качай извилины здесь!

автор:

Психологика рыночного патриархата

(опубликовано в газете «Белорусский рынок» №30 2000 года)

Уволившись, я приобрел роскошь человеческого общения. Перед Вами результат такого общения, возникший в связи с многочисленными вопросами о логике президентских решений в сфере предпринимательства. Пользуясь случаем, хотел бы выразить самую искреннюю признательность Ю.Ю. Бехтереву за помощь в подготовке данной статьи.

 

«Все действительное разумно»

Этот Гегелевский афоризм вошел в широкий обиход с легкой руки тов. Энгельса. Боюсь, что в сегодняшней Беларуси у такой звучной фразы мало сторонников. И в том немалая заслуга нашего Президента.

Во-первых, Президент сам желает быть непредсказуемым, и поэтому очень часто действует вопреки ожиданиям, в том числе продиктованным разумом. Эту слабость давно заметили журналисты, зачастую публикующие свои прогнозы только для того, чтобы Президент не делал «предсказанного».

Во-вторых, у наших «элит» стало «правилом хорошего тона» отрицать логику в решениях Президента, чтобы тем самым отыграться за собственную непризнанность со стороны лица, признаваемого умственно ущербным.

Однако должен заметить, что в данном случае у каждого своя логика, свой разум. И то, что кажется неразумным и даже абсурдным, с точки зрения предпринимателей, вполне объяснимо с точки зрения психологии и логики самого Президента.

В чем же состоят эти психология и логика? Или, как обозначено в заголовке, в чем психологика Главы государства?

Я использую такой витиеватый термин, поскольку то, что у яйцеголовых интеллектуалов распадется на две самостоятельные сферы (психологию и логику), у простонародного Президента, как мне кажется, образует нерасчленимое целое. Он сам порою говорит о своем чутье, как о сознательном мотиве тех или иных поступков.

У этого чутья своя суть, свои неписаные правила. И Президент никогда от этого не отступал ни на йоту, ибо он сам и есть эта суть и эти правила. Он так устроен и нет в нем ничего, что могло бы изменить "эту глыбу, этого матерого человечища".

 

«Батька» – он и в государстве «батька»

Напрасно искать в Лукашенко врага свободного предпринимательства. Был бы врагом – искоренил бы всех предпринимателей еще в 1994 году. Но Президент не только не выкорчевывал напрочь, но и наоборот, неоднократно пытался наладить дружбу с предпринимателями. Вот и Совет во главе с Т. Быковой – это очередная попытка сближения1.

Чтобы понять действия Президента в комплексе, лучше всего посмотреть, как он учит предпринимателей предпринимательству. В этом наиболее ярко проявляется то, кем он хочет быть для отечественного бизнеса.

Нет-нет, не душителем-терминатором, а отцом при бестолковых малолетних детях, не способных отличить хорошее от плохого. На самом деле, они, конечно же, не дети, а он им не отец. Но Президент так видит и из этого исходит. Весь образный ряд Президента пронизан логикой откровенного домостроя времен патриархального семейства. И в этом ключ ко всем его поступкам.

Именно в качестве отца он считает себя вправе вмешиваться во все и наказывать любого, кто противится отеческой воле. Но в то же время «батька» считает себя защитником и покровителем всех предпринимателей, обещает опекать каждого из них.

 

Каким должно быть предпринимательство в нашей семье?

Процесс так называемого упорядочения деятельности субъектов хозяйствования начался еще в 1994 году. И Президент вряд ли прекратит его, пока не добьется воплощения собственных патриархальных идеалов.

Лукашенко всегда считал, что субъектов хозяйствования не должно быть слишком много. И это неудивительно, если вспомнить, что для натурального (патриархального) хозяйства и соответствующего менталитета предпринимательство явление редкое и весьма сомнительное. Создание коммерческой организации требует долгих крестьянских раздумий. На одном из совещаний Глава государства высказался в том духе, что создание предприятия – это как праздник в конце «большого пути», с перерезыванием ленточки и шампанским. Он всегда интересовался, сколько останется субъектов хозяйствования после очередной перерегистрации. И каждый раз переживал, что все-таки их будет слишком много.

Лукашенко можно понять. Когда чувствуешь себя заботливым отцом, а каждого предпринимателя – бестолковым ребенком, то вольно или невольно будешь стремиться к тому, чтобы детей было не больше, чем ты сможешь воспитывать.

По Президенту предпринимательство должно быть полезным, желательно производственным. А как же иначе?! Отеческий долг повелевает приобщать детей к полезному труду.

Ну и конечно, посредникам в семье не место. Для патриархальной семьи посредничество – чистой воды паразитизм. В семье отец делит каравай по справедливости (как он ее себе представляет) – и всякий, кто ему в этом мешает, будет наказан.

 

Представление Александра Григорьевича о производстве является органичной частью его менталитета. Он абсолютно убежден, что производство – это такая деятельность, в результате которой получается некое ощутимое благо – то, что можно увидеть, а еще лучше пощупать. Что считалось полезным в патриархальной семьи, считается полезным и в нашем государстве. Остальное «баловство» или «воровство».

 

«Круговая порука мажет, как копоть»

Президент всегда настаивал на том, чтобы в бизнесе все друг за друга отвечали. Государственные органы за тех, кого регистрируют, представители за представляемых, учредители за учрежденную организацию, а организация в свою очередь за своих учредителей. И не диво – в семье все друг с другом связаны и не может быть никакой «ограниченной ответственности». Круговая порука всегда была средством укрепления патриархальной семьи.

 

Как запустить все фабрики и заводы?

Руководители государств, которые не считают себя отцами наций, никогда и не думали, что именно они обязаны запустить простаивающие производства. Более того, они уверены, что санация и банкротство вполне разумные процедуры, предназначенные для тех, кто не выжил в конкурентной борьбе.

Но здесь, где государство – одна семья, так не бывает. У нас Президент отвечает за все, поэтому не допустит никакой «запущенности» нигде: все должно работать – пусть дорогой ценой и вопреки законам экономики. Все, что лежит – поднимет, все, что стоит – поддержит и поправит. Таков он, настоящий отец большой патриархальной семьи.

Более того, в патриархальной семье все свое, все натуральное. Поэтому у нас всегда будет в моде всеобщее импортозамещение и подмена рыночных механизмов плановыми.

 

Спасение от глобализации

Мир, в котором глобализация и международное разделение труда, где Интернет и узкая специализация, пусть живет своим умом. В большой белорусской семье все сделаем сами своими руками.

Что с того, что в результате получается: куда не кинь – всюду клин? Это, по мнению нашего руководителя, – следствие нерасторопности и бестолковости отдельных членов семьи (куда им без тятьки-то!). И еще капризы погоды и козни злых духов.

А что еще может вредить замкнутой семье? Она слишком проста и ограничена, чтобы в ней действовали экономические законы, разрушая все, что им противится. В большой семье, если что-то и действует – так это отеческая воля.

А как еще должен считать человек, который так все видит?! Поэтому все помыслы и все надежды должны устремляться к только к нему.

 

«Просите – и дастся вам!»

А сами ни-ни. Маленькие еще. У батяньки надо просить, даже выпрашивать – и тогда из его рук обязательно что-нибудь получишь. Меньше, конечно, чем просил, но все равно больше, чем ничего.

«Обыкновенный патернализм» – заметил один умный человек.

 

Кто с инвестициями к нам придет?

Как ни странно, но патриархальная идеология нашей государственности, при всей ее простоте и изученности, остается тайной за семью печатями для иностранных инвесторов, столь опытных в делах лоббирования собственных интересов. Они просто не верят, что так бывает – в наши дни, в десятимиллионной стране, к тому же, в центре Европы.

Казалось бы, Лукашенко столько раз подсказывал, как делать инвестиции: приди к Президенту все ему расскажи, проси, что хочешь, и он многое даст. Сделать это не так уж сложно с учетом того, что у нашего Президента сохранился советский пиетет к богатым иностранцам.

А то, какой-то странный разговор получается. Президент, как и глава первобытной общины, предельно конкретен: он от всей души приглашает собеседников делать бизнес в Беларуси и обещает свою личную поддержку буквально по всем вопросам, в том числе самым пустяковым. Что еще надо, чтобы делать бизнес внутри нашей семьи? Но иностранцы, видимо, не понимая, куда они попали, начинают абстрактные разговоры о правовых гарантиях.

– Какие правовые гарантии, господа? В семье один закон – отеческое слово, а все прочее так – «фабрика грез».

И в результате, Президент обижается на иностранных инвесторов, которые не принимают такие лестные предложения, а иностранные инвесторы обижаются за то, что все их доводы о правовых гарантиях пропустили мимо ушей. Иностранные инвестиции к нам не идут, а Президент с высокой трибуны рассказывает о злых духах запада.

 

Не спрашивайте, что будет делать Президент!

Он будет делать то же, что и всякий глава патриархальной семьи.

Чтобы отгадать его поступки, не надо призывать на помощь диалектическую логику, надо просто стать на его место и подумать, с какой ситуацией в семье у Лукашенко ассоциируется та или иная ситуация в нашем государстве. А как он решает семейные проблемы, все уже насмотрелись.

Вот так и будет пока Президент – «батька», а мы его «дети».

 

Как пел Бутусов:

«Наша семья – это странное нечто,

Которое вечно стоит за спиной,

Я просто хочу быть свободным и точка,

Но это означает –  расстаться с семьей.

Все!»