качай извилины здесь!

автор:

О причинах публикации статьи «Наше богатство»
Из пустого в порожнее
или
как я писал проект Директивы «Об основных направлениях социально-экономического развития Республики Беларусь»

статья опубликована в БДГ («Белорусской деловой газете») от 22 июля 2000 г.

читать статью «Наше богатство»

За восемь лет работы в высших государственных органах я так и не научился воспринимать хладнокровно пустые решения и показуху их исполнения. Хотя бы в тех случаях, когда «дергаться» – совершенно бессмысленно.

Конечно, с проблемами типа, где что развесить, кого куда посадить (в зале, а не в зоне), «весьма конкретно» справляется любой аппаратчик. Еще успешнее распределяются имеющиеся деньги и прочие блага. Но есть вопросы белорусскому госаппарату непосильные…

7 октября 1999 г. Президент принимал очередной отчет Правительства, для разнообразия посвященный стилю и методам работы Совмина. Как обычно, вместо ответов на сложные и острые вопросы звучали оскорбления и угрозы, вместо права действовать Совет Министров получил очередной срок для улучшения всего на свете. Вождь, как всегда, считал, что не хватает только должного рвения со стороны подчиненных. Но, видимо, чувствуя, что для усиления трудового накала очередного «нагоняя» недостаточно, наш Главнокомандующий вместо обычного протокола потребовал проект Директивы.

Мода на «директивы» появилась чуть раньше с подачи МИДа, как дань президентскому желанию «сиять заставить заново» все то, о чем он так долго и упорно твердит с высокой трибуны.

Две недели соответствующие аппаратчики Правительства и Администрации Президента напряженно бились над складностью декларативного текста, подбирая и приспосабливая к новой форме старые штампы: «улучшить, увеличить, повысить, развить, усилить, мобилизовать»

Спасибо бдительной охране высоких учреждений, за то, что никто «из народа» не видел этой словопролитнейшей «битвы» и не спросил возмущенно: «Чем это вы тут занимаетесь?!»

Я как начальник правовой службы, визирующей все документы, попадающие к главе государства, имел право высказать замечания. И я написал, что необходимы конкретные решения, а не общие фразы, что нужно концентрировать, а не распылять скудные силы нашего государства. Я предлагал определить в качестве основных конкретные направления, идя по которым национальная экономика будет развиваться, расти, а не исчезать как «шагреневая кожа».

Концентрация сил и средств – давняя «заветная мечта идиота», и я неоднократно пытался прояснить и конкретизировать ее на бесконечных и безрезультатных «стратегических совещаниях», в том числе заседаниях Республиканского штаба и коллегии Администрации Президента. Вплоть до воплей отчаянья: «Пусть мои предложения о «направлении главного удара ошибочны» - назовите сами такое направление - толку болтать обо всем!» И каждый раз один и тот же нравоучительный ответ: «Концентрироваться, конечно же, необходимо, но на всех(!) направлениях».

…Мои очередные замечания были доложены Президенту вместе с проектом директивы. И вдруг ошеломляющая резолюция Главы государства: «А.Л. Пласковицкому. Доработать и внести. С Вашими замечаниями согласен».

Шок – это по-нашему! Мог ли я отказаться? – Мог. Даже должен был. Начальник государственно-правового главка, даже если он мнит себя самым умным, не вправе и не в силах подменить собой Правительство.

Но я не отказался и хочу объяснить почему. Во-первых, мне было противно убегать в кусты, как только появилась возможность конкретизировать и систематизировать предложения о том, как сделать наш народ богатым. Во-вторых, я имел наглость считать себя не только самым умным: но и способным обобщать в виде проектов нормативно-правовых актов любые предложения профессионалов. И, в-третьих, очень хотелось проверить себя в настоящем серьезном деле. И наконец, я был абсолютно уверен: хоть «какое-то что-то» лучше, чем опостылевшее «никакое ничто».

Написал Президенту примерно следующее: Ваше поручение выполню в любом случае, но для качественной работы полномочий начальника главка маловато.

А.Г. Лукашенко1 был щедр: Указом от 29 октября 1999 года № 635 назначил меня Временным представителем Президента в Правительстве и наделил правом давать поручения, неисполнение которых влекло отстранение от должности любого непокорного.

И я бросился в омут…

Все знали: у меня не получится ничего путного, и пытались образумить или осмеять.

По Указу срок работы Временного представителя – 15 дней. Это были самые яркие, самые интересные дни моей жизни. Поразительное чувство свободного полета. Все мысли, все силы, вся жизнь завертелись в ритме упоительного энтузиазма. Ей-ей, чувствовал себя героем, призванным на помощь своему народу. (Вам смешно?! – А я вполне серьезно!)

Вопросов было много, но главный – один: где найти деньги, которых всем не хватает. Я хорошо видел, как «добывали на жизнь» в последнее годы. Власть находила тех, у кого есть хоть что-то, придумывала способ, как это взять, не щадя себя и других брала и тратила, как умела. Результат получался неутешительным – хотя кое-что росло, но в целом экономика истощалась. И все чаще и настойчивее всплывал вопрос о тотальном дефиците.

В Советском Союзе экономика тоже была дефицитной («затратной»), но недостаток средств кое-как покрывался за счет распродажи природных богатств. А нам что распродавать? Лес и калийные удобрения?! Не густо для воскрешения и поддержания советской системы воспроизводства. Так где же брать деньги? «Выцыганивать» у России?! – Временно и бесчестно!

…Если хочешь что-то найти, спроси у тех, кто знает как. Я так и сделал.

Век буду благодарить Вас, Александр Григорьевич2, за эти 15 дней, за мимолетный статус, позволивший узнать и услышать множество настоящих профессионалов. Надо быть поэтом, чтобы описать, как просыпался энергичный энтузиазм в каждом, кто чувствовал искренний интерес к своему делу.

Беларусь никогда не погибнет - надо только дать возможность работать тем, кто сделает нашу экономику нормальной. Не надо их поучать и принуждать к исполнению высочайших желаний. Буквально каждый знает свое дело лучше любого начальника. От начальства ждут не кнута, а условий, при которых можно делать то, что лучше всего умеешь.

Все разговоры со специалистами вертелись вокруг одной и той же точки опоры. Производственники говорили, что их отрасли задыхаются без современного оборудования, без сырья и комплектующих, без надежной реализационной сети. «Но, - продолжали они, - все это могут инвестировать зарубежные партнеры, которым выгодно строить сборочные конвейеры в самом центре Европы. Достаточно создать надежную правовую базу для таких инвестиций».

Связисты и транспортники «пели оды земле и небу», где так густо переплелись пути с запада на восток и с севера на юг. Достаточно не спугнуть тех, кто выбирает кратчайший путь – через центр Европы.

Зашуганные «торгаши и посредники» робко намекали, что на одних торгово-посреднических операциях все белорусы станут долларовыми миллионерами. В центре Европы должна процветать самая оживленная торговля. Только не надо мешать, не надо гнать предпринимателей как «вшивых блох».

После таких рассказов, проверенных логикой и статистикой, не осталось двух мнений о том, где в Республике Беларусь «несметные сокровища» и как их задействовать без надрыва и насилия. И самые незатейливые, и самые тщательные подсчеты доказывали: при разумном подходе мы можем очень выгодно использовать преимущества географического положения. И для этого не придется никого подстегивать или искусственно стимулировать - все само вырастет, если убрать помехи.

Так и родился проект Директивы «Об основных направлениях социально-экономического развития». В нем не было ничего «взятого с потолка». Я только записал самое главное из того, что услышал от практиков.

Направляя проект руководству Совета Министров и Администрации Президента, я «вопреки очевидности» надеялся на понимание и какую-то поддержку. Но меня понимали по-своему: Глава Администрации Президента и Премьер-министр хотя и поддержали основные положения проекта, все равно продолжали настаивать на дополнении моего проекта всеми традиционными сферами «многовекторного» развития отечественной экономики. Такое одобрение равносильно уничтожению. Ведь, прислушавшись к подобным рекомендациям «старших и более опытных товарищей», можно получить не развитие, а ускоренное истощение, неизбежное при распылении сил «пуще прежнего».

Об этом и спорили на заседании Президиума Совета Министров в субботу - 13 ноября. Было много добрых слов в мой адрес, но по проекту не договорились. Мои предложения и правительственные заключения по ним сложили в пухлый конверт и воскресным вечером (14 ноября) положили на стол Президенту.

Отчаянно ждал хоть каких-нибудь результатов. Но Президент молчал: ни слов, ни резолюций в мой адрес. Я не смел подгонять Главу государства. Между тем, он все решил сразу же. Просто не посчитал нужным ставить меня в известность. Бегло пролистав мои материалы, отдал их С.С. Лингу3 и М.В. Мясниковичу4 с резолюцией «Для заключения и внесения». Первым не смолчал М.В. Мясникович – через пару недель обмолвился: «Президент Вам сказал – не то».

В начале декабря появился новый правительственный проект Директивы, отличающийся от первоначального вкраплением общих мест из моего проекта. Я опять писал замечания о распылении сил и средств. Но кого это волновало?!

В конце декабря в наш главк для визирования поступил еще один проект Директивы под редакцией М.В. Мясниковича. Проект имел несколько иное название, но по содержанию был еще больше похож на первый проект, из-за которого все и началось. Круг замкнулся.

Я снова писал Президенту про бессодержательность и декларативность проекта, пытался пробудить отвращение к неуклюжим штампам. Но, узаконив эти штампы Указом от 14 января 2000 г. № 18, А.Г. Лукашенко показал, что «лично я» был нужен ему не больше, чем конь Калигуле. Мной «потоптали» Правительство и забыли в стойле «до востребования».

Вождь своего добился – подданных «подхлестнул». Правда, после такой нервотрепки даже терпеливейший С.С.Линг запросился в отставку… Нагнетаемое напряжение доконало самого покладистого из белорусских чиновников. Да и я больше не хотел работать в государственном аппарате, где нарастающую бедность пытаются преодолеть «кнутами» вроде меня и фразами типа «обеспечить системность в проведении ценовой политики, паритетность и согласованную пропорциональность цен на продукцию различных отраслей экономики», «усилить контроль за правильностью формирования и применения цен и тарифов».

 

«Я видел секретные карты –

Я знаю, куда мы плывем.

Капитан, я пришел попрощаться с тобой,

С тобой и твоим кораблем»5.

Но я не могу примириться с тем, куда плывет Беларусь. Это моя Родина, и для нее есть счастливый фарватер! Хочу рассказать народу… С надеждой на пониманье…

читать статью «Наше богатство»