качай извилины здесь!

автор:

Дорога к объединению Германии

Опубликовано с исправлениями под названием «Дорога к объединению…» в газете «Советская Белоруссия» 23 октября 1999 года

Размышляя над проектом белорусско-российского Договора о созданииСоюзного государства, невольно обращаешься к историческому опыту другихнародов…

6 августа 1806 г. 16 немецких государств объявили о выходе из «состава»Священной Римской империи германской нации и основали Рейнский союз. Об этомнемедленно известили Наполеона I, который охотно принял союз под свойпротекторат. Германский император Франц II отрекся и стал Францем I Австрийским.Вековая империя превратилась в парад суверенитетов под пятой Франции.

Но в 1815 г. Франция была разгромлена. Среди победителей немецкиегосударства. И как результат на Венском конгрессе подписан договор осоздании Германского Союза (37 государств и 4 вольныхгорода). Во время работы конгресса в семье прусского барона Бисмарка фонШёнгаузена родился сын – Отто Эдуард Леопольд.

К сожалению, Германский «союзный акт» не восстановил былое единство, апородил странный процесс, растянувшийся на многие десятилетия. Был Союз иСоюзный сейм с «рамочным законодательством», но не было ни единой власти, ниединой политики, ни единых финансов, ни единого дипломатическогопредставительства. Не было даже единой системы мер и весов. Союзников разделялитаможенные границы. Под лозунгами объединения Германии и даже Европы в целомсозывались бесконечные конгрессы с пирами и танцами, подписывались договоры,создавались таможенные и иные союзы. А «Германия, – по словамФ. Энгельса, - была не только бессильной и беспомощной, раздираемойвнутренними распрями, обреченной на жалкое прозябание в политическом, военном ипромышленном отношении, но, что еще гораздо хуже, Франция и Россия приобрелиправо на расчленение Германии».

Трудно передать ту горечь, которую испытывали победители, взирая, какрасцветает побежденная Франция. Что мог противопоставить ей постояннообъединяющийся Германский союз? Желание большинства союзников примкнуть кбольшой и могучей Франции?!

В аморфном союзе доминировала Австрия. И не только потому‚ что быласамым большим осколком Священной империи. Многонациональная Австрийская империяпребывала в том же состоянии полураспада, что и весь Германский союз. Поэтому методыуправления, которые использовались внутри Австрии, легко превращались в методывлияния внутри Германского союза. Они не допускали полного распада, но и невели к объединению.

Наступила эпоха таких людей‚ как австрийский канцлер Меттерних. Подобныелидеры, как и простые немцы, искренне мечтали о единой Германии, но все жесобственные амбиции и личное благополучие ставили на первое место. Интересныепоездки и встречи, дружба со всеми великими, высокое положение и материальноеблагополучие, европейская известность - чего еще может желать амбициозныйполитик?

Голос Фридриха Вильгельма III - короля 10-миллионной Пруссии,взывавшего к восстановлению Великой Германии, тонул в многоголосии немецкихнаречий. Когда прусский премьер Штейн по поручению короля заговорил огосударстве с единой властью‚ его заклевали как врага независимости и апологетаабсолютизма. Со временем за прусскими королями закрепилсяустойчивый имидж интеграторов. Этот имидж сопровождали насмешки о претензиях наимператорский престол в Вене.

И не нашлось политика, который бы поставил интересы Германии превышевсего, выступил против сторонников удельной независимости, а заодно Англии,Франции и России.

А «душка» Меттерних, друг всех известных императоров, порхал прекраснойбабочкой на сцене европейской политики. Он умело служил и мечте о единстве иреальной автономии каждого государства. Немецкие государства слабели, терпеливоенные и дипломатические поражения, а Меттерних набирал силу. В 1805 годусокрушительное поражение при Аустерлице. – Меттерних посол в Париже. В 1809году Австрия наголову разгромлена Наполеоном. – Меттерних - министр иностранныхдел. В 1814-1822 годы международные конгрессы, закрепившие распад Германии исоздание Священного союза во главе с Россией. – Меттерних – канцлер дома,дворца и государства. В 1825 г. грандиозный экономический кризис в Австрии, апотом войны во всех национальных окраинах. - Меттерних на вершине политическоговлияния. Он богат, знатен, трижды выгодно женат, среди его любовниц множествопрекрасных и знатных дам…

Меттерних велик. Маленьких меттернихов тысячи, все они наслаждаютсяпроцессом бесконечной интеграции, переезжая с одного конгресса на другой. Ихкормит вся Германия, они кормят всю Германию мечтой о восстановлении былоговеличия. Они верят в себя, но у них ничего не получается. Международныеконференции дают пустые договоры. Договоры не выполняются.

Время шло. Кризис распада нарастал.

1848 год принес во Францию новую буржуазную революцию и бурныйиндустриальный подъем, а в Германский союз голодные бунты и борьбу всех противвсех. Смещенный Меттерних бежит в Лондон.

А в Берлине депутат Бисмарк рвется к королю, добиваясь решительных мерпо восстановлению государственной власти. Ему плевать на разъяренную толпу идуэльные пистолеты. Ему не страшен гнев обиженной королевы. «Народ не хочетвидеть, как прусское королевство распадается в гнилом болоте южно-германскогобеспорядка», – твердит упрямый юнкер…

Король Пруссии Фридрих Вильгельм IV, опираясь на поддержку таких «рыцарейбез страха и упрека», как Бисмарк, быстро и практически бескровно навел порядоку себя и пришел на помощь соседям. Разделить Германию не успели.

Бисмарк своей решительностью так напугал королевскую камарилью, что пронего тут же «забыли»… Но земляки опять избрали барона своим депутатом.

И парламент услышал: «Германского единства добиваются все, ктоговорит по-немецки, но франкфуртская конституция подорвала бы и разрушила тоздание государства, которое возводилось веками и полито кровью наших предков.Без этой Конституции Пруссия скорее могла бы объединить Германию».

Дело в том, что во Франкфурте-на-Майне Союзный сейм в целях дальнейшегоуглубления интеграции предложил прусскому королю пост Германского императорапри условии, что король создаст империю с парламентской формой правления.Бисмарк был чуть ли ни единственным депутатом, поддержавший прусского короля,отвергшего «железный ошейник» парламентаризма.

Уже тогда, изучая труды Спинозы, Гоббса и Гегеля‚ Бисмарк понимал, чтоне аморфная Австрия, а небольшая Пруссия в силу своей сплоченности можетобъединить Германию под властью монарха, а не под лозунгами английского либерализма.Впрочем, не Бисмарк придумал объединение немецких земель вокруг Пруссии.Он только осмысленно подошел к тому, что пытались делать до него.

В 1849 г. Пруссия создала унию немецких государств, а в 1850 годупредложила германскую федерацию (равноправное союзное государство). Возмущенныеавстрийцы решительно выступили против унии, за прежний Союз (альянс независимыхгосударств). Спор перерастал в военный конфликт. Осознавая собственноебессилие, Пруссия сдалась, распустила армию, отказалась от унии и призналастарый Союзный сейм.

Но король Пруссии не мог смириться с тем, что его опять разжаловали в «младшиепартнеры», сделали мишенью для красноречия Союзного Сейма, и потому назло всемназначил «бешеного Бисмарка» чрезвычайным и полномочным посланником в этомсейме. И австрийцы попятились под натиском прусского представителя. Сменилосьтри австрийских посланника, а влияние Пруссии в Союзном сейме росло, как надрожжах. Тогда воспользовавшись болезнью прусского короля, австрийцы уговорилирегента перевести посланника Бисмарка в Россию.

Раздосадованный Бисмарк писал: «Австрийцы являются и останутсяшулерами, и не думаю, что при их безграничном честолюбии и при их внутренней ивнешней политике, лишенной всякого понятия о праве, мы когда-либо добьемсячестных союзнических отношений с ними; они постоянно оставляют себе львинуюдолю и толкуют о согласии только тогда, когда это служит их целям и подрывунаших. Германский вопрос будет решен не в парламенте, а в сфере дипломатии и наполе сражения!»

Между тем Франция в союзе с Англией сокрушила Россию и Китай, в союзе сСардинией – Австрию. В Европе снова восторжествовал бонапартизм. Экономическийрост во Франции измерялся сотнями процентов.

Регулярная армия, винтовки, железный флот требовались и Пруссии. Нопредложения нового короля Вильгельма I парламент не поддержал. Франция подгрохот собственных пушек в Крыму, Италии, Юго-Восточной Азии, а потом и вМексике твердила о миссии мира и гуманизма. Большинство прусских депутатовподхватывало те же разговоры и не желало финансировать «сумасбродные планыкартечного принца», когда «народ живет так бедно».

Двухлетний конфликт короля и Парламента превращался в борьбу за власть.В конфликтное время несколько раз вставал вопрос о назначении «коршуна» - Бисмаркапремьером (министром-президентом), но Вильгельму говорили, что Бисмарк подомнетвсех, включая самого короля.

Осенью 1862 г. все силы Пруссии открыто сплотились против короля.Вильгельм I приготовил манифест об отречении и вызвал к себе Бисмарка. «Посколькумне никого не назвали и я сам не нашел никого другого, кроме него», –объяснил король. Бисмарк заверил монарха, что справится с ситуацией. «Еслипри таком положении Ваше Величество повелит мне сделать что-либо с моей точкизрения неправильное, то я, правда, откровенно выскажу Вам свое мнение, но есливы все же будете стоять на своем, я предпочту погибнуть вместе с королем,нежели покину Ваше величество в борьбе. Все мои силы – в распоряжении ВашегоВеличества», - услышал среди прочего Вильгельм I, отложил манифест иназначил Бисмарка министром-президентом Пруссии.

Бисмарк пошел в атаку. «Не на либерализм Пруссии взирает Германия, ана ее власть. Пруссия должна собрать свои силы и сохранить их до благоприятногомомента. Не речами и постановлениями большинства решаются важные вопросысовременности, а железом и кровью!» – высказался премьер по своемуназначению.

Вся злоба, ранее адресованная королю, вылилась на «кровожадногоБисмарка». Король в качестве арбитра между Бисмарком и парламентом вознесся наподобающее ему место главы государства. Теперь вместо отречения монархатребовали отставки Бисмарка. Но король ждал, а Бисмарк, сгруппировав силы,заявил, что Конституция Пруссии позволяет решить спорные вопросы и безпарламента. Парламент впал в исступление. «Вам отрубят голову на центральнойплощади, а потом и мне», – сказал король Бисмарку. Но министр-президент ответил:«Кто обладает властью, должен ее применять», – взял солдат, пошел в ландтаги объявил его временно распущенным.

Потом Бисмарк «избавился от бездельников» и навел жесточайший порядок вгосаппарате. «Не более 24 часов на каждый документ, никаких коллегиальныхрешений. От работы никто не умирал, а действительную ответственность не можетнести анонимная коллегия с мажоритарным голосованием вроде совета министров»‚– говаривал премьер.

«Все мы носим в сердце идею национального единения, однако, длярасчетливого политика на первом месте всегда оборудование дома, а только потомего расширение», – так объяснял Бисмарк своему королю.И монарх был согласен, хотя непопулярные меры Бисмарка раздражали всех.

Дисциплинированный госаппарат обеспечил беспрекословное выполнение всехпоручений, восстановил общественный порядок, урегулировал финансовые вопросы,наладил интенсивную торговлю и обеспечил необходимые меры социальной поддержкинеимущих.

Осенью 1862 г. прусскому королю противостояли все политические силывнутри страны и вся Европа вовне. Но уже через год Бисмарк «методами кнута ипряника» унял внутреннюю оппозицию и мастерски перессорил между собойгосударства Европы.

При этом рубил по живому, концентрируя все силы и средства на самыхпередовых направлениях индустриального развития. И Пруссия пошла впередсемимильными шагами. Уже в первые годы экспорт вырос в 2,5 раза (и в нем сталидоминировать промышленные товары), мощность паровых двигателей - в 3 раза,инвестиции в железные дороги - в 4, производство стали превысило показателиФранции в 2 раза, прусская новинка - анилиновые красители завоевали мировойрынок, мелкий предприниматель Борзиг стал крупнейшим в мире производителемлокомобилей, Крупп - оружия, Сименс и Гальске - морских кабелей и телеграфныхпроводов, Унру – железных дорог и газовых агрегатов, Берлин превратился вкрупнейший машиностроительный центр.

Одновременно с экономической мощью рос международный авторитет Пруссии.И уже во время восстания Калиновского она диктовала свои условия. Английскийпосол ворвался к Бисмарку и по старой привычке принялся кричать: «Европа вамэтого не позволит!» «Кто это - Европа? - удивился Бисмарк. - Яслышал слово «Европа» от политиков, не отваживавшихся требовать от своегоимени…»

В 1864 г. во имя соблюдения Лондонского договора Пруссия в союзе сАвстрией разгромила союзника Англии Данию и отобрала у нее немецкие княжества.Дипломатия Бисмарк была столь изощренной, что Англии не смогла помешать.

Очередные предложения Австрии о косметическом реформированииГерманского союза Бисмарк отверг, заявив, что Пруссия из такого Союза вообщевыйдет, чтобы не тратить деньги на смену декораций, так как у Пруссии свойплан: равноправное объединение и союзные органы с властными полномочиями. Этотплан не устраивал Австрию. Бисмарк не настаивал и продолжал благоустраиватьПруссию.

В 1866 г. австрийцы отчетливо осознали: немецкие государства изаморфного союза устремились к расцветающей Пруссии. Австрия бросила на чашувесов все свое влияние в Германском союзе, выдавая себя за поборниканезависимости и пугая немцев диктатурой Вильгельма и его «верного пса».

«Не рассчитывайте, что нас можно связать фразами о дружбе и союзе, – сказал Бисмарк австрийскому посланнику. - Война с Австрией будетнеизбежной, если венское правительство возобновит подавление Пруссии».Много позже отставной канцлер объяснял: «Нелегко было избежать войны сАвстрией. Много дорог вело к объединению Германии, и нам пришлось пройти покаждой из них, и в последнюю очередь по наиболее опасной».

Австрия потребовала реформировать Германский союз с целью укреплениянезависимости немецких государств. - Бисмарк обнародовал прусский проектединого государства без Австрии и назвал Германский союз недействительным.Австрия объявила войну.

Бисмарк по поручению короля обратился к народу Пруссии и народамГермании: «В течение полувека Германский союз был оплотом не единства, араздробленности нации, утратил вследствие этого доверие немцев и намеждународной арене стал свидетельством слабости и бессилия нашего народа. Вэти дни Союз собираются использовать для того, чтобы обнажить оружие против Пруссии,которая сделала решающий шаг по пути удовлетворения национальных чаяний».

Армия Пруссии, организованная и оснащенная по последнему слову военнойнауки, пошла в наступление. В единственной грандиозной по численностиучастников битве у Садова (Кёниггретц) Австрия и ее союзники были окружены иразгромлены войсками Вильгельма I. Бисмарк во имя будущей дружбы ценой нервногосрыва убедил короля не входить в Вену. Франция вмешалась в мирные переговоры,не позволяя присоединить к Пруссии южную Германию и требуя себе немецкие землина левом берегу Рейна. Но Бисмарк на все претензии ответил кратко: «Прусскийкороль скорее пойдет на войну с Францией».

В результате победы Пруссия создала Северо-Германскую конфедерацию безАвстро-Венгрии (28 государств и около 30 млн. населения). 1 июля 1867 г.вступила в силу Конституция Северо-Германского Союза. Прусский король сталпрезидентом «союзного государства», а Бисмарк - союзным канцлером, единоличнымруководителем исполнительной власти. Северо-Германский союз неуклонно наращивалсвое влияние везде, где жили немцы, тесня Францию и превращая Австро-Венгрию всамого верного и преданного помощника во всех европейских делах.

Возмущенный «прусскими провокациями» Наполеон III 19 июля 1870 г.объявил Северо-Германскому Союзу войну, но уже через полтора месяца послемногочисленных поражений был разбит при Седане и попал в плен. Франциякапитулировала. По мирному договору было признано включение в союз южныхнемецких государств, а также Эльзаса и Восточной Лотарингии. 18 января 1871 годав Версале генерал-лейтенант Бисмарк провозгласил создание Германской империи –союза немецких государств во главе с кайзером (императором) Вильгельмом I.Кайзер назначил Бисмарка имперским канцлером.

Поскольку немецкие государства очень долго жили врозь, казалось, чтопреодолеть раздробленность невозможно. Но Бисмарк справился и с этим.19 лет он бессменно стоял у горнила слияния германские государства. Втаких условиях сохранение государственного единства было очень сложной задачей.Но Бисмарк успешно применял учение Гегеля о том, что именно глава государстваобеспечивает баланс всех интересов и целостность государства, и строилгосударственную политику на безусловном верховенстве воли императора.

Отдадим должное и величайшей государственной мудрости Вильгельма I,который (в отличие от своего внука и преемника Вильгельма II) не только доверял своему канцлеру в трудныеминуты, но постоянно терпел славу подданного, затмевающую венценосца, ложь отом, что Бисмарк рвется на престол, бесконечные доносы, недостатки взрывногохарактера канцлера: капризы, истерики, злые слова о самом императоре,бесконечные прошения об отставке, внезапные уединения.

Много раз своими решительными мерами канцлер вызывал «бурю» в стране. «Бисмаркнасилует Германию», – стенала оппозиция. Но потом великолепные результатырождали всеобщий восторг и поклонение.

Раздробленность финансовой системы была уничтожена решительнымвведением единой немецкой марки. Раздробленность правовой системы – оченьбыстрой кодификацией всего законодательства и упорядочением судоустройства.Феодальная раздробленность немецких государств – тщательнымадминистративным делением и совершенствованием системы местного управления.

Когда король Ганновера стал бороться за выход из союза, Бисмарк вопрекимонаршей солидарности добился решения кайзера о конфискации всего имуществаганноверца. Когда любимец публики Арним стал пренебрегать государственнойиерархией - Бисмарк довел дело до приговора за государственную измену (5 лет каторги).

Вековые традиции религиозного раскола между протестантской СевернойГерманией и католической Южной угрожали расколом страны по религиозномупризнаку. В 1872 г. католическая церковь начала борьбу за светскую власть папы,объявленного непогрешимым. Это вело к обособлению всех католиков Германии. НоБисмарк начал культуркампф: священникам запретили вести политическую агитацию,потом запретили религиозные организации, угрожающие общественному спокойствию.На циркуляр папы о недействительности германского законодательства длякатоликов Бисмарк ответил репрессиями (выслал и посадил всех непокорныхсвященников). Новый папа пошел на мировую, Бисмарк охотно пошел навстречу идобился безусловной реализации принципа «кесарю - кесарево, Богу – Божие». Римпрекратил борьбу за политическую власть в Германии - Германия постепенносвернула культуркампф. Бывший «злейший враг католической церкви» стал первым изпротестантом в истории, получившим от папы орден Христа с бриллиантом.

Уничтожение таможенных барьеров породило свободную торговлю иневиданную предпринимательскую активность. Но уже в 1873 г. разразилсяпромышленный кризис, а в 1875 г. - аграрный. Тогда юрист Бисмарк в очереднойраз углубился в экономические трактаты и окунулся в гущу проблем, порождавшихэкономические кризисы. Весной 1878 г. Бисмарк ввел государственную монополию наалкоголь и табак, установил жесткие таможенные пошлины и обновил Правительство.Так начинался государственный протекционизм, для реализации которого Бисмарксовмещал пост канцлера с должностью министра торговли и промышленности. Порядокв экономике был наведен с истинно немецкой пунктуальностью. Больше кризисов приБисмарке не было. Зато при Бисмарке был ежегодный промышленный рост около 50процентов, Германия по объему производства вышла на второе место в мире истремительно приближалась к показателям США; действовало 600 картелей исиндикатов, превращавших германскую экономику в единую и хорошо управляемуюсистему; средняя зарплата рабочих выросла в 15 раз и сделалась самой высокой вмире; появились первые в мире втузы; германские инженеры разработалидинамомашину, дизельный двигатель, химики - синтетические красители, лекарства,парфюмерию, высокопроизводительные способы получения серной кислоты и соды;германское земледелие стало самым интенсивным и механизированным в мире, внедрялисьискусственные удобрения, Германия вышла в лидеры по производству картофеля,свеклы, сахара, крахмала, спирта.

После 1871 г. и до отставки Бисмарка Германия не воевала. Умелаядипломатия сделала Берлин центром системы всех межгосударственных союзов. Всечаще и настоятельнее Германию призывали в качестве международного арбитра.

Когда призрак коммунизма грозил целостности и благоденствию империи,Бисмарк провел через рейхстаг исключительный закон, запрещающий партиямдеятельность, направленную на свержение государственного и общественного строя,а также угрожающую общественному спокойствию и согласию. 12 лет активногоприменения этого закона приучили даже самые радикальные партии бороться завласть только в рамках действующего законодательства.

Нарастание классовых антагонизмов Бисмарк встретил невиданной системойзаконов о социальном страховании (1883-1889) и с гордостью объявил, что вГерманской империи – «государственный социализм». А потом добавил: «А еслиэто и коммунизм, а не социализм, мне все равно. Я называю это практическимхристианством, воплощенным в законодательстве».

В эпоху колониальных захватов транспорт и индустрия Германии моглизадохнуться в кольце чужих колоний. Идя навстречу пожеланиям германскихпромышленников, Бисмарк в течение 1884-1886 годов провел блистательнуюдипломатическую операцию, в результате которой Великобритания и Франция покорноподелились колониями с Германией. Размер этих колоний в 5 раз превысил размер метрополии.

Рассказывают‚ в предсмертном бреду Бисмарк беспрестанно выкрикивал тоже, что так часто произносил в прошлом: «Исходя из общегосударственныхинтересов»

Такой вот - редчайший случай беззаветного служения государственныминтересам. Именно поэтому государство, созданное при участии Бисмарка, всегдавоскресало из пепла мировых войн.

В событиях 1918 и 1945 годов нет вины Бисмарка. Наоборот, он потому иушел в отставку, что не поддерживал стремление Вильгельма II к мировойгегемонии. Бисмарк не был захватчиком и диктатором, он был собирателем немецкихземель.

А то, что не удалось обойтись без «сцен насилия и жестокости»,обусловлено долгими десятилетиями разброда и шатаний. Вот почему нам надопоспешить с созданием Союзного государства, чтобы не ждать новогоБисмарка через 60 лет.