качай извилины здесь!

автор:

Доклад
Избранные вопросы
Античной литературы

октябрь 2012 г.

Структуру и содержание моего доклада определил один решающий фактор: античной литературы много. И она никак не может уложиться в один доклад или даже в одну голову, особенно если та отчасти уже занята другими предметами. Однако даже в самой загруженной голове можно отыскать лакуны пригодные для заполнения самыми интересными вопросами, связанными с античной литературой и зрелищной культурой. Я постаралась эти вопросы обнаружить и подготовила ответы на них, с которыми вам предстоит познакомиться.

На каком языке написана древнегреческая литература?

Кажется, выбор у древних греков был невелик. Однако! язык, который мы обычно называем древнегреческим не что иное как койне («общее наречие») – искусственный язык, сформировавшийся лишь к началу III в. до н.э. Все «классические» древнегреческие произведения от знаменитой Илиады до не менее знаменитых диалогов Платона к тому времени были уже написаны. И до, и после появления койне – древнегреческий язык состоял из множества местных наречий.

Значит, древнегреческая литература написана на различных древнегреческих диалектах? Да! Но язык, на котором написано то или иное произведение древнегреческой литературы определяется не местом рождения автора, а – жанром.

Три основных наречия греческого языка: ионийское, эолийское и дорийское.

Язык героического, философского и дидактического жанра - происходит из малоазиатской Ионии. Где-то там в IX-VIII в. до н.э. сложилась традиция исполнения песен о пирах, сражениях и приключениях богов и героев, которые легли в основу главного предмета гордости и поклонения каждого образованного эллина последующих веков – поэм Гомера. Примерно половина сохранившихся до наших дней древнегреческих папирусов – это отрывки из Гомера. И потому само собой разумелось, что любой эпос мог быть написан только гомеровским языком. Со временем тематика эпической литературы расширилась: от героических пиршеств и легендарных драк до сельского хозяйства, каталогизации богов и решения философских проблем (к примеру, существования в природе актуальной бесконечности), но язык остался прежним – ионическим.

Лирическая поэзия, отчасти также ионийско-язычная, в основном написана эолийским диалектом – языком Беотии, Фессалии и, что особенно важно, языком острова Лесбос – родины популярнейших поэтов-певцов того времени Алкея и Сапфо. Мелика - так называется поэтический жанр, в котором они преуспели - была предназначена для пения, а не декламации, но их музыкальная составляющая затерялась в веках. Остались только отдельные строфы, возможно, самые личные и самые эмоциональные тексты в древнегреческой литературе вплоть до александрийской поэзии.

 
Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
Слушает голос
И прелестный смех. У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться.
(Сапфо)
 
И какая тебя
так увлекла,
в сполу одетая,
Деревенщина? ....
Не умеет она
платья обвить
около щиколки.
(Сапфо)

 

Хоровая лирика, представлявшая собой в основном религиозные и спортивные гимны, звучала на языке самых патетичных, аскетичных, спортивных и воинственных жителей Эллады – спартанцев. Дорийский диалект – язык Пелопоннеса, Крита и Родоса - считался наиболее подходящим для того, чтобы воспеть олимпионика, вне зависимости от того, из какого полиса он происходил.

 

МЕГАКЛУ АФИНСКОМУ,

из рода Алкмеонидов, изгнаннику,

на победу в колесничном беге.

Год - 486.

Державные Афины -

Лучший зачин

Воздвигаемым песнопениям

Конному роду могучих Алкмеонидов.

Какое отечество, который дом,

Назову я виднее в эллинской молве?

Город городу говорит о них,

О сынах Эрехфея, для тебя, о Аполлон,

Дивную воздвигших обитель у божественного Пифона.

Влекут меня пять истмийских побед

И та, олимпийская, отменная перед Зевсом,

И эти две, что при Кирре, -

Твои и твоих отцов победы, Мегакл!

В радость мне новое благо твое,

В горесть мне - зависть, награда лучших дел;

Воистину говорят:

Счастье, которое долго в цвету,

И добром и злом лежит на осчастливленных.

(Пиндар)

 

В начале V в. до н.э. возвышение Афин вывело в литературные лидеры поддиалект ионийского – аттический. На нем писали произведения самых новых, самых модных жанров – трагедии и комедии. Правда с трагедиями все не так просто: мифологические и исторические сюжеты обязательные для этого жанра очевидным для эллина образом подразумевали Гомеровский язык – ионийский. И он там есть – отдельные слова, обороты и даже ударения придавали слишком «уличному» на вкус образованного афинянина аттическому - возвышенность и пафос, так необходимый для пьес о славных победах – своих и героических предков.

Аттический постепенно вытеснил ионийский и из последней сферы его употребления – прозы, в которой тот прежде был утвержден Геродотом, Гераклитом и Гиппократом. На аттическом писали Платон, Аристотель (проживавший после изгнания из Афин, между прочим, при дворе македонских царей, где в ходу был совсем другой диалект) и, разумеется, все известные Афинские ораторы.

Походы Александра III Аргеада, известного у нас под прозвищем Македонский и эпитетом Великий, объединили до сих пор обособленные греческие полисы в единое государство, для которого был разработан общий литературный язык – койне. Он был в употреблении весь эллинистический период, однако к созданию классических произведений и жанров опоздал, зато прижился в новой аттической комедии и александрийской поэзии, отличавшихся от старой лирики и драмы исключительным вниманием к быту и повседневности и таким же исключительным невниманием ко всему остальному.

Писали ли греки ямбом?

Общеизвестно, что стихотворные размеры: ямб, хорей, дактиль, амфибрахий, анапест - имеют греческое происхождение. И все-таки ямбом, в нашем современном понимании, греки не писали. Для того чтобы разобраться, возьмем, к примеру, самый известный плагиат в русской литературе:

 

Я па′мятни′к себе′ воздви′г неру′котво′рный,

К нему′ не за′расте′т наро′дная′ тропа′

(А.С.Пушкин)

 

Такое чередование безударных и ударных слогов _ _′ - это знакомый нам ямб, где каждый второй слог ударный. Он произносится дольше, громче, сильнее.

Но в фонетическом отношении древнегреческие языки существенно отличаются от современных европейских. Слоги в них различались по «продолжительности»: одни - доолгие, другие - краткие; долгий слог произносился приблизительно вдвое протяжнее, чем краткий. Это давало основу для музыкального ритма, и ритмическое ударение следует отличать от обычного речевого, для ритмического ударения была характерна не большая громкость, а большая высота звука. Ударение могло иметь восходящую, нисходящую или сложную (с переломом посредине) интонацию. Греческое стихосложение основывалось на различных сочетаниях долгих и кратких слогов; причем речевые ударения не оказывали на размер никакого влияния.

Если бы, к примеру, известному своими хромыми ямбами поэту Гиппонакту предложили прочитать этот текст, предупредив, что он написан ямбом. Это бы звучало приблизительно так:

 

Я паамятниик себее воздвииг неруукотвоорный,

К немуу не заарастеет нарооднаяа тропаа

 

А вот так звучит по-русски сам Гиппонакт:

 

Я злу отдам усталую от мук душу,

Коль не пришлешь ты мне ячменных круп меру.

Молю не медли. Я ж из круп сварю кашу

Одно лекарство от несчастья мне: каша!

 

Написал ли Гомер свои поэмы?

На этот вопрос нет ответа, убедительного для всех спорщиков. И здесь у Гомера куда более серьезные проблемы, чем у Шекспира, которого некоторое время назад лишали авторских прав на его пьесы, подозревая в неграмотности. Одно можно сказать точно: даже если «Илиада» и «Одиссея» принадлежат гению легендарного Гомера, он их не писал. Предполагаемое время и место первой записи поэм - VI в. до н.э., Афины. В то время как «Илиада» и «Одиссея» получили широкое распространение в Греции еще в дописьменный период.

Есть предание, будто в Спарте исполнение этих поэм было введено Ликургом в IX в. до н. э. Однако, учитывая то, что законодатель Ликург личность не менее легендарно-сомнительная, чем Геракл или сам Гомер, возьмем более достоверные сведенья. В VII в. до н.э. величайшие поэмы были известны в Афинах, где их исполнением зарабатывали на жизнь профессиональные декламаторы-рапсоды. В это же время, по-видимому, и была сделана и первая их запись. То есть через столетие, или даже два (как предполагают современные исследователи), или три (как считали сами эллины) после их сочинения. Все это - немалое время поэмы хранились исключительно в памяти исполнителей, на чьей совести и неизменность текста.

Текст поэм, который мы привыкли считать гомеровским, - на самом деле, является поздней редакций профессиональных античных филологов, составленной не ранее III в. до н.э. Филологи эти в авторстве Гомера не сомневались, но рапсодам и переписчикам не доверяли. Руководствуясь какими-то не дошедшими до наших дней соображениями, они отделили гомеровские строки от негомеровских и последние вычеркнули. Публикация вычеркнутого состоялась лишь в конце XVIII в. н.э., в эпоху Просвещения. Вычеркнутый текст по объему значительно превосходит текст самих поэм.

Сомнения в существовании Гомера также не заставили себя долго ждать. Неверящие обращали внимание на:

- существенные различия между Илиадой и Одиссеей (возможно, у них разные авторы);

- то, что отдельные части поэм (эпизоды и сюжетные линии) уводят в сторону от основного повествования (возможно, это чужеродные вставки в гомеровский текст):

- то, что в текстах поэм встречаются очевидно разновременные слои (возможно, отдельные части поэм были написаны в разные эпохи);

- сохранившиеся свидетельства исполнения поэм по частям (возможно, поэмы коллективное творение множества авторов, в VI в. до н.э. собранное воедино, подогнанное и отредактированное).

Верящим в Гомера остается лишь крепиться под натиском оппонентов, отбивая их аргументы: списывая противоречия и отступления на немалый объем произведения, разновременные слои на стилизацию, и не забывая указывать на общее единство поэтики и композиции произведений.

Вся римская литература – плагиат?

Отличить римскую литературу от греческой просто. Во-первых, по латинскому языку. Во-вторых, по именам людей и богов. А в-третьих, даже самые точные римские копии греческих оригиналов отличаются глубиной и сложностью, а именно: они ПРОСТЫ И НЕГЛУБОКИ. Почему так? Ответ корениться в культурных различиях между эллинами и римлянами. Что было важно и привычно для одних, невозможно у других.

Даже в эпоху республики римляне никогда не чувствовали себя так свободно, как эллины. А наиболее значительные произведения и вовсе были созданы в эпоху становления империи. И если греческая литература ограничена главным образом интересами и способностями своих создателей, то в Риме писать следовало с известной оглядкой на политическую ситуацию и вездесущее законодательство.

С другой стороны грекам не был свойственен пламенный и дисциплинированный римский патриотизм. Афинянин Софокл пишет трагедию о фиванском царе Эдипе, а фиванец Пиндар славит в гимнах афинских спортсменов – и это никого не удивляет. Определить, гражданином какого полиса был греческий автор нередко нельзя ни по языку, ни по содержанию его произведений.

А вот римские значительные произведения должны были писаться по-римски и только о Славной, Могучей, Великой, Непобедимой Отчизне - и больше ни о чем!

Изначально литература вообще не свойственна латинянам. Мода на нее приходит в Город на семи холмах с завоевание греческих полисов Южной Италии. И это покоренные греки пишут первые произведения на латинском (переводы и адаптации своей родной литературы). Потом сами же их и преподают в собственных риторических школах. Однако перевести на язык римской культуры удается далеко не все. Для героического эпоса отчаянно не хватает римской мифологии.

Трагедии вызывают у римлян скуку, и загнать их на представления можно лишь силой и хитростью (например, добавив в перерывах выступления акробатов, танцоров и фокусников). Комедия приживается, но не классическая, наподобие аристофановской, предназначенной для зрителя взыскательного и литературно подкованного, пришедшего посмеяться над всем известным философским спором или над всем надоевшей межполисной войной или, на худой конец, над героями и богами. Такого благочестивый римлянин не позволил бы себе, хотя бы из страха перед властными жреческими коллегиями.

А вот новая аттическая комедия приходится римлянам по душе: это понятные бытовые сценки, сюжет разворачивается, как правило, вокруг любовной коллизии, счастливо разрешающейся к финалу, плюс стандартный набор персонажей-типов – сводники, хвастливые солдаты, жадные престарелые отцы, хитрые слуги, молодые повесы, добродетельные, но невезучие девицы, наивные юноши и ловкие гетеры.

Поэзия приходит в римскую литературу постепенно. Шаг за шагом. Освоение каждого нового жанра становится огромной заслугой отдельного автора, а иногда - поколения.

И хотя греческие жанры, поэтические размеры, литературные приемы, наконец, сюжеты и даже отдельные фрагменты текстов в римской литературе отчетливо прослеживаются, нужно очень плохо знать филологов, чтобы поверить, будто они не обнаружили в своих исследованиях УНИКАЛЬНОСТЬ и СВОЕОБРАЗИЕ римской литературы в сравнении с источником столь обширных заимствований.

«Проблема зависимости римской литературы от греческой становится в наши дни важной научной проблемой, требующей все новых и новых исследований, призванных выявить черты римского своеобразия и показать, в чем же состоит тот вклад, который внесли римляне в сокровищницу мировой культуры и искусства» - пишут Н.А. Чистякова и Н.В. Вулих в «Истории античной литературы» (М.: Высш. школа, 1971.).

Не филологу сделать это гораздо сложнее. Поэтому в помощь простому читателю мною составлен список самых оригинальных римских авторов, их произведений и филологических комментариев к ним:

1) Тит Макций Плавт - автор паллиат или «комедий плаща», названных так, потому что актеры выходили на сцену в греческих плащах. Сюжеты и основных персонажей своих паллиат Плавт берет у эллинистических писателей «средней» и «новой» аттической комедии.

2) Публий Теренций. В отличие от Плавта, этот комедиограф проявлял особый интерес к творчеству Менандра. Он не только черпал сюжеты в комедиях этого прославленного эллинистического драматурга, но и стремился воссоздать тонкость менандровских характеров и гуманную направленность его пьес.

3) Луцилий - создатель первых римских сатир. Сами римляне считали сатиру оригинальным римским жанром. Однако есть все основания полагать, что сатирики Рима опирались на традиции эллинистической литературы. Слово «сатура» - латинское, означает «смесь». Эллинистическому поэту Каллимаху, автору эстетического принципа «максимальная пестрота», принадлежит сборник ямбов на различные темы: тут была и литературная полемика, и поздравительные послания, и забавные басенки, и насмешливые стихи. Известны и другие сборники эллинистических авторов аналогичного содержания. Очевидно, словом «сатира» римляне и называли подобного рода книги, но позднее оно стало обозначать один из жанров этих сборников - злые и насмешливые нападки на нравы современников.

4) Гай Валерий Катулл - единственный из кружка неотериков («новых»), чьи стихотворения уцелели до наших дней. Все поэты-неотерики были поклонниками ученой александрийской поэзии и писали подражательные эпиграммы, элегии и эпиллии (небольшие поэмы на греческие мифологические темы).

5) Тит Лукреций Кар - крупнейший поэт своего времени (середины I в. до н.э.), автор большой эпической поэмы «О природе вещей», в которой он… излагает материалистическую философию эллина Эпикура, страстным поклонником которой являлся и с которой его соотечественники в большинстве своем еще не были знакомы.

6) Публий Вергилий Марон - самый классический римский автор. Создатель сразу трех значительных произведений:

- «Буколик» - пастушеских идиллий, написанных в подражание аналогичным произведениям Феокрита;

- «Георгик» - поэмы, задуманной как философский эпос о природе и сельском хозяйстве. Среди ее источников, помимо прочего, ботаника Феофаста, астрономическая поэма Эратосфена и дидактический эпос Гесиода «Труды и дни», откуда, возможно, позаимствована главная сентенция о всепобеждающей силе труда;

- «Энеиды» - образцовой эпической поэмы римлян. На ней воспитывались юноши, ее заучивали в школах, многие строки из этого произведения стали крылатыми выражениями, и археологи часто встречают их на стенах. К примеру: «Я данайцев боюсь и дары приносящих». Поэма эта о странствиях и деяниях троянского героя Энея, основавшего новое царство в Италии, давшее начало Риму.

Вергилий, несомненно, с огромным вниманием и тонким пониманием изучил творчество Гомера; следы внимательного чтения и тонкой интерпретации встречаются в «Энеиде» повсюду. Уже древние указывали на то, что Вергилий соединил в своей поэме «Одиссею» и «Илиаду», посвятив первую часть скитаниям, а вторую - войнам Энея. Как Одиссей рассказывает о Троянской войне и своих странствиях на пиру у Алкиноя, так же и Эней повествует о гибели Трои и своих скитаниях на пиру у Карфагенской царицы Дидоны. Сцены сражений во второй части поэмы напоминают боевые эпизоды «Илиады», в частности поединок Энея и Турна похож на поединок Ахилла и Гектора. Перечисление италийских племен, готовящихся к сражению, напоминает знаменитый «Каталог кораблей» «Илиады» и т.д. Так же как в поэмах Гомера, в «Энеиде» есть олимпийская линия: Венера помогает своему сыну Энею, Юнона всячески мешает ему доплыть до Италии, так как озабочена судьбой своего любимого города Карфагена, который должен быть в отдаленном будущем разрушен римлянами, а Юпитер вершит судьбы героев. Отдельные художественные сравнения, описания и эпитеты также вдохновлены Гомером. Однако Вергилий, опираясь на гомеровские традиции, несомненно, создает оригинальное произведение.

7) Квинт Гораций Флакк - еще один классик римской литературы. Автор од и сатир – наставительных моралистических стихов, по форме восходящих к эолийской поэзии Алкея, Сапфо и Анакреонта, по содержанию к эпикурейской философии.

А вот это уже где-то было:

 

Памятник я воздвиг, меди прочнее он,

Выше, чем пирамид царственных гордый взлет.

Дождь, точащий гранит, и Аквилона вихрь

Не разрушат его. Неисчислимый ряд

Лет над ним пролетит и пробегут века.

Нет! Не весь я умру, лучшая часть меня

Похорон избежит. Слава моя цвести

Будет вечно, пока в Капитолийский храм

Жрец восходит, и с ним дева молчащая.

Стану известен всем. Скажут: родился я

Там, где Ауфид шумит, там, где некогда Давн

В бедных водой полях правил сельской страной,

Ставший царем беглец. Первый я перевел

Песнь эолийскую на италийский лад.

Будь же мною горда, о, Мельпомена, взяв

Лавр дельфийский, увей с лаской чело мое!

 

8) Публий Овидий Назон – один из четырех римских элегиков. Любовные римские элегии представляют собой подражание эллинистическим образцам (Каллимаху, Фаноклу, Филлиту, Асклепиаду). В александрийской поэзии поэтические биографии (реальных и мифологических персонажей), наполненные личными переживаниями – особенно любовными – составляли одну из самых популярных разновидностей элегии.

9) Сенека - единственный римский драматург, чьи произведения сохранились до нового времени. Он знаменит трагедиями «Медея», «Федра», «Эдип», «Агамемнон», сюжеты для которых, что очевидно из названий, взяты из древнегреческой драматургии. Правда, драмы Сенеки отличаются от греческих проповедью философии стоицизма. Впрочем, сам стоицизм был также порождением эллинистической культуры.

Думаю, вы уже не удивитесь тому, что эпиграммы Марка Валерия Марциала и сатиры Децима Юния Ювенала также восходят к соответствующим жанрам и образцам александрийской поэзии. А знаменитое произведение Апулея «Метаморфоза или Золотой осел» является расширенной версий «Лукия-осла» эллина Лукиана.

Подведу итог: одни произведения римской литературы могут быть сочтены по современным меркам плагиатом, другие - весьма неоригинальными подражаниями. Но что-то особенное отыщется всегда и степень уникальности римской литературы каждый может определить сам, в меру своей начитанности и предвзятости.

Много ли общего между «циркусом, архестрой, схеной» и «цирком, оркестром, сценой»?

Ни для кого не секрет, что свой облик современная цивилизация обрела не при Путине. Ее краеугольные камни выглядывают из развалин и исторических памятников ХХ, XIX, XVIII, XVII вв. н.э., Ренессанса и Античности. Что касается зрелищной культуры – то Шекспир, Мольер и Голливуд основательно видоизменили ее со времен Эллады и Вечного Города. Но в слове «кинотеатр» и самый древний эллин уловил бы что-то знакомое и родное («кинотеатр – театрон кины?» - место для осмотра движений).

Мы используем множество греко-латинских слов: пусть и не по их прямому назначению, но с намеком - на тех, кто затеял эту игру в высококультурность.

Как же был устроен эллинский театрон – «место, куда приходят посмотреть»?

Для него выбирали холм покруче, в склоне которого вырубали полукруг ступеней-сидений. У подножья «зрительного зала» располагалась площадка-архестра, на которой происходило действие пьесы. За архестрой – палатка с театральным реквизитом и гримерка по совместительству под названием скена. Со временем скену стали использовать и как элемент декорации - на ней изображали дом или дворец сообразно сюжету.

Актеры греческой трагедии носили маски, длинную многослойную одежду и обувь на высокой платформе (катурны), благодаря чему выглядели выше и значительнее, как и положено легендарным героям. А если требовалось вывести на сцену бога, то он появлялся над архестрой во всем блеске спецэффектов, какой только могли обеспечить эллинам их машины. (Известное выражение «бог из машины», а точнее «бог на машине», появилось во времена еврепидовских комедий.)

Костюмы актеров комедий были похожи на повседневную одежду греков, однако они должны были вызывать смех, и поэтому отличались нарочитой уродливостью, были короткими и почти всегда дополнялись накладным животом, задом и т.п. Комические маски подчеркивали характеры персонажей, а если персонаж был современником, то имели шаржированное портретное сходство.

Представления строились на чередовании в строго определенной последовательности пения и декламации.

Одна из важнейших ролей в постановке обязательно принадлежала хору - своего рода собирательному персонажу. Хор не принимал участия в сюжетном действии, но активно комментировал его, давал оценку героям, осуждал их или хвалил, вступал с ними в беседу, а иногда пускался в философские рассуждения.

В трагедиях хор был серьёзным и вдумчивым. Чаше всего он по замыслу автора представлял почтенных граждан города, в котором происходит действие. В комедиях хор нередко составляли шуточные персонажи, например, лягушки из болота загробного мира в комедии Аристофана. Комедийный хор, в отличие от трагического, непрерывно перебивал актеров и встревал в ход событий со своими шуточками. А когда герои спорили, ссорились или дрались, доказывая свою правоту, разделялся на два полу-хория и азартно болел за них, подначивал, а иногда и сам устраивал потасовку.

Что ставили в Афинском театре?

Больше всего нам известно о театральной жизни Афин – здесь на трех религиозных праздниках Великих и Малых Дионисиях и главном – Пан-Афиниях ставили свои пьесы самые знаменитые драматурги Эсхил, Софокл, Еврипид, Аристофан, Менандр.

Театр в Афинах располагался на склоне Акропольского холма и вмешал пятнадцать тысяч зрителей. Начинались представления рано утром и продолжались до вечера несколько дней подряд. В дни театральных представлений афиняне не работали - посещение театра было их святой обязанностью. Самым бедным даже выплачивали деньги, чтобы восполнить убытки.

Специальное жюри выбирало лучшую драму. После каждого представления имена авторов, названия пьес и присвоенные им места записывались на мраморных досках. По этим записям нам известны, к примеру, 123 трагедии Софокла (сохранилось только 7), 44 аристофановских комедии (сохранилось 11) и 105 комедий Менандра (целиком не сохранилась ни одна).

Трагедии было принято писать четвёрками - тетралогиями: три трагедии на какой-либо один мифологический или исторический сюжет и заключительный бонус к ним - развлекательная сатирическая драма (действующие персонажи – сатиры), всласть пародирующая тот же мифологический сюжет.

В первых театральных постановках актёр был всего один, а партнёром его являлся хор или предводитель хора - корифей. Второй актер был новаторским ходом трагика Эсхила, третий – Софокла. Если действующих лиц в трагедии было больше трёх, то один актёр исполнял несколько ролей. Все актеры были мужчинами. (К слову, для женских глаз были предназначены только трагедии, комедии считались чересчур фривольными.)

Трагедия начиналась с того, что из скены на орхестру выходил поющий хор. Хоровая партия, исполняемая в движении, называлась парод (в переводе с греческого «проход»). После этого хор оставался на орхестре до конца.

Речи актёров именовали эписодий (буквально «привходящий», «посторонний», «не относящийся к делу»). Такое название вызвало у учёных предположение, что драматические представления возникли из хоровых партий и именно хор поначалу был главным «действующим лицом».

За каждым эписодием следовал стасим (от греческого «неподвижный», «стоячий») - партия хора. Чередование их мог нарушить коммос («удар», «биение») - страстная или скорбная песнь, плач по герою; его исполнял дуэт корифея и актёра. Эксод («исход», «выход») - заключительная часть трагедии. Как и вступительная, она была музыкальной: покидая орхестру, хор исполнял свою партию вместе с актёром.

Впрочем, в таком виде греческая трагедия существовала недолго - всего 100 лет. У Еврипида она постепенно утрачивала первоначальный облик; хоровые партии вытеснялись актёрскими, музыка – декламацией. А Еврипид превратил трагедию в бытовую драму по содержанию.

Свой облик меняла и греческая комедия. Ставить комедии начали в V в. до н.э. Комедийные постановки этого времени отличались собственными правилами. Открывали представление актёры; эта сценка называлась пролог. Затем вступал хор. Комедия тоже состояла из эписодиев, но стасимов в ней не было, потому что хор никогда не замолкал. Составным элементом комедии являлась парабаса (от греческого «проходящая мимо») - хоровая партия, не имеющая почти никакого отношения к сюжету. В парабасе хор как бы говорил от лица автора, который обращался к зрителям и комментировал собственное произведение.

Со временем хоровые партии в комедии сокращались, и уже в IV в. до н. э. греческая комедия, как и трагедия, приблизилась по форме и содержанию к бытовой драме. Эта ее новая форма получила название средней, а потом новой аттической комедии.


Приложение

Сравнительная таблица

Ελλας vs Roma

 

Древняя Греция Древний Рим
свобода дисциплина
философы юристы
общество государство
научные изыскания завоевательные войны
театры и спортивные игры зрелища и зрелища