качай извилины здесь!

автор:

Основные направления общественной мысли
в России в 40-50-е годы XIX века
и их отражение в литературе

Введение

В развитии общественной мысли в России в 40-50-е годы XIX века отчетливо выделяются три периода:

1) 1840-1847 гг. – период идейного бурления, обусловленный заимствованием модных западноевропейских идеологий (гегельянских доктрин и французских социалистических учений), а также осмыслением достижений российской цивилизации. Наиболее яркими явлениями этого периода были: спор между западниками и славянофилами и формирование так называемых «пушкинского» и «гоголевского» направления в художественной литературе.

2) 1848-1855 гг. – период подавления свободомыслия, реакционного искоренения идей, вызвавших революции 1848-1849 гг. на Западе (во Франции, а также в германских и некоторых других государствах). Все выдающиеся мыслители и писатели России подверглись притеснениям и репрессиям. Многие оказались в тюрьме, в ссылке и (или) в эмиграции.

3) 1856-1859 гг. – период всеобщего увлечения реформированием, направленным на устранение недостатков, приведших к позорному поражению в Крымской войне. Российское общество и русская литература стали ареной стремительно ожесточавшейся борьбы между консерваторами, реформаторами и революционерами.

 

Важная особенность рассматриваемого периода состоит в том, что именно на 40-50 годы пришелся закат жизни и творчества целого ряда выдающихся поэтов начала XIX века (В.А. Жуковский (1783—1852), И.А. Крылов (1768—1844), П.А. Вяземский (1792—1878), Е.А. Баратынский (1800—44), Н.М. Языков (1803—46), В.Ф. Одоевский (1803—69), М.Ю. Лермонтов (1814-1841)) и первые пробы пера прозаиков принесших мировую славу русской литературе (И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой). В этой связи литературная критика иногда рассматривает данный период как переходный от золотого века поэзии к золотому веку художественной прозы.

 

Интересно, что Н. В. Гоголь (1809—1852) был живым свидетелем этого периода, названного Н.Г. Чернышевским «гоголевским периодом русской литературы», однако свидетелем отстранившимся, уехавшим за границу и увлеченным религиозно-мистическими размышлениями о спасении собственной души. За что его подвергли беспощадной критике все, считавшие себя последователями прежнего Гоголя. Особенно В.Г. Белинский.

 

Говоря об основных течениях рассматриваемого периода (которые в своем подавляющем большинстве могут считаться формами реализма) нужно иметь в виду и то, что ведущие течения прошлого: мистицизм, классицизм, сентиментализм, романтизм, символизм не исчезли и имели своих выразителей, пусть и не очень популярных.

 

1. Идейное бурление

В конце 30-х в начале 40-х годов XIX века император Николай I ослабил тоталитарный политический режим, сложившийся после восстания декабристов 1825 г. и польского восстания 1830 года для того, чтоб способствовать заимствованию научно-технических достижений Западной Европы.

Но энергичнее естествознания и промышленных открытий русское общество заимствовало самые модные европейские идеи того времени:

- гегелевскую философию в ее обеих разновидностях: старогегельянство, обосновывающие «разумность всего действительного» и младогегельянство, склонное революционными методами навязывать действительности все «подлинно разумное» (метание между обеими школами гегельянства демонстрирует Белинский, то демонстративно оправдывавший, то яро клеймивший действительность);

- социалистические утопии сенсимонистов (школ-сект последователей Клода Анри де Рувруа, де Сен-Симона), фурьеристов (общин-фаланстеров последователей Шарля Фурье) и популярнейшего социалиста-теоретика Пьера Жозефа Прудона. Перечисленные социалисты пропагандировали переустройство общества на принципах полного (в первую очередь экономического) равенства и обязательного труда для всех.

 

В то же время наблюдался очередной расцвет русской культуры в целом и русской литературы в частности. Творцы-классики начала XIX века разбудили национальное самосознание, внушили гордость за русскую нацию и надежды на великую будущность. А потому просвещенная общественность проявляла огромный интерес к прошлому и будущему развитию русской цивилизации.

Этим, в первую очередь, объясняется пристальное внимание к «Истории» Н.М. Карамзина и невиданная популярность публичных лекций Т.Н. Грановского по всемирной истории, читавшихся в 1843-1846 гг. в духе немецкой исторической школы, отыскивающей закономерные взаимосвязи и всеохватывающее единство исторических явлений.

С другой стороны, энергично развилась российская национальная этнография. В 1845 г. создано Русское географическое общество, где плодотворно работали С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин, А. Н. Афанасьев, В. И. Даль.

 

Как научная, так и художественная литература все больше увлекалась социальной проблематикой. Разнообразие мнений порождало множество кружков в Санкт-Петербурге и Москве, в том числе социалистических (М.В. Петрашевского, И.И. Введенского и А.И. Герцена).

Тех социальных идеологов, что считали высшей ценностью русскую самобытность, назывались славянофилами. Они:

- противились западному влиянию и называли его тлетворным;

- ругали Петра I и Александра I за политику заимствований продуктов загнивающей западной культуры;

- западную мысль считали бессодержательно-схоластической, а российскую (прямую наследницу восточного любомудрия) – конкретной и всеохватывающей интуицией, открывающей истинные пути благой жизни;

- в качестве собственного идеала живописали некую «Русь Изначальную» – патриархальную державу из туманной глуби веков, существовавшую во времена Московского княжества (царства) или Древней (Киевской или Новгородской) Руси;

- с мистической многозначительностью объявляли о некой особой миссии (мессианстве) русского народа, великих судьбах России;

- иногда разрабатывали теории панславянского единства.

Тех же, кто акцентировал внимание на отсталости России в сравнении с великими мировыми державами, называли западниками. Они:

- побуждали соотечественников к быстрому и полному заимствованию самых передовых достижений других государств (в основном западных);

- подчеркивали единство (общность) законов исторического развития для всех народов;

- различались между собой большим разнообразием взглядов (англоманы-галломаны, мистики-вольнодумцы, материалисты-идеалисты, государственники-либералы, гуманисты-естественники (позитивисты) и т.п.)

Самые последовательные западники – В.Г. Белинский и социалистический кружок Герцена-Огарева (входили Т. Н. Грановский, В. П. Боткин, И. С. Тургенев, Н. А. Некрасов и др.). Славянофилы же сплачивались вокруг семейства Аксаковых (их лидеры – А.С. Хомяков и братья Киреевские).

Споры между западниками и славянофилами об отношение философии (Гегеля) к теологии (Шеллингу), о соотношении всеобщего и самобытного велись в салонах А. И. Елагиной и Свербеевых и стали самыми яркими и яростными дискуссиями этого периода. В результате – полный разрыв 1844 года, сопровождавшийся прекращением личных отношений, враждой и бойкотом. Последующая, «ругательная» полемика велась через журналы и сборники.

Впрочем, надо иметь в виду слова Герцена о том, что «западники и славянофилы, подобно Янусу, смотрели в разные стороны, но сердце у них билось одно».

Почти все славянофилы и западники создавали художественные и публицистические произведения. Поэтому их споры существенно пополнили русскую литературу.

Славянофильский идеал патриархального воспитания в единстве с природой отражен в книге С.Т Аксакова «Детские годы Багрова-внука» (издана 1856 г.). Общественный идеал западников в книгах А.И. Герцена «Кто виноват?» (1846 о том, что подлинное счастье только в общественном служении прогрессу) и А.В. Дружинина «Поленька Сакс» (1847 о необходимости искоренения семейной и вообще всякой консервативной тирании).

 

Продолжение тех же споров можно обнаружить во все последующие времена. Их зачатки – в предшествующих периодах российской истории. К примеру, ярчайшим продолжателем славянофильского направления считается Ф. И. Тютчев.

Однако чаще всего творчество российских писателей представляет собой смесь западнических и славянофильских идей. Кроме того, многие писатели сотрудничали со всеми направлениями: как попеременно, так и одновременно.

 

В литературе этого времени помимо деления на западников и славянофилов имело место существенное размежевание и по другому вопросу. Те, кто считал главной задачей литературы вечные вопросы, стали относить себя к пушкинской традиции, основанной на вечных идеалах добра и красоты. Те, кто считал, что злоба дня важнее абстрактной вечности, относили себя к гоголевскому направлению.

 

2. Подавления свободомыслия

Революции 1848-1849 годов, в подавлении которых весьма энергично участвовало российское самодержавие (вплоть до военного вторжения в Венгрию), закончились разгулом реакции по всей континентальной Европе. Особенно остро это чувствовалось в России, где наступило «литературно-политическое безвременье», «эпоха цензурного террора», одна из самых темных полос в истории русской мысли.

 

Даже любимцы царской семьи В.А. Жуковский и Ф.В. Булгарин подверглись притеснениям.

Российская цензура запрещала слова «свободный» и «вольный» даже в поваренных книгах. Суровому наказанию подвергались все, позволявшие себе высказывания за рамками дозволенного. С особой жестокостью преследовались любые объединения, участники которых обсуждали политические вопросы.

2 апреля 1848 года был создан специальный Комитет для наблюдения над духом журналов.

В 1850 году Николай I запретил преподавать философию и обсуждать философские вопросы.

В 1848 г. М.Е. Салтыкова-Щедрина сослали, усмотрев в его повести «Запутанное дело» чрезмерный демократизм.

В марте 1849 г. посадили в крепость славянофила Ю.Ф. Самарина за рукопись о притеснении русских и арестовали И.С. Аксакова за письма той же тематики, приватно адресованные родственникам.

В апреле 1849 г. арестовали и едва не казнили весь признанный революционным кружок Петрашевского (где состояли Ф.М. Достоевский и А.Н. Плещеев) за обсуждение в духе Фурье освобождения крестьян, судебной реформы и смягчения цензуры.

Драматурга А.Н. Островского, тогда сотрудничавшего со славянофилами, отдали под гласный надзор полиции за «Свои люди – сочтемся».

В 1852 г. за восторженный некролог Гоголю И.С. Тургенев был арестован, а затем выслан из столицы. Цензура в последующем почти искоренила любые упоминания о Н.В. Гоголе.

В 1852-1853 годах славянофилы попытались вернуться со своими патриотическими сборниками, но первый же «Московский сборник» изъяли, отдав всех авторов под надзор полиции, а «Охотничий сборник» даже не разрешили издавать.

 

Под таким натиском всех думающих людей охватило уныние. В.Г. Белинский умер в самом начале репрессий (май 1848). Т.Н. Грановский растратил здоровье на азартные игры. А.И. Герцен окончательно осел в эмиграции (не стал «возвращаться с революции», ради которой выехал за границу в 1847 году).

Стала распространяться нелегальная литература (ее вершиной явился «Колокол» Герцена, издававшийся с 1857 года) и рукописные списки литературных произведений.

 

Сгладились и затушевались все идейные оттенки. Расцвело так называемое «чистое искусство» - «искусство ради искусства» (А.Н. Майков, Я.П. Полонский, А.А. Фет) и развлекательная журналистика. В литературе господствовала мелкотравчатая, бытовая тематика, а в публицистике разгорались приватные конфликты на почве личной неприязни между отдельными авторами и группами авторов. В этом смысле показательна яростная и оскорбительная перебранка того времени между «Отечественными записками» и «Современником».

 

Тем не менее, именно на этот период приходится начало популярности «новой русской», самобытной литературы: А.Н. Островского (о купеческом быте), А.Ф. Писемского (о провинциальной жизни); П.И. Мельникова (псевдоним А. Печерский) (этнографическая тематика). Идеологом этого направления был основоположник «органистики» («почвенничества») А.А. Григорьев.

 

3. Реформирование

Поражение в Крымской войне побуждало к поиску и устранению недостатков, приведших страну к столь катастрофическому конфузу. Кроме того, к власти пришел новый император Александр II. А смена власти в России неизменно порождала всплеск критики и прожектерства.

В результате страну захлестнул шквал критических замечаний, а высшие органы власти были завалены предложениями по совершенствованию всего и вся. Чаще всего затрагивались вопросы улучшения системы управления (в первую очередь местного самоуправления и судопроизводства), освобождения крестьян (отмены крепостного права) и свобода слова (печати).

Только знаменитые писатели (К.Д. Кавелин, А.И. Кошелев, Ю.Ф. Самарин, А.С. Хомяков, Ф.И. Тютчев, К.С. Аксакова и др.) подали на имя императора более сотни различных докладных записок с проектами всесторонних реформ. Даже И.С. Тургенев, всегда демонстративно пренебрегавший официозом, подал записку о всеобщем обязательном обучении.

Резко возросла популярность экономической литературы, особенно сверхпопулярных на Западе «Оснований политической экономии» Джона Стюарта Милля, впервые изданных в 1848 г.

 

Это был один из наиболее плодотворных периодов в истории русской литературы. Писали многие и писали много (быстро и обильно). Издавалось множество книг и толстых журналов.

Среди жаждущих перемен единства не наблюдалось. Едва ли не у каждого был свой набор «постыднейших недостатков» и «радикальных средств улучшения российской жизни». Однако усобицы требовали сил, и к концу 50-х годов наметилось сплочение трех больших, враждующих между собой лагерей: 1) консерваторов, видевших спасение России в восстановлении и развитии национальных традиций; 2) умеренных либерал-реформаторов, предлагавших постепенное совершенствование на основе поэтапного раскрепощения саморазвивающегося общества; 3) радикальных революционеров, уверенных в том, что только взрыв народного возмущения способен очистить Россию от многовекового наслоения пороков и дать простор новой жизни.

 

Начало обличений старого и привития нового было положено «Морским сборником», издававшимся под эгидой великого князя Константин Николаевича. Именно там появились первые обличения и статьи о правильном перевоспитании и воспитании.

Но тут же литературным центром стал созданный в 1856 г. журнал М.Н. Каткова «Русский вестник», резко критиковавший старые порядки и предлагавший планы создания новой жизни. Цель – пересадить в Россию английские правовую и политическую систему, а заодно законность, права и свободы личности. Сенсационными стали публикации в этом журнале статьей С.Т. Громеки о полицейских взятках и вымогательствах, а также «Губернских очерков» М.Е. Салтыкова-Щедрина.

 

Сложился популярный, имевший множество подражателей тип «литератора-обывателя», «художника-проповедника», стремящегося к общественной пользе. Даже А.Н. Островский («Доходное место» (1856), «Воспитанница» (1859), «Гроза» (1860)) стал восприниматься практически всеми как драматург-обличитель отживших свое деспотических нравов.

«Обломов» И.А. Гончарова (1859) был воспринят, как нелицеприятный анализ глубинных причин российской отсталости. «Обломовщина» сделалась кличкой, обозначающей дореформенную инертность и косность.

Зенита славы достиг и А. Ф. Писемский, напечатавший роман «Тысяча душ» (1858) и драму «Горькая судьбина». Особо впечатлил роман, где администратор нового типа Калинович напряженно борется со старым за торжество нового.

Поэзия в свою очередь равнялась на Н.А. Некрасова, все более ярко показывавшего, что такое «поэт-обличитель», «поэт-гражданин», «поэт-народник».

Получила признание поэзия Ф. И. Тютчева, А.К. Толстого и многих других. Вошли в моду произведения всевозможных юмористов и сатириков: В. и А. М. Жемчужниковых, В. С. Курочкина, Д. Минаева, М. И. Михайлова и др.

 

Однако уже в 1857 году оживились консерваторы и реакционеры, все решительнее требовавшие от властей сдержать неумеренные и оскорбительные обличения и прекратить призывы к уничтожению вековых достижений.

Одновременно наиболее радикальные реформаторы стали требовать более сильных и быстрых преобразований. Центром радикального настроения в конце пятидесятых годов становится "Современник" в лице главных своих теоретиков — Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова, добивавшихся перехода от туманной философии к позитивно-научному миропониманию и видевших пролог революции в любых проявлениях «новой жизни».

Уже в конце 50-х наметились первые признаки борьбы миросозерцаний и поколений, отраженные И.С. Тургеневым в романе «Отцы и дети». Вообще проблематика этого периода долгое время доминировала в творчестве Тургенева («Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Новь»).

 

Впрочем, самые ожесточенные схватки между сторонниками разных путей и методов развития России пришлись на 60-е годы. В конце 50-х еще можно было говорить о частичном сотрудничестве и взаимопонимании между представителями различных взглядов, поскольку все они в той или иной степени говорили о переменах во благо Отечеству, и никто их них не довел еще свою позицию до крайних форм.

Показательным явлением этого периода зачастую называют доминирование разночинцев в качестве авторов и главных героев литературных произведений.

 

Заключение

Даже на примере рассмотренного периода можно изучать, как и с какой периодичностью раскачивается российский политический маятник между «либеральной оттепелью» и «наведением порядка».

Нечто похожее Россия переживает и нынче.