись жаловаться на жизнь. А так только и слышно этих “самых обездоленных“ в нашем государстве, профессиональных нищих, распаковавших последний мешок денег.

Государство тратит на каждого чиновника в среднем по 2500 долларов в год. И почти все эти деньги идут на то, чтобы сделать жизнь чиновника приятной и беззаботной.

Первым делом кабинеты. Они всегда похожи на бардачки, заваленные барахлом своих обитателей. И даже евроремонты не в силах превратить эти лежбища сонных котиков в рабочие помещения. Здесь едят, развлекаются, отдыхают, принимают гостей и притворяются ужасно занятыми.

Во-вторых, зарплата. Начальство всегда среди самых высокооплачиваемых категорий. Естественно, не первые - первых у нас не любят.

Но ведь не живет начальство на зарплату!

Кроме зарплат, придумали себе массу доплат. А потом целыми днями клянчат деньги. Один из замов Мясниковича на полном серьезе требовал деньги, которые он якобы сэкономил государству, сократив свой срок пребывания в санатории.

Обычно у чиновника несколько мест работы. Создана целая индустрия заработков для чиновника. Всевозможные курсы и лекции с высокими гонорарами, куча газет и журналов с гонорарами из бюджетных источников, какие-то хозрасчетные работы и платные консультации.

Один высокий суд вообще превратился в бригаду лекторов-передвижников и писателей-энтузиастов. Здесь побочные заработки в несколько раз превышают зарплату, которая и так на уровне высших должностных лиц государства.

И это только законная часть заработка. А есть и незаконная. Она, как подводная часть айсберга.

Сегодня никакой бизнес на Беларуси не может скрыться от явного и тайного вымогательства чиновников. Просят то на посевную, то на евроремонт кабинета, то офисный компьютер, то просто себе в карман. Если взятка за согласование размещения киоска - 3000 долларов, если можно гноить доллары пачками, то власть с голода не вымрет.

Есть еще и специфический бизнес, который специально для себя и создают наши управленцы. Например, частные нотариусы и аудиторы в нынешнем виде просто ноу-хау в сфере законного изъятия денег под эгидой государства. То же самое и поборы с автомобилистов в местах массовых остановок.

Нынче один миловидный босс пытается создать собственный бизнес с доходами от распространения рекламы на всех телевизионных каналах, а в придачу просит статус члена Правительства. Неужели получит и он?! Или отойдет к оппозиции?

Впрочем, это пустяки на фоне товарных зачетов, нефтяного и газового бизнеса, валютных спекуляций и всяческого лицензирования.

Но кабинет и деньги, это еще не все блага мира, в которых нуждается наш чиновник. Есть еще большие квартиры в хороших районах. Заграничные путешествия в командировки. 2-3 престижных образования за казенный счет. Дорогое лечение в спецучреждениях. Награды, звания, ученые степени.

Даже такой специалист по сантехнике, как Мясникович, за 5 лет работы на высоких должностях защитил две диссертации и стал доктором экономических наук. И при этом всегда производил впечатление человека, который “денно и нощно служит царю и Отечеству“. И в госаппарате таких диссертаций тысячи, таких докторов сотни. Есть даже члены Академии наук. А есть и особая академия, где запишут в академики любого чиновника. Многие, кстати, записались.

Не важно, что некоторые доктора от экономики не отличают дебиторскую задолженность от кредиторской, а отдельные доктора права не прочли целиком ни одного закона. Зато как они держатся!

Новые белорусы пока еще не могут превзойти прежних бюрократов ни числом, ни качеством своих квартир. Никогда не забуду справку, выданную очень высокому начальнику, “в том, что его жена беременна“. Ну, очень хотелось ему новых квадратных метров, да побольше. Загонял беременную.

Говорят, что не пускаются наших начальников за границу. А как посмотришь – в каждом учреждении целый стог загранкомандировок. Немалые деньги получаются. А ведь за границей жрут и живут либо за счет посольства, либо за счет принимающей стороны. После этого понятно, почему от некоторых посольств расходов больше, чем доходов.

А то, что чиновник не может заработать сам, зарабатывают его хорошо устроенные родственники. Когда Прокуратура Республики выгораживала Виктора Логвинца, оказалось, что он пригрел родственников большинства руководителей этой Прокуратуры. Генеральный прокурор Божелко был строг. “Это не противоречит закону!“ – сказал он и был прав.

Ведь наши законы – продукт жизнедеятельности паразитов.

Нормальная власть ставит на первое место интересы дела, наша власть – удовольствия.

Где еще, кроме госаппарата, все от поликлиники до библиотеки расположено по месту работы. Вот и ходят целый день по Дому Правительства озабоченные служащие от сберкассы в ателье, из парикмахерской в тренажерный зал, из буфета в продуктовый магазин. Это у них работа такая. Это они просто отлучились на минуточку. Это им некогда сходить в нормальный магазин с его очередями и продуктами. Так и мотаются весь день. И тысячи служебных машин мечутся по городу до поздней ночи.

А когда они все же рассаживаются по рабочим местам, то чаще у телевизора с газетой или чашечкой кофе/чая. Им на рабочем месте положены эти телевизоры, газеты, эти чашечки, холодильники и прочие маленькие радости.

А еще чиновники с удовольствие болтают друг с другом, заходя “на минуточку по делу“ и уходя через полдня. С утра читают газеты, после обеда делятся прочитанным.

А еще они треплются по телефону и тоже в рабочее время и за государственный счет. Поэтому чиновники практически не платят за междугородние переговоры. Звонят с работы. Правда, мобильников пока маловато.

Есть еще компьютерные игры. Чиновники-фанаты играют запоями, то есть с утра до ночи. Остальные играют от скуки. В свое время пресса сделала достоянием гласности увлечение членов Конституционного суда компьютерной игрой в шарики. Тихиня, кажется, был признан лучшим игроком.

Начальство устраивало застолья и раньше. Но до таких постоянных фуршетов и “представительских расходов“ дожили только сейчас.

Целых 3 года по адресу К.Маркса-38 жил и “работал“ один зам начальника главка. И бывал пьян, пока не уволился сам, без всякого принуждения. А вот его коллега в Доме Правительства сдался “по собственному“ после очередного «упадка сил» на рабочем месте.

О, сколько приятных часов дарит скромному чиновнику его “самоотверженная служба“! Бесплатные чай и кофе, газеты и телевизор – это только цветочки. А есть и ягодки. Один бывалый чиновник в большой компании себе подобных рассказывал, как ему (маленькому и кривому) удалось овладеть молодой шикарной сотрудницей прямо в зале заседаний высшего руководства. И никто не удивился - рассказчик даже обиделся. Но оказалось, что он был далеко не самый изощренный сладострастник из числа присутствующих. Это как же любят удовольствия чиновные дамы, что отдаются этим пузатеньким тюфячкам!

Поэтому не удивляйтесь, когда наши начальники так часто задерживаются на работе. Им есть, чем себя занять.

Если бы у них было так много работы, как нам жалуются, у власти остались бы одни трудоголики, которым работа не бывает в тягость. А так сбегаются все, кто любит легкую жизнь, и мучаются потом, поскольку им всегда мало, а от работы их тошнит.

При паразитической власти паразитическая экономика. Такая власть не способна думать о том, как зарабатывать и приумножить. Она умеет только достать и проесть. Вот и рыщут по стране орды всевозможных паразитов, устраивая проверку за проверкой… Они добывают пропитание.

Социологические опросы показывают, что большинство чиновников даже не знает, в чем состоят общественные и государственные интересы. Они думают, что бывают только личные интересы и занимаются только собой. У них слишком много личных дел, чтобы всерьез думать о работе.

И только изредка, только нехотя они берутся за дела служебные. Сонные совещания и пустые бумажки – вот и все что из этого получается.

Мне возразят, что есть нормальные управленцы. Есть. Но их в этой среде за нормальных давно никто не считает. Им не мешают надрываться, но за своих не принимают, к шкурным делам не допускают и кормом не делятся. Быть защитником государственных интересов, работая в нынешнем государственном аппарате, очень опасно для здоровья. В лучшем случае сбежишь в статусе “ненормального“. В худшем – умрешь на рабочем месте в том же статусе.

Если задача 2001 года в том, чтобы заменить человека, который в рабочее время играет в хоккей, на людей, которые торчат на пасеках или гоняют в футбол, то ну их эти президентские выборы.

Был момент, когда я тоже поверил, что для них самая серьезная проблема – Лукашенко. А теперь вижу, что нет у них такой проблемы. Он и так им мало мешает. А будет падать – сдадут сильнейшему. Эти люди без проблем сдали и Славу КПСС, и Славу Шушкевича, и Славу Кебича. Что им дурная слава Лукашенко.

Им абсолютно все равно, какой режим в стране, как живут другие люди, лишь бы не мешали есть, пить и трахаться.

Бесполезно менять плохих королей, надо менять плохую свиту! Нам нужен не просто новый Президент, нам нужна новая власть, которая будет на нас работать, а не ловить кайф за спиной очередного “вождя“, клики, идеологии.

В любом случае лично мне осточертело притворяться, что я про них забыл, забыл про все то зло, которое они причинили.

С.Н. Паркинсон писал, что на такой стадии разложения “учреждение практически скончалось“, в новый аппарат “нельзя брать ни людей, ни вещей, ни порядков. Необходим строгий карантин и полная дезинфекция“.

Если Бог даст – вот этим и займусь. А нет – буду надеяться, что братки-белорусы разгонят эту власть раньше, чем она сожрет Беларусь.

И никуда я отсюда не поеду. Это моя Родина, здесь мой народ.

А начальники - совки и место их у параши.

 

Приложение № 1


Государственные интересы –
выше личных

с сокращениями опубликовано 30 сентября 1997 года в «Народной газете» под названием «Кому служит государственный чиновник», практически полностью под авторским названием – в № 41 «Национальной экономической газеты» (1 октября 1997 г.)

Без преувеличения можно сказать, что Декрет Президента Республики Беларусь от 9 сентября 1997 г. № 16 «О некоторых мерах по упорядочению материального и социального обеспечения служащих государственного аппарата и приравненных к ним лиц» взбудоражил весь государственный аппарат.

Пошли процессы, направленные на выхолащивание декрета и наказание лиц, причастных к его подготовке. И это неудивительно – разрушено слишком много любимых кормушек.

Но мы - разработчики проекта искренне верим, что декрет подписан Главой государства не случайно. Убеждены: декрет соответствует политике Президента.

За свои недоработки (если таковые обнаружатся) мы готовы нести ответственность, но не об этом речь. Речь о главном.

 

Все знают, как чиновники разных мастей и рангов противились избранию Президентом А.Г. Лукашенко. Все знают, почему.

«Потому что и сегодня у продажного чиновничества главный враг – Лукашенко» - так записано в тезисах программы кандидата в Президенты Республики Беларусь, опубликованной в «Народной газете» 14 июня 1994 г. Так и должно было быть.

 

Чиновник не производит материальных благ, он живет за счет народа. Поэтому должен быть слугой народа. Поэтому должен работать не на себя, а на людей. Поэтому должен получать ровно столько, сколько он дал людям.

Честных самоотверженных чиновников в Республике Беларусь много. Они заняты созидательным трудом. На них держится государственный аппарат, благодаря их работе принимаются решения государственного масштаба. Их труд достоин самой высокой оценки и благодарности народной. Они рабочие пчелы. Но рядом с ними полно трутней, которые знают тысячи способов, как прожить не работая. Эти трутни придумали и провели законы о собственных кормушках. Они жужжат о своем особом статусе и о том, что за один этот статус их следует кормить.

Может ли простой рабочий человек торговать взятым на работе или в рабочее время халтурить на шабашке? Может, но его за это жестоко накажут. Чиновник же мог в строгом соответствии с законом, придуманным чиновником, получать гонорары за публикацию в газетах служебных материалов и в рабочее время подрабатывать на стороне.

Может ли ветеран труда рассчитывать на дополнительный миллион к заработной плате за успехи в художественной самодеятельности в годы своей молодости. Смешно?! Нет, не смешно, потому что чиновники получали эти миллионы за диссертации, защищенные давно и по специальности, не имеющей ничего общего с их служебной деятельностью. Бывают и рабочие с диссертациями, но им за это не платят. Они выпали из круга приобщенных к кормушке!

Много или мало 30-36 дней ежегодного отпуска?! Как выяснилось некоторым чиновникам - очень мало. Они требуют до 2 месяцев. Сколько надо чиновников, если каждый из них более 150 дней в году (включая отпуск, выходные и праздники) отдыхает? Сколько надо денег, чтобы оплатить столь продолжительный отдых?

При увольнении по собственному желанию рабочий получит заработанное, а чиновник получал еще 6 среднемесячных зарплат в связи с выходом в отставку. Но это обычный чиновник. До Декрета Президента Республики Беларусь № 11 некоторые судьи за выход в отставку собирались получить до 207 миллионов! Для них каждый год стажа увеличивал пособие на 1 среднемесячную зарплату.

Сколько лет надо работать до пенсии? Кому как. Чиновники решили, что 15 лет стажа госслужбы достаточно. И придумали хитрые способы расчета этого стажа, когда не только работа на государство, но и разная негосударственная деятельность засчитывается в этот стаж. И это притом, что пенсии у госслужащих были значительно больше, чем у рядового пенсионера. Ведь и при расчете пенсии были свои хитрости. Хорошие миллионы получались.

Может ли рабочий рассчитывать на получение квартиры только за то, что он стал рабочим?.. А чиновник мог, особенно, если он судья или прокурор. Вот и шли вчерашние студенты в судьи да прокуроры, получали квартиры и уходили в близкую к госаппарату коммерцию. А высокое начальство ломало голову над тем, где искать специалистов со стажем.

Все эти безобразия Декрет Президента Республики Беларусь прекращает. И это бесит всех лишенных кормушек.

 

Сколько бы не говорили о партийных льготах для номенклатуры, но у партийной номенклатуры таких кормушек не было. Все это продукт законотворческой вакханалии времен всевластия Верховного Совета. Именно тогда необузданные парламентарии могли предусмотреть любые льготы для любой категории граждан. И придумывали их для себя и себе подобных.

С этим мириться нельзя. Государственный чиновник при исполнении обязанностей должен забывать о своих личных интересах, должен думать об интересах государства и общества. Даже в тех случаях, когда государственный интерес требует пожертвовать чем-то личным, настоящий чиновник найдет в себе необходимое мужество. В конце концов, должна быть какая-то совесть, чтобы не возмущаться столь явно в связи с утратой придуманных льгот и привилегий. Чиновник без совести не соответствует занимаемой должности.

Любой труд одинаково почетен. За любой труд следует платить в зависимости от его количества и качества. Только так мы будем преумножать, а не проедать наследие наших предков.

Каждый, в том числе и чиновник, должен получать от государства и общества ровно столько, сколько он государству и обществу дал. Нельзя устанавливать тем, кто может трудиться, льготы и доплаты, которые не связаны с результатами труда. Иначе полноценного труда не будет.

Конечно, чиновник может получать деньги за статьи в газетах, если напишет их сам и в свободное время. Конечно, чиновник вправе читать лекции, но не во время работы.

Научная деятельность и государственная служба разные профессии. Поэтому доктору наук лучше заниматься наукой, в том числе проводить научные исследования для государственных служащих. Но если профессор пришел на государственную службу, ему еще предстоит стать докой на этом поприще. В конце концов, должно существовать разделение труда не только между пекарями и сапожниками, но и между людьми интеллектуального труда. Всего уметь нельзя, все знать невозможно.

 

Отношение к Декрету № 16 - это индикатор, по которому можно определить, что чиновник больше всего ценит в своей профессии - интересную работу или возможность прожить, не работая.

Жаль только одного, что гудение трутней беспокоит рабочих пчел. Жаль, что порядочные и трудолюбивые чиновники подымают свой голос в защиту лишенных кормушки. «Некому будет работать» – говорят некоторые пчелы, предполагая массовый исход трутней из госаппарата.

Но трутни и так не работают. Они только мешают. Нам будет легче без них. Да и куда им идти, всем сразу? Кто их будет кормить? Кому они нужны?

 

Приложение № 2


Сторож саду своему

(впервые опубликовано на draniki.com в 2001 году)

Давно пора сбросить паранджу дешевых мистификаций с большого усталого лица товарища Мясниковича М.В.

Но в последнее время этот товарищ так часто писал прошения об отставке с поста Главы Администрации Президента, так неподражаемо распространял сведения о своей непричастности к Лукашенко, что об этом глубоко законспирированном сопротивленце можно было писать либо хорошо, либо никак.

Более того, оппозиция столь искренне возжелала увидеть чиновников в союзниках, что только ленивый не пытается наладить дружбу с этим «типовым строением» белорусской бюрократии.

Кому-то хочется верить, что Мясникович на самом деле может все бросить и уехать послом в Китай или ректором в нархоз. И все потому, что Мясникович бывалый политик: когда он притворяется – ему верят.

Осваивая бюрократический эпос, я думал, что Мясникович – это «Большая крыша». Но вблизи оказалось, что для «Крыши» с большой буквы он слишком мелок и податлив. И когда я увидел в фильме «Обыкновенный Президент», с каким знанием дела Мясникович прикрывает Кебича от дождя, - подумалось: зонтик на толстой ножке.

В детстве каждого можно найти историю, в которой весь характер и вся последующая жизнь.

Такую историю о себе рассказывал и Михаил Мясникович, объясняя мне «гнилую сущность простонародья».

Мишин отец-фронтовик, превозмогая боевые раны, растил роскошный сад. Соседи не в меру пили – их яблони чахли. Поэтому соседские сорванцы повадились в сад к Владимиру Мясниковичу. Когда взрослые Мясниковичи отлучались, вороватые сверстники ставили Мишу у родной калитки, чтобы предупреждал о возвращении собственных родителей. Он покорно стоял и получал пару сочных яблок.

Мясникович объяснял, что соседи были сильнее и сад все равно бы обчистили, да и с большим вредом – по злобе. А так – вредили по минимуму в знак воровской солидарности.

То есть получать по морде и наживать врагов Миша не любил с самого детства. Поэтому учился стоять на стреме, дружить с ворами и есть с руки у тех, кого презирал и боялся.

С тех пор он так и стоит – прикрывая всякого наглеца, ломящегося за яблочками на халяву. Поэтому его не бьют и всегда угощают яблоками.

Все, кто лично знаком с Мясниковичем ценят его как большого мастера прикрытия. Он нутром чует опасность и в совершенстве владеет всеми способами оповещения. Он удобен и безотказен.

Я не знаю, сколько именно «яблок» перепадает Мясниковичу. Лично я видел только мелкие подношения от верных поклонников. И ведет он себя, как скромный бухгалтер Корейко: ничего лишнего. Даже харчуется исключительно в общей столовке, не скрывая скромной своей трапезы.

Но с другой стороны, не могут же российские нефтяники и газовики забыть, что именно Мясникович помогал решать проблемы цен и неплатежей? Да и те, которые занимаются внешнеторговыми расчетами и зачетами, без Мясниковича не обходятся. Не ходят же к нему с пустыми руками?! Или ходят?!!!

Например, в начале 1999 г. по международному договору полагалось 16 долларов за тысячу кубометров газа, Вяхирев выбивал 32. Но тут появился Мясникович - и стало 30. Потом он везде хвастался, как срезал Вяхирева на два бакса. Но ведь Газпром все же накрутил 14. Только в 1999 г. это обошлось Беларуси в 250 миллионов долларов (по 25 баксов с каждого). И, если Вяхирев не угостил Мясниковича «яблоками», то это просто не по-людски. Брал бы пример с «Итеры», которой на новый Мерседес для Лукашенко 700 тысяч дойчмарок не жалко.

Кстати, гребущий все под себя Лукашенко неоднократно пытался разогнать посредников в торговле нефтью. Но Мясникович всегда находил способ пропустить их на белорусский рынок под предлогом очередных перебоев с поставками.

Как-то заместитель государственного секретаря Концевенко С.Ф. стал рассказывать подчиненным, что Мясникович прикрывает крупных валютчиков. Донесли об этом Мясниковичу. И вскоре Концевенко уволили. За что? - Не знаю: Шейман не треплется. А Мясникович не удержался – хвастался: видали, мол, кто кого!

А кто, кроме Мясниковича, умеет так солидно прикрыть каким-нибудь модным словом передачу оборонных предприятий Беларуси братским олигархам? У него и докторская про это. И на практике все «чики-пики».

Но это не значит, что Мясникович дежурит только у восточной калитки. Видел я его и у западной. Например, немцы предпочитают Мясниковича. Наверное, поэтому такие мелкие сошки, как Августовский (или Августинский?), представитель торговой палаты одной из федеральных земель Германии, попадает на прием к «геру Мясниковичу» чаще белорусских министров (личных друзей этого «гера» я не имею в виду).

Вообще у Мясниковича везде друзья. И, если грешно вспоминать Филарета, то вспомню красноносенького начальника внешнеторгового департамента Федора Повного. Разве этот ласковый служитель культа забудет, кто раз за разом возвращал ему государственные субсидии, налоговые и таможенные льготы. А ведь залетал и на оптовой торговле спиртным, и на махинациях с автомобилями. Да мало ли еще… Видимо, не обошлось без райских яблок.

Впрочем, о важных посетителях нашего сада я знаю слишком мало. Редко бывал допущен в высшие сферы. Зато, как Мясникович прикрывает короедов помельче, насмотрелся вдосталь.

Вспоминается, например, как Председатель Комитета государственного контроля Домашкевич Н.Ф. хотел прекратить спекуляцию медикаментами… Ха, Мясникович даже подписанные указы может пох…, в смысле похоронить, а просто одобренные - тем более. Если, конечно, попросят.

Поэтому всевозможные слизняки раньше или позже находят Мясниковича и пользуются им по назначению.

До смешного доходило. Захочет какой-нибудь убогий торговать нормативными актами – идет прямо к Мясниковичу.

«Понял. Есть!» – неизменно повторяет Мясникович. И под его неусыпным взором, если кто и влипнет в историю, так только по собственному недомыслию и разгильдяйству.

Бывший шеф Мясниковича и Ермошина, он же бывший заместитель Председателя Совета Министров БССР Евтух В.Г. захотел «подняться» на таком президентском приоритете, как жилье и придумал «жилищные займы». Ну, может быть, не сам придумал, а младшие партнеры подсунули братский опыт Нижнего Новгорода.

Короче, Евтух и еще парочка «бывших» создали ООО «Инвестсистем». Ермошинский горисполком (в смысле Мингорисполком) выпустил жилищные облигации. Белорусский биржевой банк (где Евтух ходил в начальниках) распределил эти облигации между малоизвестными ООО и ЗАО. А выручку от реализации государственных облигаций отдали евтуховскому ООО.

Это ООО само, разумеется, ничего не строило. Но к прибыли от продажи построенного жилья присосалось капитально. Очень им помогал будущий Премьер Ермошин. Все для ООО «Инвестсистем» в первую очередь: и места для строительства, и материалы, и строительные организации. Даже казенными деньгами гарантировал возврат денег ЗАО и ООО, приобретавшим облигации.

По мере того, как дома строились прибыль распределялась. В том числе немалые денежки шли таким порождениям городской власти, как «Универсальные юридические услуги».

А «Лукашенке» Указ подсунули, чтобы эти ЗАО и ООО еще и от налогов освободить.

Когда я попытался уличить халявщиков, в игру вступил Мясникович. Он так все устроил, что Лукашенко подписал указ без визы юридической службы.

Все очень хвалили Мясниковича: как же победил «лютого упыря» Пласковицкого. А «яблоки»?.. Может быть, и не было ни «яблок» Мясниковичу, ни новой квартиры маленькому администратору Лачкову С.А., готовившему проекты о жилищных займах.

Когда Первый заместитель главы администрации Сазонов М.Ю. со своими архаровцами прижал «кадровую руку» Мясниковича - Н.А. Залевского, Глава Администрации спрятал товарища в Национальный банк, выжил Сазонова с компанией, и взял себе начальником главного управления кадровой политики - Д.М. Демичева.

Доктор наук Демичев знал, где растут докторские дипломы, и как бы некстати ездил в служебные командировки в Питер. Какие кадровые проблемы имела там Администрация белорусского Президента неизвестно. Но вдруг пришла оттуда благая весть и диплом доктора экономических наук на имя Мясниковича.

Поэтому Мясникович редко отвлекал Демичева от его ученых занятий. А тот между делами научными потихонечку выбрасывал из своего личного дела целые страницы о работе в сомнительных организациях, включая фирму убиенного Лиссинчука.

Но поссорился Демичев со своим подчиненным депутатом Шевцовым Н.М. и тот стал «много разговаривать». Так бы дошел до самого Президента, но перехватил его Мясникович, посоветовал молчать и намекал, что отдаст Шевцову место Демичева.

Демичев ушел «по собственному». Пристроил его Мясникович советником посла Беларуси в Украине, назначил начальником главка другого человека, а потом взялся за неназначенного Шевцова. Нагоняй – выговор – нагоняй. И все по делу: за мелкие упущения в работе. Сбежал Шевцов из Администрации. А потом раскаялся и назад вернулся. И теперь, говорят, идеологией занимается и Мясниковичу не мешает. А что Мясникович милостив – и любят его за это…

Еще в Совмине Мясникович патронировал экономиста А.А. Дремова. Оправдывал товарищ высокое доверие, и придумал для него Мясникович хорошую должность, создал в Администрации еще одно (дополнительное – второе) экономическое управление. Дремов уже и кабинет занял, но бумаги о назначении выбросить пришлось. Бдительный Домашкевич сообщил не Мясниковичу, а Лукашенко о том, как Дремов выгораживает жуликов. Лукашенко вспылил, велел Дремова выгнать и посадить. Дремова выгнали (конечно, по собственному желанию!), но посадили куда-то не туда, поскольку он по-прежнему хаживал к Мясниковичу.

Управляющему делами Президента Титенкову И.И. донесли, что есть у Мясниковича завотделом В.Д. Кондратов, который на все более шикарных иномарках разъезжает по городам и весям, лоббируя фирмы однодневки. Простодушный Титенков решил сдать Кондратова Мясниковичу. А через пару недель объявил Лукашенко Титенкову о полном служебном несоответствии за несвоевременное выполнение мелкого поручения. Титенков не вынес очередного унижения. А у Кондратова по-прежнему все хорошо.

Угадайте, кто следит за своевременным выполнением поручений нашего Президента? Угадайте, чья улыбка была шире витрин супермаркета во время подготовки указа о полном несоответствии должности Управляющего делами?!

Угадали?! То-то же. И указ о служебном несоответствии Мясникович готовил и носил лично, как и указ о смещении министра внутренних дел Сивакова Ю. Л. Может, когда захочет!

Так сколько же «яблок» достается Мясниковичу?

«Ты, наверное, думаешь, что мне колбасу мешками носят?» – воскликнул он мне в сердцах.

Нет, Михаил Владимирович, я думаю, что столько колбасы вам точно не съесть.

Да, и денег у того, кто стоит на стреме, вряд ли много. Не тот уровень.

Хотя, как это проверить? Ведь именно Мясникович умолял Лукашенко совершить «царский жест» - отпустить гражданку Винникову Тамару Дмитриевну, банковавшую еще коммунальников во главе с Мясниковичем. После этого она вряд ли поставит Мясниковича в один ряд с «лучшим другом Президента» Коноплевым В.Н.

В 1994 г. чекисты во всеуслышанье заявили, что Мясникович, самый богатый человек в Беларуси. Но доказать не смогли. А все потому, что некому сдать этого товарища со всеми его потрохами. Он же у всех на стреме. Хоть шестерка, а своя, верная шестерка крупного калибра.

Только, как-то слишком нервно реагирует Мясникович на рассказы о его богатствах. К чему бы это?! Ведь главное его богатство – это его друзья. С такими без яблок никогда не останется… А 2-3 сочных яблока разве это богатство?! Так, слезы.

Мясникович хорошо знает своих «друзей»: в сад они все равно пролезут, поэтому он может быть либо с яблоками, либо без.

А я с дурацкой настойчивостью предлагал «солью в задницу». Но это совершенно не гуманно. И Мясниковичу не нравилось… Хотя он и клялся, что «эти друзья» ему так же противны, как и мне.

Некоторые не понимают, почему «хороший Лукашенко» держит возле себя такого Мясниковича? Ну не для того же, чтобы высиживать бессодержательные бумажки и бессмысленные совещания? Я сам не понимал.

И только недавно до меня, наконец-то, дошло: нашему «доблестному Робину Гуду» просто нужен опытный человек у калитки, пока этот «благородный разбойник» забирает у богатых и отдает себе нищему, делит налоговые льготы, торгует оружием и все такое прочее…

Как же тут без Мясниковича?! Кто подстрахует, кто подаст сигнал, когда драпать из белорусского сада?!

 

Постскриптум 2009 года: Мог ли я догадаться, что лучшее место для «стремы» – Национальная Академия наук?! Увы мне, никогда бы не догадался! Придумать такое способны лишь «лукашенки».

Приложение № 3 к статье «Дармоеды»

автор: Пласковицкий А.Л.

Против семейственности или за улучшение госаппарата?

(интервью Пласковицкого А.Л.)
с сокращениями под названием «Все давно сдались в плен» опубликовано в «БелГазете» 25 мая 2009 г.

 

- В одном из интервью после своего ухода из Администрации Президента вы охарактеризовали положение белорусских чиновников, как «очень сложное и трагическое». Ваша участь чиновника во время работы в президентском аппарате тоже была трагичной?

- Не могу вспомнить, по какому поводу, я так расчувствовался. Более того, я иначе определил свое отношение к нынешнему чиновничеству в своей статье «Дармоеды», опубликованной в журнале «Курьер» № 2(5) 2001 г. Там тщательно продуманная позиция.

Что касается лично меня как чиновника, то в последние годы с большим прискорбием обнаружил: я принципиально несовместим ни с нашим госаппаратом, ни с нашим обществом. Причем несовместимость моя бурно прогрессирует. А мое прежнее поклонение «Народу» с большой буквы оказалось самообманом.

- Народ оказался хуже, чем вы предполагали?

- Нет, дело во мне. Я никогда не был ни демократом, ни либералом, а теперь осознал, что не был и настоящим народолюбцем. Тогда, когда уходил из президентской администрации, считал себя монархистом-народником – сторонником единоначалия в интересах всего народа. Сегодня же убежден: есть вещи важнее народа, важнее всего человечества. Если человечество массово заблуждается, то истина превыше человечества. Если творит зло – добро превыше. Я, скорее всего, изначально стоял на таких позициях, но не осознавал этого, пока, благодаря увольнению, не нашлось время для трезвых самооценок.

- Кем вы себя считаете сегодня?

- Я склонен к неприемлемому для нашего времени мировоззрению… Скажу по Илье Кормильцеву: «Пусть спасет лишь того, кого можно спасти, доктор моего тела…». То есть предпочитаю рафинированный аристократизм с царем в голове. А всяческих «человекообразных» не воспринимаю за своих собратьев. Наши люди в своем большинстве кажутся мне похожими на пожухшую болотную траву – такую невысокую, серую, невзрачную. На этом ландшафте иногда вырастают довольно самобытные, свободно развившиеся великаны. Они мне интересны – прочие нет.

- Судя по оценкам людей, которым пришлось с вами сталкиваться во время работы в госаппарате, вы не очень-то приветствовали конкуренцию мнений и инакомыслие: «Мы знали, что пока он при власти - он там рвет и мечет, причем в самых изощренных формах… Он поучал всех жизни, во всех видел врагов народа».

- Я никогда не был за плюрализм, и никогда не буду за него. Я всегда, с самого детства, был убежден в том, что «правда всегда одна». Заблуждений может быть много, но истина одна.

- Еще считается, что истина посередине…

- Не всегда. Искать ее не так просто: подобрал середину – и готово. Поэтому я всей душой за плодотворные дискуссии, нацеленные на поиск истины. Кто ее ищет – с теми я дискуссирую, не жалея ни сил, ни времени. Но тот, кто по тем или иным предлогом отказывается искать и другим не дает, – не вправе рассчитывать на мою снисходительность.

Впрочем, люди, обвинявшие меня в насаждении единомыслия, наверняка, подразумевали не это. Возможно, то, что я насаждал единоначалие – да, это так. Если ты поддерживаешь верховенство президента, то, находясь на госслужбе, можешь противиться решениям главы государства только на стадии их принятия, а после – обязан подчиняться. Не ты монарх!

- А если решение не верное?

- Если ты твердо знаешь, что неверное, – ты должен либо уйти со службы, либо всеми силами разубеждать того, кто принимает решения, а не корчить из себя «подпольную оппозицию». Более того, только добросовестным исполнением можно показать, что в принятом решении правильно, а что нет.

Как можно придти к Лукашенко и сказать: «Да, я за Вас, всей душой за Вас!», а потом выйти и не выполнять ни одного его решения, в том числе и того, во время принятия которого ты пассивно молчал. Ты – не работник, а вредитель, если, оставаясь на службе, занимаешься саботажем. Это - первое, что нужно иметь в виду под насаждением мною единомыслия. А второе, - это моя собственная, позорная для меня бестактность. К сожалению, я и сегодня не уверен, что, сдержусь в разгар спора и не наговорю человеку резкостей. Давно пора перевоспитаться, но пока «слаб в коленках»…

- Как вы сегодня определите причину своего ухода?

- Сегодня неуместно раскаиваться – слишком глупо будет выглядеть столь запоздалое покаяние…. Но попытаюсь. Мне очень, очень стыдно, невыносимо стыдно, это самая большая глупость в моей жизни… Не было ничего хоть сколь-нибудь важного, чего б я не знал о морально-деловых качествах Лукашенко с самого начала его президентства. Но был один «бзик», который я не могу объяснить логически. Некое выдавание желаемого за действительное - самовнушение, одним словом. Я систематически убеждал себя в благородстве его намерений! В результате вполне искренне верил, что этот человек - плоть от плоти нашего народа - на самом деле, стремится к тому, чтобы люди зажили лучше. И даже когда я уходил, я объяснял себе это тем, что никак не могу растолковать ему - как лучше, с моей точки зрения. Верил, что только отсутствие взаимопонимания привело к полному провалу всех моих усилий. Я и подумать боялся, что принимаю фиглярство за подлинный альтруизм.

Скажем, в 1997 году по инициативе Президента, мы пробовали навести порядок в государственном аппарате. Мне казалось, что это задание довольно простое и внятное: в законодательстве о госаппарате есть огромное количество норм, предоставляющих ничем не мотивированные льготы: доплаты, никак не связанные с количеством и качеством труда, исключения из общих правил, позволяющие в рабочее время подрабатывать на стороне, какие-то отпуска по полгода, узаконенные присвоения казенных денег и т.д. Я считал, что все эти нормы нужно аккуратненько вычистить, чтоб они не притягивали в госаппарат трутней, склонных жить, не работая. Казалось, мне поручена именно эта задача, поэтому и разработал несколько нормативных актов, в частности Декрет Президента Республики Беларусь от 9 сентября 1997 г. № 16 «О некоторых мерах по упорядочению материального и социального обеспечения служащих государственного аппарата и приравненных к ним лиц». И вот после принятия этого декрета начался дичайший вой с беспардонными оскорблениями! В том числе через государственную прессу! Мол, есть один мерзавец, подставивший Президента…

- Ваши оппоненты обвиняют вас в том, что вы нанесли непоправимы урон правовой системе, нарушили нормы Конституции…

- А-то как же… В общем, вой был громадный, но Лукашенко повел себя так, как будто он здесь совершенно ни при чем! После этого я завершил начатые дела и в январе 1999 года написал на прощание докладную записку о том, как, на мой взгляд, лучше всего продолжать совершенствование правовой системы. И опять тот же спектакль: сначала глава государства делал вид, будто мои предложения очень важны, а потом, после очередного возмущения бюрократических масс, сдал им на растерзание «зарвавшегося максималиста». А в конце того же года еще раз по кругу: «Ваши идеи о выгодном использовании географического положения Беларуси одобряю – изложите их в виде Директивы». А когда соответствующий проект был готов – отдал его на осмеяние общественности, испуганной абсолютно мнимой угрозой появления премьера по фамилии Пласковицкий… Думаю, три столь оглушительных удара граблями полбу научили б уму-разуму и большего упрямца, чем я.

Говоря же о «разоблачительных речах жертв моего беспредела», могу привести пример, хоть он и слишком заносчив. Есть такой Великий велогонщик – Лэнс Армстронг. Решил человек на один сезон вернуться в большой спорт ради восстановления престижа любимых состязаний, и тут же группа второстепенных велосипедистов столкнула его в кювет. Он с переломанной ключицей лежит в больнице, а они, холеные, но не очень довольные собственной популярностью, рассказывают в новостях: «Да, конечно, он парень крутой, только вот почему все внимание ему – он же, вернувшись, так ничего и не сделал, это ж мы побеждаем нынче и достойны своей доли славы».

- Вы считаете, что ваши заслуги не оценены по достоинству?

- Я никогда не стремился к тому, чтобы оценили мои заслуги и, более того, к тому, чтобы это выглядело, как заслуги. Если любишь свое дело больше себя, – не трудно жертвовать всем: своим временем, своим имиджем – чтоб продвинуться хотя бы на миллиметр.

Но есть люди, для которых личный престиж намного дороже интересов дела, поэтому и в других они видят лишь тех, кто им мешает отличиться. Я многим мешал и сейчас бы мешал еще больше. Пусть же благодарят судьбу за то, что такая помеха самоликвидировалась окончательно.

Я твердо убежден, что не в 2000 году, а еще в 1997 году должен был убираться из госаппарата, и поскорей. Ну, а после позорища с проектом Директивы оставаться среди чиновников - чистейший идиотизм: абсурдно закрывать амбразуру грудью там, где твои сослуживцы даже атаковать не собираются. Да что там атаковать, позади тебя все давно сдались в плен. Нельзя быть Александром Матросовым в армии, которая вообще не воюет за твои идеалы.

- Владимир Макей пытается бороться с вполне реальным врагом, лично инспектируя ЖЭСы и заявляя о семейственности – его можно назвать Матросовым?

- Мне трудно судить, я мало интересуюсь Макеем и тем, что он делает. Но уж очень похоже на показуху. Потому что, будучи главой президентской администрации, следует устранять фундаментальные причины дармоедства в государственном аппарате – например, правовые нормы, поощряющие низкое качество работы чиновников, их паразитизм. А вместо этого одно из высших должностных лиц нашего государства рыщет в поисках «мелких пакостников» по ЖЭСам. Не смешно ли?!

- О каком дармоедстве речь? Приведите, пожалуйста, примеры.

- Если сегодня на госслужбе продолжают приплачивать за ученые степени, независимо от эффективности использования этих степеней – не разбазаривание ли это бюджетных средств в корыстных интересах?.. Если сегодня чиновникам разрешают преподавать в рабочее время за дополнительную зарплату – стоит ли удивляться, что аппарат работает не на полную мощность? Да и вообще, почему для чиновника в отличие от простого работяги работать не всегда обязательно? Как сказал мне в свое время один бюрократ: «Я весь день занимался конкретными делами». «Какими?» «Не могу сказать, это политический вопрос».

Если сегодня семейственность процветает практически во всем госаппарате?.. То, кто ее будет искоренять?..

- А она процветает?

- А вы посмотрите, где работают дети главы государства… Я бы назвал это «поощрением семейственности личным примером».

И вообще, все, что сегодня делается, это все равно, как если бы я, будучи царем, имел законы о том, что государственные деньги можно использовать по собственному усмотрению, что платить боярину нужно не за то, как он работает, а за то, что он - боярин, а после этого поехал бы в деревню, поймал там местного мироеда и своими руками выпорол бы его на площади за то, что он умыкнул из общего котла лишний кусочек сала для своей семьи. А в заключительной части такого пресечения семейственности разорался б на всю Ивановскую: «Во-о-от она где коррупция! Во-о-от она какая!»

Все это профанация! Когда у тебя под рукой рычаги, позволяющие минимизировать коррупцию на самом высоком уровне, а ты показываешь плебсу, как ЖЭСы инспектируешь… Конечно, проще всего начальника ЖЭСа за шкирку трясти! И безответен, и народу понятнее, когда «мстят» тому, кто каждый день нервы треплет. Ну, а по «праздникам» кого и посолидней можно, для поддержания авторитета…

Глупо, конечно, говорить, что вообще ничего не делается – делается! И есть рациональные вещи. Но их надо делать спокойно, чтобы качественней получалось, а не как попало ради бюрократического пустозвонства. Недавно меня горе свело с этим «одним окном» - чтобы похоронить человека, нужно обойти кабинетов десять, не меньше. И в каждом из них ты услышишь, что они работают по принципу «одного окна», что, мол, раньше ты бы вообще 50 кабинетов обошел.

Помпезный грохот барабанов и реальное дело плохо совместимы. Пока ты стучишь в барабан, истекает время необходимое для реальной работы.

- Вы оцениваете прошедшее совещание в администрации Президента именно, как грохот барабанов?

- Думаю, в значительной степени, да.

- Но тема семейственности впервые поднимается публично…

- Это не так. Если не с семейственностью, то с чем-то очень похожим боролся Александр Лукашенко, когда вскрывал семейственность в республиканской прокуратуре в связи с пресловутым «делом В. Логвинца». Тогда тема семейственности звучала в такую ширь президентского таланта, что вряд ли Макей мог бы его превзойти.

И к чему здесь шум? Когда Вы собираетесь в магазин – Вы же не бегаете по редакции с криком: «Я иду в магазин! Ох, и закуплюсь!» Вы просто идете и делаете свои покупки, не тратя время, необходимое для домашних дел и отдыха, на пышное красноречие.

А тут… «Мы будем бороться с семейственностью! Мы проведем два совещания, три совещания, сто совещаний, массовые проверки, регулярные проверки, всеохватывающие проверки…» А потом, когда этот грохот стихнет, у кого спрашивать: «Ну, и кого вы поймали?»

- Как пишет «СБ-Беларусь сегодня», «проверки будут продолжаться, в этом году внимательно присмотрятся к кадрам Управделами Президента и Министерства архитектуры и строительства»

- Как обычно, прожекты и угрозы вместо дел и результатов. Еще раз подчеркну: работящему человеку некогда шуметь о громадье собственных планов. Он лучше сделает на одно дело больше, чем в очередной раз наобещает переделать все дела. Не переделает же все равно. При большом шуме гора неизбежно рожает маленькую серенькую мышку. Ну, поймают в двух-трех ЖЭСах образцово-показательных «радетелей за родного человечка», может, какого министра делегируют для показательной порки… Или опять у себя под носом «неожиданно» обнаружат высокопоставленного чиновника, купившего квартиру за сотни тысяч «баксов», и выставят на позор. Хотя, с моей точки зрения, хороших работников позорят нынче. Со Снегирем и Куприяновым можно было работать! Реально работать! С ними обсуждение проходило не на уровне: «Кто ты такой?! Что тебе нужно?!» – а хорошо или плохо то, что ты предлагаешь.

Да, семейственность – штука скверная. Но, как мне кажется, зацикливание на семейственности и тому подобном подменяет прицельную стрельбу «стрельбой из пушек по воробьям»: если ты борешься именно с семейственностью, ты тем самым не делаешь ничего для улучшения работы госаппарата – только переворачиваешь все вверх дном в поисках «черной кошки», которой, возможно, и нет в проверяемой «комнате». Меж тем, гораздо важнее вопроса «Кто это?» вопрос: «Как он работает?» Кум, брат, сват – какая разница, если он, действительно, справляет со всеми задачами качественно и в срок? Пусть хоть семейный подряд, если на пользу делу? Нужно бороться не против семейственности, а за повышение качества работы госаппарата. Причем каждый день, не отвлекаясь на организацию и проведение очередной пиар акции.